Виртуальное кладбище «Новые Литераторские мостки»

Кладбища ведь, как и люди, умирают. После того, как на Литераторских мостках похоронили Маневича, затем Новоселова, для нынешнего цвета литераторов, художников, музыкантов, философов и т.д. Литераторские мостки умерли. Впрочем, так было всегда: за творцами приходили денежные мешки, и артистическая и художественная публика вынуждена была искать себе более достойные и менее дорогие места жизни и упокоения. Таковым неудобьем, а посему и доступным местом сегодня для меня видится виртуальное кладбище. (Замечу, что Литераторские мостки были названы так потому, что кладбище находилось в низине, и из-за грязи без мостков ходить было трудно.)

Кладбище — последнее ристалище культуры. Являясь редким островком сопротивления стерилизации и унификации культур, оно, наряду с аристократическими титулами, национальными костюмами и церковными приходами, хранит многообразие традиций. В постмодернистскую эпоху человек утрачивает самоидентификацию. Кочевье культурных границ лишает его определенности. И только после смерти он обретает ее, занимая заданное национальностью, вероисповеданием, имущественным положением место на кладбище. Кладбище, уплотняя время и тела, концентрирует память. Оно — сплошь закрытые страницы, на которых видим слова, выхваченные из небытия и брошенные остывать на камень. Его пространство создает атмосферу предельной серьезности, возможно, оставаясь единственным заложником ее, — игра последних знаков утрачивает легкость и подвижность, ибо оседает навечно. Рефлексия претендует на окончание, выбрав наиболее точных приближенных к означаемому. Это есть.

Предельно сжатым и одновременно понятным всем квантом сообщения в пространстве кладбища является эпитафия; она, в форме автоисполнения, встраивается в контекст памяти о смерти, приручения ее и подготовки себя к ней. Эпитафии возрождают заботу о существовании иного или своего другого тела, тела, в которое человек себя вписывает. Возрождение автоэпитафии сравнимо с заблаговременным выбором места, предуготовлением усыпальницы, изготовлением впрок гроба. Эпитафии сегодня — это способ вернуть смерть в культуру, вы(с)казать себя таким, каким не смогут или не захотят показать тебя родные. Ведь после заката жанра эпитафий (начиная с Нового времени) кладбище потеряло значительную долю своей привлекательности, прогулки по нему не таят больше открытий. Надгробная надпись свелась к пределу лаконичности — к прочерку между датами. Теряется умение обращаться со своим состоянием, возникающим на кладбище, созерцание и вслушивание в себя под сенью старых лип, у потемневших камней. Эпифания эпитафий лишается голоса — наступает эра дигитального видения: реальность уплощается как уплощается ландшафт современного кладбища, экран компьютера, пространство желаний.

Цель проекта — создать кладбище, объединенное идеей возрождения жанра эпитафии — интеллектуального способа обживания смерти, перед лицом которой только и возможно сохранить пафос серьезности. Симуляция близости к вечности провоцирует интенсивный диалог участников акции, вызывая из бессознательного память древних символов и чувство покоя, даваемое Океаносом. В нашей акции вы сможете не только прочесть эпитафию, но и (есть еще пока время) передать привет, задать вопрос о содержании начертанного, усомниться в стилистической ее законченности, посоветовать исправить и дополнить автоэпитафию и, наконец, просто восхититься и, что невозможно на реальном кладбище, — поведать об этом автору эпитафии. Проект, вписывающийся в рамки контрдесанта, противопоставляет предельно архаическую запись на «камне» тотальному наступлению виртуальной реальности компьютера. Ведь стесанная поверхность камня — своего рода первый экран, запечатлевающий (фиксирующий и хранящий) информацию и творческие импульсы. Попытка обрести компьютером надежность камня иллюзорна в той же мере, в какой иллюзорна создаваемая им виртуальная реальность.

Самая трудная часть для галерейного проекта — собрать и удержать у надгробий авторов эпитафий и часть вечности провести у своего произведения.

Для кладбища виртуального этой проблемы нет. Как нет и проблемы национального разъединения, о чем поведал в своей книге «Мастерская Платона» (2000) ведущий танатолог Петербурга Андрей Демичев: «Из разговора Абдусалама Абдулкеримовича Гусейнова и Вадима Львовича Рабиновича в коридоре Института философии Российской Академии наук:

- Много у нас с тобой, Вадим, общего, а вот кладбища будут все-таки разные.

- Ну почему же обязательно разные. Может быть, на Новодевичьем сойдемся».

Дружба домами на нашем кладбище может плавно перерасти в дружбу могилами. Как пространство мысли и культуры, пантеон открывателей и героев, так и… виртуальное кладбище более объединяют, чем разъединяют.

Этот проект, как кажется, имеет футурологический потенциал. Возможно, что в будущем у человека останется единственная возможность хоронить себя на виртуальном кладбище. Хотя, как промежуточный вариант, в недалеком будущем оно может иметь твердую копию.

Начало проекту было положено на Корабле «Штубниц» и Галерее «Борей» в Санкт-Петербурге в августе 1994 г. Создан: июль-август 1994, дополнен осенью 1999. Интернет-версия проекта реализована в 1999 сетевым куратором Николаем Кононихиным.

Сергей Спирихин — писатель, художник


ОН ВОСХИЩЕН


***


Александр Скидан — поэт


ЗДЕСЬ СТОИТ


***


Л.Г.Джиральди — гуманист


ЧТО СТОИШЬ, ПУТНИК? ТЫ ВИДИШЬ ГРОБНИЦУ ЛЕЛИО


ГРЕГОРИО ДЖИРАЛЬДИ


***


Валерий Савчук — философ


КУЛЬТУРА — КРОВОЖАДНА


***


Сергей Фокин — батаевед


ПЕРЕВОДЯ СЕБЯ,


ОН ПРОВЕЛ ЕЕ


***


Ольга Суслова — семиолог


ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ ЗАПЯТАЯ


***


Семен Левин — писатель


БЕСПОКОИТСЯ ТОТ,


КТО МОГ БЫ ПОКОИТЬСЯ


***


Петр Рейхет — художник


ДЕСЯТЬ ЛЕТ Я ИСКАЛ ДОРОГУ ДОМОЙ,


А ТЕПЕРЬ ЗАБЫЛ ОТКУДА ПРИШЕЛ


***


Ирина Ильина — искусствовед


АВТОР ВЫРАЖАЕТ ГЛУБОКУЮ


БЛАГОДАРНОСТЬ ТЕМ,


БЕЗ КОГО ЭТА АКЦИЯ


МОГЛА БЫ НЕ СОСТОЯТЬСЯ


***


Алексей Курбановский — искусствовед


Ph. D.


***


Павел Крусанов — писатель


СПУСТИЛСЯ В МОГИЛУ


КУДА ДАЛЬШЕ?


***


Наль Подольский — писатель


НЕ ЗАЛЕЖАТЬСЯ БЫ


***


Андрей Демичев — танатолог


ЗАНИМАЛСЯ СМЕРТЬЮ


ИГРАЛ С НЕЙ


НО ВСЕ РАВНО УМЕР ПОКА


***


Андрей Хлобыстин — художник, издатель, куратор


Я ВАС УМОЛЯЮ


***


Аркадий Драгомощенко — поэт


(Автоэпитафия в виде инструкции)

ПОСКОЛЬКУ ПОСЛЕ КОНЧИНЫ Я НАМЕРЕН ПРЕВРАТИТЬ СЕБЯ ПОСРЕДСТВОМ ВЫСОКИХ ТЕМПЕРАТУР В МАТЕРИАЛ, ИМЕНУЕМЫЙ ЗОЛОЙ, ТО, ПОЛЬЗУЯСЬ СВОИМ НЕПРЕЛОЖНЫМ ПРАВОМ, НАСТАИВАЮ НА ТОМ, ЧТОБЫ КАЖДАЯ ЧАСТИЦЫ ЗОЛЫ БЫЛА НАДПИСАНА СЛЕДУЮЩИМ ОБРАЗОМ: В ЧЕТНУЮ ЧАСТИЦУ ДОЛЖНО ВПИСАТЬ ИМЯ ДХАРМЫ ШИ, В НЕЧЕТНУЮ ЖЕ ЧАСТИЦУ ИМЯ ДХАРМЫ ЦИ. ВОЗМОЖНО И НАОБОРОТ. ВО ВРЕМЯ ВЫСЫПАНИЯ ЗОЛЫ НА ПОВЕРХНОСТЬ ВОДЫ, ЕСТЬ НАДЕЖДА, ЧТО ПЫЛЬ СЛОЖИТСЯ В НАДПИСЬ: «БЛАГОПРИЯТЕН БРОД ЧЕРЕЗ ВЕЛИКУЮ РЕКУ». ЕСЛИ ЭТОГО НЕ ПРОИЗОЙДЕТ, ТОГДА ЧИТАЙ ТАК: «УТРО ВОЗВРАЩАЕТ ТО, ЧТО СОКРЫЛА ОТ ГЛАЗ НОЧЬ».


***


Дмитрий Пиликин — художник, куратор


ВСЕ ЭТО ИСКУССТВО — МЕРТВОЕ


***


Олег Великий — архитектор


БОРОЛСЯ С ЖИЗНЬЮ И, НАКОНЕЦ, ПОБЕДИЛ


***


Сергей Коровин — писатель


ЖИЛ И УМЕР


***


Григорий Сковорода — философ


МИР ЛОВИЛ МЕНЯ, НО НЕ ПОЙМАЛ


***


Александр Секацкий — необаталист


ПОЙМЕТ МЕНЯ ВСЯКИЙ,


КТО ВОЙДЕТ В МОЕ ПОЛОЖЕНИЕ


***


Елена Долгих — критик, писатель, журналист


НЕ ИЗНУРЯЙ СЕБЯ ПОИСКОМ СМЫСЛА


***


Александр Ляшко — фотограф


У СМЕРТИ — ТОЧНАЯ ВЫДЕРЖКА


***


Марина Колдобская — арт-критик, художник, журналист


УШЛА НА БАЗУ


***


Дмитрий Шубин — художник


<head>


<meta name="ARTIST" content="DMITRY SHUBIN">


</head>


</body>


</art>


***


Светлана Козак — галерист


ПОКОЙ НАМ ТОЛЬКО СНИТСЯ


***


Юрий Каменский — детский писатель


ОСТАНОВИСЬ, ПРОХОЖИЙ, МНЕ, ЛЮБИВШЕМУ


КРАСИВЫХ ЖЕНЩИН И КРАСНОЕ ВИНО — ТАК ОДИНОКО…


***


Александр Китаев — фотохудожник


ЛЮБИЛ БЕЛЫЙ СВЕТ,


НО ЖИЛ В ПЕТЕРБУРГЕ.


ЛЮБИЛ БЕЛЫЙ СВЕТ,


НО ПОЛЖИЗНИ ПРОВЕЛ ПРИ КРАСНОМ.


***


Дмитрий Кузьмин — поэт, критик, филолог, переводчик, издатель


ПАЛ В НЕРАВНОЙ БОРЬБЕ С ЭНТРОПИЕЙ.


ПОКОЙСЯ С МИРОМ.


Безутешный противник


***


Евгений Юфит — кинорежиссер, художник, фотограф


ОБЕЗЬЯНА ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЧЕЛОВЕКА ТОГДА, КОГДА ВПЕРВЫЕ ПОДНЯЛА КАМЕНЬ, ЧТОБЫ ДОБИТЬ ДРУГУЮ ОБЕЗЬЯНУ


***


Михаил Уваров — философ, культуролог


ОН ВЕРНУЛСЯ


***


Александр Потолицын — художник и славянофинн


С 1965 ПО 20… ЗДЕСЬ ЖИЛ И НЕ РАБОТАЛ…


***


Лариса Скобкина — куратор, художник, поэт


В ОЖИДАНЬИ ЛЮБВИ


НЕЗАМЕТНО ВСЯ ЖИЗНЬ


ПРОЛЕТЕЛА


***


Алексей Кострома — художник


ЛУЧШЕ ВЕЧНО ЛЕЖАТЬ,


ЧЕМ ВЕЧНО СТОЯТЬ


***


Валерий Лукка — художник


НИЧЕГО НЕ ВИЖУ


***


Игорь Баскин — художник


ИГОРЬ БАСКИН


***


Николай Кононихин — куратор, арт-критик, коллекционер


ВИРТУАЛЬНО ЖИЛ — ВИРТУАЛЬНО УМЕР


СТРЕМИЛСЯ В ВЕЧНОСТЬ, А ПОПАЛ В СЕТЬ


***


Комельфо (Наталья Мельникова и Владимир Фомичев) — художники


КОМЕЛЬФО — ОБОИ


***


Вадим Флиссак — художник


ПОСЛЕ СМЕРТИ ГРЕХИ ОТПУЩЕНЫ


ЦЕНЫ ТОЖЕ

ДРУЖЕСТВЕННЫЙ ОБМЕН ЭПИТАФИЯМИ

Елена Долгих — Валерию Савчуку


ОН МЕРТВ, НО РАНА ЕГО ЖИВЕТ


***


Валерий Савчук — Елене Долгих, критику, писателю, журналисту


НАС ИСКУШАЮТ БОЛЕЕ


ТВОИ ПРОЖИЛКИ ЗЛА


***


Аркадий Драгомощенко


Эпитафия на могилу нового русского


СПИ СПОКОЙНО, ПОНЯЛ?!!!


***


Валерий Савчук — Алексею Костроме, художнику


ЗЕМЛЯ ТЕБЕ ПУХОМ


И ПЕРОМ, ПЕРОМ …


***


Любава Морева — Валерию Савчуку, неподражаемому апологету крика:


ТЫ БУДЕШЬ ЖИТЬ ВЕЧНО


В СХЛИПЕ SILENTIUM'А


***


Валерий Савчук — Любаве Моревой


ТЫ — ПЕРВЫЙ ОРГАНИЗАТОР ФИЛОСОФИИ

Добавить комментарий