Глобализация и новые императивы цивилизационного развития

[51]

События конца ХХ — начала XXI века свидетельствуют о том, что противостояние двух основных видов цивилизационного развития — традиционного и техногенного — приобрели особую актуальность. Многие интеллектуалы связывают выход из глобального кризиса с переходом к новому типу социального строения и развития — «обществу постматериалистических ценностей», существенно освобожденному от диктатуры экономики и политики и базирующемуся на приоритете нравственных и этических установок. Сегодня все более становится очевидным, что претендующая на универсальность прогрессионистская рыночная парадигма близка к своему исчерпанию. Вектором формирования новой общечеловеческой парадигмы становятся такие базисные ценности, как устойчивость, равновесность, коэволюция (Н.Н. Моисеев). По существу, речь идет [52] о выработке новой познавательной модели и новой картине мира. Нарождающийся новый взгляд на мир все более ориентирован на новое видение природной среды и механизмов взаимодействия с ней человека, основанного на организмическом подходе. Большую роль в разработке новой модели мира сыграли идеи русского космизма. Ноосферное мышление, принципы которого были сформулированы В.И. Вернадским, рассматривает прочность и долговременность исторического бытия человечества в прямой зависимости от характера его отношений со средой, начиная от микроэволюционных уровней до глобального космического. Разумным (нооцентрическим) может быть только такой социально-культурный и социально-экологический тип поведения людей, который в максимальной степени отражает всю полноту исторической ответственности ныне живущих поколений за сохранение себя и Земли как Планеты разума. Социальный контекст формирования новой, более широкой картины мира, исходящей из ценности сохранения человечества требует мобилизации множества типов культурного опыта, характерного для современного этапа истории, и обращение к методологии постмодерна (К. Койяма, Н. Гиддингс и др.), отдающей приоритет признанию развития общества как поливариантного процесса, включающего в себя все типы культурно-исторического развития, а не только одну ныне лидирующую его форму. Нелинейная концепция исторического процесса приводит к переоценке идеи неограниченного прогресса и самого критерия прогресса, измеряемого степенью господства над природой. В рамках методологии постмодерна на первый план выходит идея коэволюции созвездия культур техногенного Запада, традиционного Востока и Евразийского типа цивилизационного развития, сложившегося на бывшем советском пространстве. Методология постмодерна, лежащая в основе парадигмы выживания человечества, существенным образом опирается на концептуальный смысл идей современной синергетики. Выработка новых стратегий разрешения глобальных проблем современности и антикризисных программ осуществляется в условиях увеличивающейся социально-экономической неравновесности и повышающейся вероятности сценария самопроизвольного разрешения социального напряжения. Согласно принципам синергетики, в периоды нестабильного равновесия даже очень небольшие воздействия в фазе бифуркации могут направить развитие самоорганизующейся системы [53] по неожиданному пути. В точке бифуркации все структуры общества становятся в высшей степени чувствительными, они улавливают малейшую флуктуацию и необратимо изменяются вместе с ней (Э. Ласло). Это относится и к культуре. Появляющиеся в переходную эпоху новые идеи и ценности, первоначально малые и слабые флуктуации, в изобилии всплывают на поверхность и некоторые из них становятся «центрами притяжения» общественного внимания и кристаллизаторами новых социальных ориентаций. В связи с этим, важным становится вопрос — какие идеи и ценности, существующие сегодня в концептуальном поле развития цивилизации, способны стать основой исторически приемлемой и благоприятной тенденции.

Добавить комментарий