Некоторые аспекты индивидуального религиозного опыта

[98]

Моральные и религиозные идеи человечества постепенно, но непрерывно изменялись по мере расширения познания о внешнем мире и под влиянием социальных изменений. Поэтому вполне закономерно, что в течение жизни нескольких поколений духовная жизнь становится уже недостаточно адекватной для тех идей о трансцендентном, которые ранее воспринимались без особых размышлений и комментариев. Меняющиеся реалии окружающей действительности вносят поправки и дополнения в уже сложившееся представление о Боге. Образ Божества, о котором проповедовали провидцы, пророки и подвижники, прежде всего, был нужен им самим и именно для них представлял наивысшую ценность. Как только эта ценность утрачивала свое значение, вступая в противоречие с изменившимися нравственными идеалами или уровнем интеллектуального развития, при котором значимые черты [99] Божества уже представлялись несущественными и даже более того нелепыми, к нему начинали подходить с позиции критического разума. Все это приводило к переосмыслению как внешних, так и внутренних установок по отношению к трансцендентному, что в свою очередь вело к полному пренебрежению религиозным культом и соответственно его упадку, либо к попыткам реформаторского типа, когда основные догматические определения подвергались критическому пересмотру и попытке модернизации.

В рамках ортодоксии закрепляется коллективный, соборный религиозный опыт. Но, религиозные представления и образы каждого верующего в значительной мере индивидуализированы и на первый план в них могут выступать те черты, которые в наибольшей степени отвечают духовным потребностям и особенностям характера данной личности. Будучи религиозным феноменом, индивидуальный религиозный опыт включает в себя переживания отдельной личности, посредством которых она чувствует себя причастной к трансцендентному. В сочетании с другими элементами духовной сферы (политика, наука, мораль, философия и т.д.) именно многообразие индивидуального религиозного опыта может привести к возникновению в рамках традиции множества вероучений, которые расходятся с традицией и, поэтому, объявляются еретическими. Индивидуальный религиозный опыт, имманентно присущий религиозному сознанию, для любой конфессиональной традиции может выступать либо как «инаковый» по отношению к соборному, либо остаться в рамках институированной структуры. При этом индивидуальный религиозный опыт является результатом трех взаимосвязанный между собой элементов: во-первых, индивидуальных психических особенностей верующего, во-вторых, реальных жизненных условий, в которых он находится, и, наконец, в-третьих, тех образов и представлений, присущих религиозной организации, к которой относится верующий. Поэтому индивидуальный религиозный опыт христианина будет отличаться от соответствующего опыта буддиста или мусульманина. Для Церкви же бесконтрольная деятельность верующего, которая основывается на его индивидуальном религиозном опыте, достаточно опасна, ибо она может увести верующего в сторону от ортодоксии. Этим можно объяснить тот факт, что, например, католическая церковь всегда с известным недоверием и опаской относилась к представителям христианского мистицизма, усматривая в них, нередко обоснованно, потенциальных еретиков.

Представляется, что область религии может быть мысленно разделена на две части, которые, с одной стороны, взаимодополняют и взаимопроникают, с другой, очень часто вступают друг с другом в противоречивые отношения, а иногда даже эти отношения перерастают в открытый антагонизм. Первую часть составляет религия как учреждение, сущностными чертами которой являются внешний культ, теологические системы, догматические установки, обрядность и церковные организации, т.е. все то, что может быть включено [100] в понятие ортодоксии. Другая часть представляет собой личное внутреннее переживание верующего, иными словами его индивидуальный религиозный опыт. В свою очередь этот индивидуальный религиозный опыт может быть двояким. Либо он подчиняется общей традиции, созданной и переданной ему предшественниками и ограниченной ортодоксией, либо это опыт людей, для которых религия — не просто привычка, а определенное душевное состояние, эмоционально окрашенное и основанное на внутренних противоречиях. Человек сам для себя определяет путь поиска истины и, в таком случае, институированная церковь как посредник между личностью и божеством, отступает на второй план.

«Каждое религиозное явление имеет свою историю и своих предшественников» — писал В. Джемс 1. Именно поэтому любая Церковь, которая когда-либо была конституирована, продолжает функционировать, опираясь на традицию. Однако для основателей Церкви источником религиозного вдохновения всегда было «непосредственное» личное обращение к божеству, т.е. свой собственный индивидуальный религиозный опыт. Вдохновленные откровением, религиозные подвижники увлекают за собой последователей, постепенно образуя вокруг себя определенную группу лиц, которые в дальнейшем будут хранителями и носителями их религиозного учения. Когда группа адептов становится достаточно многочисленной и сильной, они образуют самостоятельную Церковь, в которой постепенно (но достаточно быстро) развивается корпоративное мышление и честолюбие. Когда же какая-либо группа (равно как и отдельная личность) убеждена, что именно она обладает истиной, она безоговорочно будет отметать все притязания других групп или лиц на обладание истиной, противоречащей ее собственной. Поэтому церковь называла еретиками всех, кто, основываясь на своем личном религиозном опыте, переосмысливал догматы, оросы, религиозную практику, и соответственно этот индивидуальный религиозный опыт выступал как «инаковый» по отношению к соборному и объявлялся Церковью еретическим.

Примечания
  • [1] Джемс В. Многообразие религиозного опыта. Репр. Издание. СПб.., 1993. С. 21.

Добавить комментарий