По следам коллоквиума: об ориентирах и темах современной французской эстетики

[99]

Отдавая себе отчет в том, что материалы одного коллоквиума не могут дать достаточного основания для обобщения, заявленного в названии, считаю все же возможным выделить ряд моментов, которые представляют для нас интерес. Случай, когда на факультет приезжают для обмена мнениями сразу более десятка видных специалистов из известного динамическим характером Университета Париж 8, прямо скажем редчайший. С 15 по 18 сентября на философском факультете СПбГУ кафедрой этики и эстетики совместно с отделением философии Университета Париж 8 был проведен коллоквиум на тему «Искусство, эстетика, философия». Идея его проведения была высказана осенью 1998 г. г-ном Жаком Пуленом (кафедра ЮНЕСКО философии культуры и институций на отделении философии Университета Париж 8), читавшим лекции во Французском коллеже при СПбГУ и выступившем также на нашем факультете, когда и зашел разговор о возможности такой формы работы. Активность и настойчивость Ж. Пулена помогли добиться финансирования коллоквиума не только ЮНЕСКО, но и дипломатических учреждений Франции.

К «парашютному — по их собственному выражению — десанту» французских коллег присоединился известный немецкий философ Д. Кампер (Свободный Университет Берлина), выступивший по проблемам современного искусства очень остро и содержательно.

Каждый из четырех дней работы был связан с определенной темой: от эстетики искусства к художественной коммуникации; художественная мысль; экспериментальная практика в современном искусстве; образ человека в кино и эксперимент с экзистенцией. Таким образом можно было познакомиться с мнениями коллег по достаточно широкому кругу проблем не по книгам, а в живом общении при том, что в обсуждении участвовали ученые нашего факультета и Педагогического университета им. Герцена. Часть докладов будет опубликована в двух изданиях: во втором номере факуль- [100] тетского журнала «Новые позиции в философии» и в одном из ближайших выпусков известных «Метафизических исследований». У участников коллоквиума сложилось, очевидно, свое представление об основных проблемах, поднятых гостями. Мне же представляется возможным выделить ряд следующих моментов.

Прежде всего было ясно, что, как и нас, французских коллег интересуют возможности современного искусства, расставшегося с «эстетизмом» прошлых времен и включившегося в отличающий наше время эксперимент человека с собой и с окружающей средой, заставить, драматизируя повседневность, почувствовать тот мир, который создает искусство перед лицом головокружительно меняющейся действительности, мобилизовать скрытые возможности чувственности человека и его способности к общительности. Вместе с тем, не менее значимыми выступили и возможности эстетики и философии, столь чувствительной последние десятилетия к художественной практике, выявить в ней силы как освобождения, так и отчуждения человека, обсудить проблемы сенсибилизации его познавательных способностей.

Заметно проявилась ориентация на поиск собственных более глубоких обоснований эстетических проблем, в частности, такой как произведение искусства. При этом критика направлена на американских эстетиков А. Данто и Ж. Дики, предложивших для определения вещи как произведения искусства мнение «мира искусства» (Art world), то есть причастных к искусству критиков, знатоков, самих художников, продавцов предметов искусства. Звучавшая на коллоквиуме критика этого институционального подхода характерна для современной французской эстетики, поскольку она повторяется в ряде работ. Исключением при этом являются такие исследователи как Ж.-М. Шаффер и Ж. Женетт. Не слышно было и ссылок на современных немецких эстетиков и философов. Исключением может служить только В. Беньямин, поскольку в выступлениях его имя повторялось неоднократно в разной связи. Отметим, что работы этого автора пользуются уважением. В. Беньямина начали переводить во Франции еще с 20-х годов, но только в 1981 году авторитетный журнал «Ревю д’эстетик» посвятил целиком его наследию свой № 1. Участник коллоквиума Ж.-Л. Деотт исследовал эстетику В. Беньямина в работе «Человек стекла»(1998).

В выступлениях французских коллег проживаемое нами время воспринимается как такое, которое уже сменило постмодернизм, о наших днях в шутку следует говорить, по их мнению, как о постпостмодернизме. Это подтверждается и рядом эстетических исследований, когда постмодернизм рассматривается уже как свершившееся, не дающее новых плодотворных идей явление.

Следует еще раз заметить, что выступавшие принимают современное искусство как живое, раскрывающее, при всех возможных негативах, новые [101] возможности художественной коммуникации. Это отличало участников коллоквиума от тех критических в отношении искусства оценок, которые мы некоторое время назад слышали в лекции Жана Бодрийяра и знаем по его работам.

Темы, которые можно выделить из звучавших на конференции выступлений, следующие:

  • Состояние эстетики как кризисное, объясняемое, с одной стороны проекцией на нее философских систем, при которой анализ искусства заводится в тупик (как критический пример — знаменитые «башмаки Ван-Гога» у Хайдеггера), с другой стороны легкостью высказываний об искусстве, когда описание скорее подражает искусству, чем анализирует его.
  • Поиск константы, которая дает возможность удержать специфику, например, живописи, речь шла о поиске такой константы Ж.-Ф. Лиотаром («место начертания», прорыв желания, отрицание «истории искусства», созвучное «Воображаемому музею» Мальро, искусственность музеизации произведений искусства).
  • Понимание изменений в искусстве как смены кодов, невозможность работать в геометрических кодах (линейная перспектива), о чем говорил, в частности, практикующий художник и научный сотрудник Париж 8, о переходе к цифровым кодам, о значимости гармонических рядов Фибоначчи.
  • Обнаружение внутреннего единства выразительности при работе со словом и с жестом («собирание» слова в поэзии и жеста в хореографии, о котором ярко говорил Ф. Танселен, директор Центра Творчества Поэтических Пространств Университета Париж 8).
  • Эксперимент в искусстве кино, его значимость. Пример — попытка М. Дюшана получить не линейное, а хаотическое движение уже в 10 — 20-е годы ХХ века. Позитивная оценка эксперимента в выступлении руководителя кино-центра Париж 8 пришла в противоречие с мнением об эксперименте как таковом в видеоинтервью А.Н. Сокурова, которое он дал проф. Е.Н. Устюговой для этого коллоквиума. Наш известный кинорежиссер считает чистый эксперимент важным исключительно для того, кто его проводит.

Прошедший коллоквиум особенно интересовал наших коллег как форма установления непосредственных отношений между университетами, которая может быть более эффективной, чем обмен стажерами, особенно для уменьшения различий научных «языков», на которых мы говорим. Представляется, что публикация текстов коллег из Франции у нас и наших текстов в материалах коллоквиума у них будет одним из шагов в этом направлении.

Добавить комментарий