Гармония «цветущей сложности» - союз этики и эстетики

[68]

Как ни странно, но юбилеи всегда возникают неожиданно и сопровождаются возгласом: «Неужели, так быстро прошло время!».

Но затем, после подсчетов и раздумий, приходит пора воспоминаний. В сознании всплывают имена и даты, события и праздники, горестные утраты и новые пополнения, опубликованные книги и научные дискуссии, совместные выезды и публичные выступления… всего не перечесть!

Выцветшая бумага изданных монографий, сборников научных трудов, учебных пособий, авторефератов бережно хранит автографы признания и уважения, надежды и благодарности.

Не менее интересно перебирать старые фотографии, на них, как на «переводных картинках», постепенно проступают прежние черты — молодых, приветливых, очаровательных и обаятельных преподавателей и аспирантов кафедры этики и эстетики.

В те далекие годы круг ученых, занятых проблемами этики и эстетики, был достаточно узким, все были связаны не только общими интересами, но и дружбой, которая бережно хранится и поныне. Хочу особенно отметить, что становление научного направления просто невозможно без сообщества людей, расположенных друг к другу, объединенных взаимным притяжением и симпатией. Соперничество, зависть, недоброжелательность, высокомерие, холодность могут разрушить хрупкий мир научного сотрудничества, вызвать отчуждение и стремление избегать научных и человеческих контактов.

К счастью, эта опасность «обошла стороной», не изменив притягательности личных отношений и научный авторитет кафедры.
[69]

Основное «ядро» бережно хранит традиции научной школы и поддерживает это в новых поколениях.

Кафедре всегда было присуще чувство самоиронии, когда ее называли «кафедрой этики, эстетики и косметики», или когда наивно предполагали, что между этикой и эстетикой нет особой разницы. Возможно, именно поэтому общая тема научного направления была связана с выяснением связи «Этического и Эстетического».

Нет необходимости и возможности анализировать развитие этой проблемы в трудах кафедры. Это задача особого и, возможно, не юбилейного издания. Хочу только подчеркнуть удивительную прочность научного фундамента кафедры, обоснованность и достоверность исследований, определивших ее авторитет и устойчивость в мире перемен.

Многие кафедры сменили названия, прибавили новые направления, вообще исчезли из вузовской и академической науки, а кафедра «Этики и Эстетики» философского факультета Санкт- Петербургского Университета «стоит неколебимо», сохраняя, в основном, свою целостность и даже располагаясь почти в том же месте.

Вот об этом феномене «Genius Loci» можно размышлять особо.

Не претендуя на полноту изложения, могу представить лишь несколько позиций по этому поводу.

В названии своей статьи я воспользовалась понятием известного русского философа Константина Леонтьева. В определенном смысле, гармония цветущей сложности воплощает смысл деятельности коллектива кафедры этики и эстетики на протяжении многих десятилетий.

Необходимо вспомнить, что ее организация совпала с периодом «Оттепели», временем надежд на изменение духовного климата, расширением диапазона контактов, преодолением догматизма, идеологических клише, цензурных запретов.

Конечно, идеологический монолит еще был достаточно крепок и в нем появлялись пока мало заметные трещины. Но все-таки появлялись, и именно они поддерживали надежды на свободу творчества, многообразие теорий, тенденций, взглядов.

На кафедре это «сложное многоцветье» поддерживалось и поощрялось. Вспоминаю знаменитый портфель Владимира Георгиевича Иванова, заведующего кафедрой, в котором всегда были многочисленные «новинки», обнаруженные им в развалах букинистических магазинов и знакомившим нас с великим наследием русской и западной философской литературы.

Расширение горизонтов философской эрудиции стало основным требованием научной работы.

Преодоление однообразия, унификации, стремление к обоснованию оригинального подхода в исследовании проблем этики и эстетики становилось традицией научного анализа.
[70]

С другой стороны, становление нового направления отличалось «открытостью» и междисциплинарным взаимодействием со специалистами других наук. Поэтому круг друзей и « поклонников» кафедры постоянно увеличивался. С кафедрой сотрудничали и обсуждали многие проблемы историк философии Ю.А. Асеев, социологи И.С. Кон, В.А. Ядов, А.Г. Харчев, Л.Н. Коган, В.Т. Лисовский. Всех трудно назвать. Но с их участием раскрывались «двери в мир», были встречи на конгрессах и конференциях в разных научных центрах.

Важно отметить также уникальное содружество «чуть» старших и младших членов кафедры, объединенных общими идеями и заботами. В воспоминаниях М.С. Кагана «О времени и о себе». СПБ, 1997) удивительно точно воспроизведена этико-эстетическая атмосфера кафедры. Высокая творческая активность старших постоянно поднимала «планку» для всех, увеличивая энергетический потенциал аспирантов и преподавателей.

Духовное лидерство и творческая работоспособность всегда отличали кафедру, способствуя становлению научной школы этики и эстетики. Конечно, в этом соединении были периоды разной напряженности, но всегда они гармонично дополняли друг друга.

В те годы кафедру возглавлял удивительный «триумвират»: В.Г. Иванов, Н.В. Рыбакова и М.С. Каган. Именно они задавали общий тон кафедральных отношений и создавали авторитет в городе и в стране.

Ныне кафедра находится в периоде творческой зрелости. Она стала Домом для ее выпускников, успешно развивающих этику и эстетику в гармоничном единстве. Возрождение России в значительной степени зависит от духовности, духа гуманности, милосердия, доброжелательности, взаимопонимания, идеалов красоты, столь необходимых каждому человеку.

В Добрый путь, дорогие!

Добавить комментарий