Пространство музея и проблема аксиологической переориентации

Прежде чем обратиться к проблеме экспонирования культового предмета в Музее истории религии, необходимо прояснить, в чем заключается принципиальная разница между культовым предметом и другими объектами, подвергающимися музеефикации. Этот вопрос невозможно разрешить без постановки более общей проблемы, а именно: что такое музейный объект, какие специфические черты позволяют нам идентифицировать его как таковой.

Коротко на этот вопрос можно ответить следующим образом: музейный объект конституируется при наделении предмета дополнительным, привнесенным смыслом, новым ценностным значением, несвойственным ему в его повседневном существовании.

Необходимо также отметить, что музейный объект конституируется не только наделением предмета как такового ценностью, а соотнесением его с другими объектами в пространстве коллекции или экспозиции. Это позволяет нам говорить о музее как о едином целом, где ряды предметов объединены в серии, и только вся серия в целом может порождать смыслы, соотносимые в свою очередь, с некой внешней парадигмой.

Таким образом, музеефикация объекта всегда связана с изъятием его из повседневного контекста и инкорпорированием его в новую, искусственно созданную смыслопорождающую систему.

В существующей на сегодняшний день системе музеев различного профиля, Музей истории религии занимает особое место, имея своим объектом по преимуществу культовые предметы.

Артефакты данного типа, будучи включенными в систему ритуала, уже наделены дополнительным, привнесенными смыслами, которые и определяют ценность предмета. Причем смыслы эти часто неразрывно связаны с сакральным пространством, в котором осуществляется ритуальное действие. При перенесении подобных предметов в пространство музея, возникает, во-первых, ряд этических проблем, которые, однако, не будут подробно затронуты в данном докладе. (Ограничимся здесь лишь кратким замечанием, относительно того, что противоречие между хранением и использованием  — одно из фундаментальных противоречий существования музея как института в культуре.) Во-вторых, это проблема семантической и аксиологической переориентации.

Музей истории религии, также как художественный, этнографический или исторический музеи, имеет историю в качестве одной из основных внешних парадигм. У них есть и другие общие внешние корреляты. Например, представление об эстетической или исторической (мемориальной) ценности.

Вместе с тем, между культовой вещью и музейной вещью существует значительное противоречие, выраженное в том, что культовая вещь может обладать только религиозной ценностью, и в качестве таковой не может рассматриваться ни как художественное произведение, ни как исторический памятник. Данное противоречие указывает на глубокий разрыв между сферами религиозного (сакрального) и культурного (профанного).

Культовый предмет также не может рассматриваться с точки зрения подлинности или неподлинности, что, напротив, является актуальной проблемой при определении ценности музейной вещи.

В художественном, историческом или этнографическом музее акцент делается, как правило, на каком-либо одном смысловом аспекте, при этом культовое значение вещи отступает на задний план. Перед Музеем истории религии стоит более сложная задача — показать культовый предмет, в его отношении к истории религии, и, одновременно, как часть культуры в целом, в его художественной и исторической ценности.

В заключение заметим, что сакральный смысл вещи, как культового предмета при этом утрачивается. Поскольку порождение смысла не является функцией самой вещи, но определяется той или иной дискурсивной практикой.

Добавить комментарий