Самообразование и радикальная педагогика: возможен ли компромисс?

[322]

Радикальная педагогика предполагает, что обучение ставит целью существенное преобразование социальной среды, в которой происходит само обучение и жизнедеятельность учащихся в любом возрасте. Однако далеко не каждый профессиональный педагог заинтересован в смене своего статус-кво — наставника, авторитета, лектора.

Способно ли самообразование изменить контуры современной патерналистской системы образования?

1. В той степени, в которой педагогика занимается детско-юношеским образованием (и по определению, и по существу), она не в состоянии предложить достаточно эффективной теории самообразования взрослых. Поясним этот тезис. Во-первых, взрослый учащийся — уже состоявшийся субъект (личность) со сложившейся системой ценностей и предпочтений. Во-вторых, индивидуальный жизненный путь (нарратив) является одним из важнейших факторов, определяющих цели и формы участия взрослого учащегося в учебном процессе. Отсюда следует возможность такой учебной деятельности, которая не укладывается или не регламентируется существующими программами дополнительного образования и действующими институтами образования взрослых. Поэтому самообразование становится действием выбора [323] между общественной потребностью и индивидуальными предпочтениями в области учебно-информационной деятельности (Jarvis, 1992)

2. Основными формами самообразования взрослых, как это показано (Dohmen, 1998; Ключарев, Огарев, 2002), являются:

  • формальное образование (общее среднее, среднее профессиональное, высшее, послевузовское профессиональное образование, повышение квалификации и переподготовка специалистов и руководителей с высшим и средним профессиональным образованием в институтах, на факультетах и курсах повышения квалификации и профессиональной переподготовки);
  • неформальное образование (профессионально направленное и/или общекультурное обучение на платных курсах, в народных университетах, центрах непрерывного образования взрослых, в лекториях и домах знаний, с помощью дистанционных средств) без аттестации и выдачи государственного сертификата (диплома);
  • информальное образование — ненаправленное (неосознаваемое) обучение в процессе любого информационного или коммуникативного действия, а также в процессе большинства повседневных действий.

Заметим, что в нашей стране институализированное самообразование взрослых осуществляется в рамках дополнительного профессионального образования преимущественно формально (т. е. с аттестацией и выдачей дипломов).

3. По мере развития общества самообразование становится социальным явлением и процессом. Оно начинает оказывать непосредственное влияние на труд, быт, структуру свободного времени, условия жизни представителей всех возрастных и социальных групп (Gadamer, 2001). Для информационного (постиндустриального) общества самообразование — это способ самоорганизации (Андреев, 2002), средство либерализации всей системы управления образованием (Rado, 2001), а в более широком контексте — источник социальных инноваций (Щуклина, 1999) и даже трансформаций (Foley, 2001).

4. В самое ближайшее время самообразование может стать копромиссной формой учебной деятельности между радикальной (критической) педагогикой (krites, греч. — способность иметь и делать суждения) и дидактической педагогикой (точнее, андрагогикой). В этом видится один из наиболее эффективных путей включения в общественную жизнь самых различных групп российского общества, в том числе с низкими или очень низкими доходами (Ключарев, Огарев, 2002). Кроме профессиональных и досуговых знаний и навыков важное значение приобретают гражданские и политические. Правда, традиционные проводники политического образования — политические партии — пока малоактивны, особенно в регионах, недостаточно уделяют внимания [324] использованию современных образовательных технологий и, как следствие, не могут противостоять по эффективности гегемоническому воздействию масс-медиа. Поэтому следует ожидать развития группового самообучения, особенно в рамках активности общественных и религиозных объединений (в уставе которых, разумеется, предусмотрена информационно-образовательная и просветительская деятельность).

Литература


  1. Андреев А.Л. Общество и образование: Социокультурный профиль России // Педагогика, №6, 2002. С. 20-29.
  2. Закон РФ «О дополнительном образовании» (2001). Текст.
  3. Закон РФ «Об общественных объединениях» (1995).
  4. Ключарев Г.А., Огарев Е.И. Непрерывное образование в условиях трансформации. М.: ИКСИ РАН, 2002.
  5. Щуклина Е.А. Технологии самообразования: социологический аспект // Общественные науки и современность, №5, 1999.
  6. Foley G. Radical adult education and learning (Радикальное образование взрослых и учеба) // Int. J. of Lifelong Education. Vol. 20, No. 1/2, 2001, pp.72-73.
  7. Gadamer H.-G. Education is Self-Education (Образование есть самообразование) // Journal of Philosophy of Education. Vol. 35, No. 4, 2001, pp. 531-542.
  8. Dohmen G. The Future of Continuing Education in Europe (Будущее непрерывного образования в Европе). Bonn, 1998, pp. 16-17.
  9. Jarvis P. Paradoxies of Learning (Парадоксы обучения). Routledge, 1992.
  10. Rado P. Transition in Education (Трансформации в образовании), OSI, Budapest, 2001, pp. 72-73

Доклад подготовлен при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, грант №02-03-18079а. «Изучение мотиваций населения к самообразованию»

Добавить комментарий