Нравственные основы русского духа

Общество — материально-духовное образование, в котором сложное взаимодействие материальных и духовных факторов не исчерпывается вопросом о их первичности или вторичности. Самосознание, духовность, дух (это однопорядковые понятия) — активное, избирательное начало жизнедеятельности как отдельного человека, так и человеческий сообществ, племен, народов, наций, то есть любых этносов. Дух этноса, таким образом, является отношением людей ко всем сферам их бытия. И отношение это может быть как созидательным, так и разрушительным. В последнем случае духовная деградация неизбежно приводит к утрате этносом своих специфических черт. Такой этнос покидает историческую арену, как это произошло с римлянами, духовное разложение которых предрешило их судьбу.

Духовность этноса формируется под воздействием многообразных факторов, природных и социокультурных. Поскольку эти факторы имеют конкретно-исторический характер, то каждому этносу присущ свой дух, отличающийся самобытностью. Это не дает оснований для возвышения духа одного этноса над другим, но позволяет их достоверно описать.

Дух этноса объективируется в обычаях, ритуалах, фольклоре, произведениях искусства, народных движениях, производственной деятельности, образе жизни и других социокультурных явлениях. Носителями духа являются все люди этноса. Следует, однако, подчеркнуть важную роль той части этноса, которая активно культивирует дух, обеспечивает его самодостаточность и жизнеспособность. Таковы духовные авторитеты, люди, умудренные опытом, сказители и проповедники, полководцы, деятели искусства и культуры, хранители обрядов и обычаев и т.п. Как и все живое, дух испытывает и спад и подъем, периоды апатии и обострения, здоровья и болезни. Именно духовные авторитеты призваны оберегать дух этноса от негативных проявлений, укреплять его в народных массах.

Русский дух адекватен условиям бытия людей, обитающих на равнинных суровых просторах России. Только такой дух и обеспечивает жизнь народа. Это дух соборности (общинности) и человечности, правды и чести, равенства и справедливости, неизбывной тяги к социальности. У русских на первом плане духовность личности и общинность, духовная наполненность патриотизма. Нравственность основополагающая черта русского духа. Митрополит Иоанн (Снычев) так пишет о русском человеке: «Верный — без лести, щедрый — без расточительства, стойкий — без фанатизма, сильный — без гордости, милосердный- без тщеславия, ревностный — без гнева и злобы». Можно конечно продлить этот перечень, назвать такие нравственные качества, как целомудрие, скромность, смиреномудрие, миротворчество и другие. В духе народа было заложено богатое содержание.

Сошлемся на интересное высказывание известного драматурга В.С. Розова. Он говорит, что русский человек в принципе не хищник. Ему нужен оптимальный достаток и тогда он доволен. В этом случае, если ему предложат сто «баксов», чтобы он за это что-то сделал, он предпочтет запланированную рыбалку, или какое-нибудь другое предусмотренное им занятие. Это и есть русский дух, дух нестяжательства. Русский в принципе не торгаш. Не потому ли, кстати, «буксуют» демреформы и не приносит народу провозглашенных благ рынок западного образца. Ведь и о реформах Столыпина радетели русского духа писали, что реформы насилуют русский дух, наносят по духу общинности. «Успехи» сих реформ явно преувеличиваются. Надо сказать, что примат материальных ценностей над духовными искажает личность, «овеществляет» и обессмысливает ее, ориентирует на квазипотребности. При этом не берется в толк древняя истина о том, что из мира ничего унести нельзя.

Духу присущ инстинкт самосохранения. Но этот инстинкт может быть ослаблен или даже подавлен целенаправленной духовной агрессией, в ходе которой осуществляется подмена ценностей. Личности противопоставляется индивид с его материальными (меркантильными) интересами, а соборности (общинности, коллективизму) — конкуренция. Внедряется мораль стяжательства и бездуховности, необузданного эгоизма.

Как уже отмечено, духу свойственно переживать фазы упадка и подъема. В России фазы упадка приходились на смутное время, провоцируемое внешней агрессией. Вражеское же нашествие вызывало духовный подъем. В ответ на клич «Вставайте, люди русские!» проявлялась всеобщая готовность к защите Руси. Находились достойные предводители народных масс, титаны русского духа: Дмитрий Донской и Александр Невский, Минин и Пожарский, Суворов и Кутузов, Брусилов и Жуков. Русский дух на ниве искусства укрепляли Пушкин и Лермонтов, Достоевский и Толстой, Есенин и Шолохов…

Здесь нельзя не сказать о том, что для Европы Россия была (и остается) не только загадкой, но и объектом вожделений. «Европейцам,- писал И.А. Ильин, нужна дурная Россия: варварская, чтобы цивилизировать ее по своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающая, чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно не состоятельная, чтобы претендовать на ее «неиспользованные» пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и концессии».

Смутное время в России сопровождалось апатией. Казалось, русский дух окончательно подорван, близка победа над ним. Но наступает фаза духовного сосредоточения, подъема соборной силы и воли, сплоченное единство обретает мужество и решительность, и смута разрешается торжеством русского духа и крахом отщепенцев. Наполеон, изведав русский дух, считал, что на свете лишь две могущественные силы — сабля и дух. В конечном счете дух побеждает саблю. Наверное, дух, владеющий саблей. Так и было и в первую, и во вторую смуту.

Нынешняя, третья смута имеет существенные отличия. Внешняя агрессия осуществляется идеологическими средствами, располагает сетью агентов влияния. На разрушение русского духа направлены мощные средства массовой информации. Дух оказался под серьезной угрозой. Удары наносятся по самым фундаментальным духовным ценностям, вместо которых назойливо навязываются псевдоценности. В стан противников русского духа перебежала часть интеллигенции. Драматизм ситуации усиливается активностью поборников западной цивилизации и их покровителей. Но именно это выдает их неуверенность в успехе начатого коварного эксперимента. Есть достаточно фактов, свидетельствующих о том, что русский дух не сломлен, жив. Значит, жива и Россия. Народ, пока стихийно, сопротивляется навязываемому одичанию, распаду души, слому важнейших культурных норм и запретов, болезни страха, тоски и непредсказуемости. Идет процесс сосредоточения, работает неторопливая народная мудрость. Русский дух, русская идея, русская цивилизация притягательны своей нравственной высотой, своим самостояньем и не нуждаются в каком-то дополнении чуждыми ценностями. Более того, евразийской стране — России — предназначено быть духовным лидером в мире, ибо кроме России некому возглавить духовное обновление человечества.

Добавить комментарий