Хасан Ханафи и Махмуд Амин Аль-Алим: об арабском философском наследии

Проблема наследия занимает особое место в исследованиях, касающихся развития новой и современной арабской мысли, подобно тому, как вопрос связи наследия с эпохой составляет стержневую проблему не только в развитии современной арабской философской мысли, но и во всём социальном развитии арабского общества. В проспекте симпозиума по вопросу «Наследие и вызовы эпохи в арабском отечестве» содержится следующее: «Какие же средства обеспечат арабам преодоление бреши между отсталостью и прогрессом? Произойдёт ли это путём полнейшего подражания западным образцам в политике, экономике, культуре и других областях или путём воскрешения арабского наследия как пригодного служить культурным образцом развития и модернизации? Или же решение кроется в попытке согласования западного образца с наследием? Все эти вопросы представляют суть проблемы самобытности и современности – соответствия эпохе. Эта проблема возникла с началом эпохи нового арабского возрождения, и на связанные с нею вопросы арабское общество пыталось предложить многочисленные ответы, одни из которых на практике обнаружили свою фальш, а другие, не проходившие практического испытания, продолжают добиваться своего права на опробование, после того как, с точки зрения их авторов, доказано отпадение других решений» 1,c.12.

Обратимся к мнениям двух современных арабских философов относительно вопроса наследия и эпохи – египтян Хасана Ханафи и Махмуда Амина аль-Алима.

Хасан Ханафи – профессор философии, преподаватель Каирского университета, просвещённый мусульманский философ, автор многочисленных сочинений, направленных против религиозного фанатизма. Во многих своих работах он затрагивает вопрос связи философии с наследием, а также связи наследия с современностью. В своём исследовании, предложенном первой арабской философской конференции, Ханафи говорит о культурной позиции нынешнего поколения и о ее связи с наследием, философией, вызовами эпохи и жизненной деятельностью. Сначала Ханафи стремится разъяснить, со своей точки зрения, проблему, вставшую перед современной арабской философией, – это переживаемый ею кризис, суть которого сводится к тому, что «мы не можем сказать, что у нас есть философы или что мы создали философию» 2,c.14. Он объясняет этот кризис философии отсутствием подлинной арабской философской продукции; тем, что все труды – это выполненные переводы, которые не сделали своего дела и не дали творений своим результатом. Ханафи пишет: «По самой лучшей оценке, мы выпускаем сочинения, касающиеся школ других, опираясь на подлинные тексты или на второстепенные исследования, и философия у нас стала компиляцией высказываний, показом направлений и комментированием текстов…» 2,c.14. Ханафи также считает, что культурная позиция арабских философов и мыслителей сводится к выступлению с речью и прениям, а не к сопоставлению и доказательству; к логике мнения, а не к логике достоверного знания. Он указывает на «превращение мыслителей в культурных агентов, предоставляющих направления, в большинстве своём чуждые нашей среде» 2,c.14.

Хасан Ханафи устанавливает три измерения культурной позиции или так называемого «национального культурного проекта», обязательно связанные друг с другом:

1. Позиция по отношению к древнему наследию. Ханафи полагает, что национальное сознание арабского общества продолжает быть связанным с наследием, и на представляющих его древних продолжают ссылаться при недостатке теоретического сознания и анализа феноменов. Он также считает, что «наши представления о мире и образе действий черпаются из наследия. Не возникало какого-либо разногласия между нами и ним и не появлялось какого-либо движения критики наследия, которое поставило бы нашу современную историю на новый этап» 2,c.15.

2. Позиция по отношению к западному наследию. По мнению Ханафи, западное наследие стало являться одной из основных опор арабского национального сознания и одним из непосредственных источников знания о научной и национальной культуре. Он считает, что западное наследие непрерывно присутствовало в культурной позиции арабов, начиная с древних греков и до западных модернистов. Разрыв с ними произошёл только в движении в поддержку традиций предков, равно как только весьма ограниченно велось движение критики в отношении него.

3. «Позиция по отношению к жизненной действительности, которую мы сознательно или несознательно содержим в наших ощущениях. Именно это может быть побуждением к познанию и рулевым выбора и может быть единственным источником познания путём прямого чувственного восприятия или прямого практического наблюдениям» 2,c.15.

Ханафи замечает, что обычно присутствие этих трёх измерений культурной позиции бывает неравномерным и несбалансированным.

– Иногда оно в основном опирается на позицию по отношению к древнему наследию, и отсюда возникают религиозная культура, движения в поддержку традиций предков, традиционного образования, – из убеждённости и веры, либо без учёта происходящего в действительности.

– Благодаря опоре на позицию по отношению к западному наследию возникают светская научная культура, реформаторские и модернизаторские движения, современное образование и новейшие системы. Это происходит либо в силу убеждённости и веры, либо ради защиты интересов правителей.

– Из третьего измерения проистекают народная культура и движения за социальную перемену. Ханафи находит, что отсутствие равновесия в культурной позиции – причина отсутствия целостности индивидуальности, противоречия культур, образовательных программ и политических направлений. В последующем это ведёт к уничтожению национального единства в практическом действии и национальной индивидуальности – в теоретическом рассуждении 2,c.15. Ханафи склоняется к тому, что кризис культурной позиции проявляется в каждом из трех измерений.

Другим философом, в ряде сочинений которого затрагивается проблема наследия, является упоминавшийся нами выше Махмуд Амин аль-Алим. Аль-Алим считает в высшей степени важным установление значения слова uнаследие». По его мнению, «наследие не существует само по себе; наследие – это наше прочтение его, это наша позиция по отношению к нему и это назначенность его нами» 3,c.222. Однако Аль-Алим не отрицает истины субъективности наследия. Наследие существует объективно и материально в различных материальных и духовных формах: оно существует в тексте, в мысли, в научном знании, в поведении, в архитектурном строительстве, в режимах правления, в обычаях и традициях, в опыте и прочем 3,c.222.

Аль-Алим также подтверждает существование наследия во времени в определённый общественно-исторический момент, так что скопление хронологических моментов наследия и их связь формируют нашу общую национальную культурно-наследственную историю. В своём понимании наследия аль-Алим исходит из того, что истина наследия в своей сути связана с нашим знанием о ней, с характером нашей позиции по отношению к ней и её назначением нами. Он пишет: «Иногда я игнорирую наследие или добуквенно повторяю, или объясняю его, или извлекаю из него самое ужасное или самое лёгкое; могу показать его так или иначе. В любой из этих позиций наследие утрачивает своё прошлое, то есть утрачивает свою субъективную истину, связанную с его особым хронологическим историческим и социальном контекстом, и становится частью моего времени, частью моего личного настоящего» 3,c.222.

Аль-Алим подтверждает, что позиция по отношению к наследию – это позиция по отношению не к прошлому, а к настоящему, потому что в соответствии с позицией по отношению к настоящему создаётся позиция по отношению к прошлому, а не наоборот. Он считает, что любой из моментов человеческой истории вообще и арабской в частности – это прошлое, бывшее настоящим, и это настоящее, ставшее прошлым. Арабский мыслитель указывает на дополнения к наследию, которые и представляют собой комплекс практических опытов, материальных, идейных, культурных и духовных завоеваний, которые становятся наследием с каждым переходом их из настоящего в прошлое. Он также отмечает, что всегда имелись новые и обновленные позиции по отношению к этим дополнениям к наследию.

Из вышеизложенного аль-Алим заключает следующее:

1. Различие значений новых дополнений к наследию с различием общественно-исторических этапов и моментов. Аналогичным образом обстоит дело с позицией по отношению к этим дополнениям.

2. Различие, многочисленность и разнообразие дополнений к наследию. Не существует какого-то одного завоевания исторического прошлого, которым мы могли бы ограничить слово «наследие», потому что все завоевания прошлого с его религиозными, духовными, научными, литературными, художественными, державными, народными и архитектурными составляющими формируют наследие.

3. Нехарактерность равенства и равновесия для связи между этими завоеваниями или дополнениями к наследию. Это связь противоречия, неоднородности и борьбы.

Из этих трёх заключений обнаруживается идеологическая природа позиции по отношению к наследию, проявляющаяся в двух видениях: историческом и социальном видениях наследия. По этому поводу аль-Алим пишет: «Позиция по отношению к наследию, будучи обязательно позицией по отношению к истории и позицией по отношению к обществу, есть, поэтому практическая политическая позиция или, по меньшей мере, она ведёт к практическим политическим позициям, имеющим определённое общественное значение. Именно это и есть смысл идеологической природы позиции по отношению к наследию» 3,c.225.

Аль-Алим задаётся вопросом о другом пути исследования наследия – о сугубо научном исследовании, далёком от идеологических позиций и заявляет о возможности неидеологизированного познания наследия. Усилия, которые прилагаются ради изучения текста, представляющего наследие, и ради его точного издания, и исследования, которые выполняются для обнаружения древнего архитектурного памятника или для точного определения характерных черт уже обнаруженного памятника, – это научные усилия. Он также считает, что наука по отношению к наследию стоит у сугубо описательных констатирующих границ. Когда происходит переход от процесса исследования и описания к процессу оценки и назначения функций, то происходит переход к идеологическим перспективам. Отвечая на вопрос, каков путь к утверждению нашей самобытности, и в то же время к нашему обновлению и нашему прогрессу, и каков путь к выходу арабского общества из отсталости и зависимости в противостоянии вызовам современности, аль-Алим заявляет, что решение этой проблемы зависит не только от пути независимого экономического развития, но, на его взгляд, и от исследования истины наследия и определения правильной позиции по отношению к нему.

Литература
  • [1] 1. Ас-Сеййид Ясин. Симпозиум «Наследие и вызовы эпохи в арабском отечестве». Введение. Бейрут: Марказ дирасат аль-Вахда аль-Арабия, 1985. С. 12. (На араб. яз.).
  • [2] 2. Ханафи Хасан. Наша культурная позиция. – Материалы первой арабской конференции «Философия в современном арабском отечестве». Бейрут: Марказ дирасат аль-Вахда аль-Арабия, 1985. С. 14. (На араб. яз.).
  • [3] 3. Аль-Алим Амин Махмуд. Наследие… То неведомое. – Сознание и фальшивое сознание в современной арабской мысли. Каир: Дар ас-Сакафа аль-Джадида, б.г. С. 222. (На араб. яз.).

Комментарии

Хасан Ханафи и Махмуд Амин Аль-Алим: об арабском философском наследии

Аватар пользователя Магомед Султанов-Барсов
Магомед Султано...
пятница, 07.07.2017 17:07

Если речь об эффективации средств и методов преодоления отсталости арабского мира, то они окажутся трансэмпирическими (исторически испытанными во многих странах и народах). Более подробно можно прочитать в моей статье "Философия как методология достижения мусульманских побед"
http://literature.az/raAdmin/uploads/files/2017/06/19/22/cf3c083a205158b...

Добавить комментарий