Социокультурное измерение глобализации и современная Россия

[32]

Глобализация — становление единого экономического, политического, информационного и социокультурного пространства становится объективным фактом мировой истории. Но означает ли глобализация полное стирание всех национально-культурных [33] особенностей, тотальную социокультурную унификацию? Можно ли без оговорок согласиться с утверждением: «Современная социальная философия и отечественная мысль приняла в вопросе о синтезе культур стратегему, предложенную глобалистическим проектом. Глобализация, как наиболее реалистическая перспектива мира, похоже, стала аксиомой понимания современных проблем отечественной трансформации» 1.

К сожалению, «наиболее реалистическая перспектива мира» часто понимается как культурная унификация на западноевропейский или американский манер. Но если эта, навязываемая человечеству глобализационная модель будет реализована, мир станет одномерным, одноцветным и необратимо утратит способности культурного саморазвития. Вспомним историю. Ведь сама европейская культура чужда всякой унитарности. Она стала великой культурой только потому, что обладала способностью к диалогу. Она не только терпела культурное «инакомыслие», конфликты, но только ими и жила. Как справедливо подчеркивается, «самый склад европейского мышления дуалистичен, дихотомичен, исходит из наличия различных, гетерогенных элементов: диалог при этом выступает в качестве снятия противоречий, продвижения проблемы на новый уровень развития» 2.

Между тем раздаются голоса, что, вступая на стезю глобализации, в ходе осуществления либеральных реформ Россия должна забыть свою тысячелетнюю историю и культуру, поменять свой менталитет и культурно-генетический код, социокультурные основания своей цивилизационной идентичности. Методы этой перестройки сознания на европейский, а еще лучше американский манер, по мнению нынешних вестернизаторов России, должны быть жестки, беспощадны и радикальны: «Наша культура, наш социум должны удариться о дно и только после действительно шоковой терапии способны преобразоваться» 3.
[34]

Гайдаровская реформа, разгромившая экономику страны, показала, что шоковая терапия как метод «отечественной трансформации» способна только разрушать, но никак не созидать. И где гарантии, что после предлагаемой социокультурной шоковой терапии сохранится некогда великая русская культура, и россияне не окажутся в положении айтматовских манкуртов — людей, утративших историческую память народа, в положении «Иванов, не помнящих родства», то есть людей, потерявшими право называться людьми?

Предполагаются тщательно разработанные планы перестройки сознания неразумных россиян на «правильный» иноземный лад. Так, согласно точке зрения И.Г. Яковенко, нужно категорически запретить русские народные сказки, отечественные мультфильмы, стихи А.И. Барто, которые формируют неправедный, антилиберальный менталитет россиян. Дается целый список культурных явлений, которые, по его мнению, способствовали бы «либерализации» и «демократизации» российского общества. На вершине списка шедевры американского масскульта: «Можно пожалеть о том, что в 60-е годы иссякла великая традиция американского вестерна. Вестерн — один из величайших мифов XX века, воплотивший ценности индивидуализма и либерализма. Вестерн стоило бы показывать по утрам, каждое воскресенье на TV и распространять в видеопрокате» 4. Напомним, что этот «величайший миф» попутно проповедовал социал-дарвинизм, расистские идеи превосходства белых захватчиков над коренными жителями Америки — индейцами.

В общем, суть культурной политики И.Г. Яковенко весьма проста: запретить русский фольклор и классику, всемерно насаждая американскую низкопробную поп культуру. Это весьма напоминает культурную политику Третьего Рейха, когда на площадях пылали костры из запрещенных книг классиков мировой литературы и везде продавали «Майн Кампф».

Появляются настроения фатальности происходящего, обреченности «высокой» российской культуры. Так, по мнению А.О. Флиера, «высокая» культура, не выдержав столкновения с рынком, исчезает. Эффективно противостоять маргинальным субкультурам может лишь культура «либеральных ценностей», по преимуществу [35] американская. Г-н Флиер полагает, что «высокая культура уже вышла из борьбы за сердца и умы людей. Поэтому «задача государственной политики в отношении «высокой» культуры видятся не столько в развитии, сколько в консервации имеющегося культурного потенциала, а главное — в спасении его школы» 5. Характерно, что это — мнение известного ученого, декана факультета культурологии и искусствознания Московского Государственного Университета культуры.

Невозможно согласиться с подобной точкой зрения. «Законсервированная», застывшая культура — это мертвая культура. И совершенно очевидно, что без мощной финансовой поддержки государства культура обречена. Государство «ушло» из экономики, породив ее развал. Отказ государства от поддержки культуры будет означать социокультурную катастрофу.

По данным Госкомстата в 2000 году житель российского села выделял на культуру всего 88 копеек в месяц, а горожанин клал на алтарь культуры 7 рублей 93 копейки 6. И если билеты в столичные театры подчас «зашкаливают» за 1000 рублей, то ясно, что большинство россиян вынуждено потреблять культурную похлебку из самой дешевой американской кинематографической «чернухи» и «порнухи».

Как совершенно справедливо подчеркивает А.С. Панарин, «когда произошла капитуляция в области культуры — отстраненность от опыта отцов, от национальной традиции в пользу заемной, политическая капитуляция становится вопросом времени» 7.

Напомним также завет выдающегося французского антрополога К. Леви-Стросса: «Нет, не может быть мировой цивилизации в том абсолютном смысле, который часто придается этому выражению, поскольку цивилизация заключается в этом сосуществовании. Мировая цивилизация не могла бы быть ничем иным, кроме как коалицией культур, каждая из которых сохраняла бы свою оригинальность. Священная обязанность человечества охранять себя от слепого партикуляризма, и никогда не забывать, что никакая часть [36] человечества не обладает формулами, приложимыми к целому, и что человечество, погруженное в единый образ жизни, немыслимо» 8.

Борясь с прозападной, проамериканской версией глобализации, отстаивая национальную самобытность, великую русскую культуру, Россия защищает не только себя, но и выполняет свой долг перед человечеством.

Примечания
  • [1] Дудник С.И., Солонин Ю.Н. Парадигмы исторического мышления XX века. СПб., 2001. С. 143.
  • [2] Фадеева Т.М. Единая Европа: наследие и судьба // Вопросы философии. 1992, № 4. С. 109.
  • [3] Российская модернизация: проблемы и перспективы (Материалы «Круглого стола») // Вопросы философии. 1993, № 7. С. 22.
  • [4] Яковенко И.Г. Предпринимательские ценности в маргинальной среде // Общественные науки и современность. 1994, № 5. С. 203.
  • [5] Флиер А.О. О новой культурной политике в России // Общественные науки и современность. 1994, № 5, С. 21.
  • [6] Комсомольская правда. 24 августа 2001.
  • [7] Панарин А.С. Искушение глобализмом. М., 2000. С. 184.
  • [8] Наш современник. 1994, № 1. С. 125.

Добавить комментарий