Регионалистика и аксиология

[101]

Кафедра этики и эстетики Санкт-Петербургского университета, сорокалетие которой мы отмечаем, — одна из самых знаменитых в гуманитарном научном сообществе России. Именно здесь рождались и развивались многие новые методологические идеи изучения эстетики, этики, культу- [102]
ры, создавались (впоследствии широко известные) коллективные труды по истории эстетической мысли, истории мировой художественной культуры, истории философской культуры. Научные издания кафедры весьма объемны — приблизительно около трех тысяч публикаций, причем периоды особо активных исследований и изданий падают на 70-е гг., середину 80-х и вторую половину 90-х годов. Многие труды кафедры имеют фундаментальный характер. В частности такие выдающиеся работы М.С. Кагана как «Философия культуры», в которой содержится опыт применения систематического подхода к изучению культуры или же оригинальная «Философская теория ценности». Им создано более 500 работ. Многие издания ученых кафедры концептуально целостностны, инновационны и интересны. В этом отношении показательны книги и В.В. Прозерского, Е.Н. Устюговой, Э.П. Юровской, Т.А. Акиндиновой и других преподавателей. В кратком выступлении нет возможности назвать все значимые издания и их авторов.

Следует отметить значительное влияние научных исследований кафедры на многие области познания, в частности, на регионалистику. В трехтомном труде кафедры, посвященном истории мировой художественной культуры, были выделены два уровня изучения специфичности художественного развития человечества — региональной и национальной, что позволило выявить закономерности регионализации культур и типологическую представительность художественной жизни крупных регионов мира, включая Россию. Это направление познания истории культуры продолжает развиваться.

Регионалистика складывалась не только на базе философии, культурологии, эстетики. Дифференциация наук и обособление региональных разделов естествознания и обществознания еще в XVII—XVIII веках привело к возникновению региональной географии, геологии, статистики и т.д. Основу региональной парадигмы в науках заложила теория районирования XIX века (Гумбольдт, Риттер, Арсеньев и др.). В середине 50-х годов нашего века возникло комплексное научное направление, порожденное необходимостью синтеза знаний на региональном уровне. Появилось понятие «региональная наука» (У. Айзард). Внедрение системного подхода в эту науку наполнило термин «регион» системным содержанием. В последние годы региональные исследования бурно развиваются и в этом отношении показательна замечательная, хотя и отчасти спорная, книга историков и лингвистов Санкт-Петербургского университета «Основания регионалистики. Формирование и эволюция историко-культурных зон», созданная Г.С. Лебедевым, А.С. Гердом, В.А. Булкиным и В.Н. Седых (1999). Она убеждает в том, что регионалистика действительно становится макродисциплиной, которая оперирует обобщенными, итоговыми результатами специализированных иссле- [103]
дований, проведенных отраслевыми дисциплинами (археология, этнография, культурантропология, история, география, лингвистика, экология и др.).

Регионалистика сближается теперь с другой макродисциплиной — культурологией. Они оказываются взаимодополнительными в исследовании регионов как культурно-цивилизационной целостности существенных, устойчивых и динамичных способов бытия людей. В культурологии эквивалентом понятия «регион» является понятие «историко-культурная зона» (Г. Лебедев, А. Герд). Оно позволяет исследовать определенное территориальное, ареальное единство, эволюцию культурных систем, сотканных разными антропологическими традициями.

Существенно смысловое ядро регионалистики и культурологии, которое определяет стратегию их постижения. Это понимание антропологических истоков регионализма, его интегративной функции выражения фундаментальных свойств человеческой природы. Они скрыты в двуединстве человека как индивидуального и социального существа. История человека слагалась в конкретных региональных пространствах и представляла собой становление, развитие и смену таких инвариантов жизнедеятельности как автономизация и интеграция. Чем больше усложняется культурно-цивилизационная деятельность человека, тем настоятельнее она требует обособления в пределах единства.

Сегодня несколько раз в докладах прозвучала мысль о том, что эстетика и этика находятся в тени культурологии, что есть определенная исчерпанность их развития. Мне же кажется, что они стоят перед новыми задачами. Полагаю, что в альянсе аксиологии с регионалистикой могут быть большие перспективы. Для современной России характерно столкновение и спор идеологии регионализма и идеологии федерализма. От содержательного исхода этого диалога во многом будет зависеть судьба культурно-цивилизационного творчества России.

Перед гуманитарными науками стоит задача изучить глубокие изменения в ее историко-культурных зонах, понять, прояснить конкретный характер духовных процессов, смену ценностных ориентаций. Мы по-настоящему не знаем метаморфоз духовной культуры в провинциях России, больших и малых городах, селах и поселках.

Аксиологические проблемы региональной жизни не изучены, даже не поставлены. Необходимо поэтапно провести масштабные конкретно-полевые исследования сложившейся аксиологии в регионах и на этой достоверной источниковедческой базе строить перспективные теоретические модели развития духовной культуры и ее ценностного ядра для всей Российской Федерации.

Добавить комментарий