Требование человечности в философской антропологии Отто Фридриха Больнова

Германия. Тюбинген. 24 ноября 1960 год. Профессор философии и педагогики Отто Фридрих Больнов обращается к студентам по поводу их торжественного зачисления в классический университет. Устремленное в будущее поведение человека, писал он в «Философии экзистенциализма» (1955) не может начинаться с нулевой точки. Оно должно разворачиваться во взаимодействии с заданным наследием. Задача человека в отношении к истории определяется как перенятие (das Ubernehmen) этого наследия, как усвоение (das Aneignen) данного в нем духовного содержания 1.

Его речь «Требование человечности» — призыв к тем, кому предстоит усвоить духовный опыт предыдущих поколений. Что является определяющим в этом опыте? Философ дает ясный ответ: Человечность. Человек — потерянное существо, если у него отсутствует представление об истинной человечности. Что такое человечность? Анализируя это понятие, Отто Ф. Больнов обращается к его началу, началу не столько во времени, сколько к духовному arhe. Сначала слово человечность обозначало сущностное определение человека (не животное). Нечеловек (Unmensch) — дикарь, варвар, природа. Позже– тот, кто постоянно думает о зле и мести. Понятие человечность сузило свое значение и стало обозначать определенный способ отношений к другому человеку. Притом нравственные слабости и пороки оказались выведенными из природы человека и аккумулировались в слове «нечеловек». Человечность стала синонимом прогресса культуры. Однако вскоре возникли сомнения по поводу того, растет ли с развитием внешней культуры внутренняя человечность, и критика культуры увидела в противоположность распаду современной цивилизации как раз в натуральном природном человеке (Naturmensch) более чистую форму человечности.

В «Письме о гуманизме» Мартин Хайдеггер задает вопрос: «Что является самым человечным в человеке?» Речь идет о сущности человека с точки зрения исторически понятого гуманизма, который берет свое начало от античной пайдейи и потому есть всегда «обучающий гуманизм». Согласно этому гуманизму самым человечным в человеке является Разум (ratiо), который делает для него возможным познание и деятельность. Почему же этот ответ не является достаточным?

Греки стали основателями антропоцентризма. Их духовный принцип — не индивидуализм, а гуманизм, означающий воспитание человека политического, то есть — в их представлении — истинного человека. Такова греческая пайдейа, которую римский государственный человек воспринял как образец. Она исходит не из отдельного человека, а из идеи. Идея, взятая автономно, господствует над человеком 2. (В определенном смысле слово человечность соответствует латинскому Humanitat (гуманность). За последние сто лет это слово многое потеряло из своего первоначального смысла. Задача состоит в том, чтобы вернуть ему первоначальный смысл.

Отто Ф. Больнов предостерегает от отождествления понятия «человечность» с каким –либо определенным образом человека прошлого времени Особенно это касается понятия «гуманизм». Он говорит о различии понятий гуманности и гуманизма. Под гуманностью мы понимаем человечность в общем вневременном смысле, под гуманизмом — особое выражение этого образа человека в определенную историческую эпоху. Истинная человечность не привязана к определенному облику человека, она возможна в каждом.

Угроза человечности в настоящее время заключается, по Больнову, в трех моментах. Первый связан с переоценкой внешнего успеха. Работа без отдыха и досуга, когда в жертву ей приносится и сам человек и его близкие, не способствует развитию человечности. Второй момент связан с внутренним сопротивлением тем силам, которые стремятся растворить человека в массе. Опасность эта не нова. Масса, которая по необходимости бесчеловечна и бездушна, всегда существовала. Человечность может развиться только в «свободно в себе самом покоящемся человеке» (in einem frei in sich selber ruhenden Menschen) Для этого человеку необходимо защищенное пространство, в которое он может возвращаться из общественности, публичности (Offentlichkeit от слова offen — открытый, offnen — открывать) и прийти в себя. Сюда относится прежде всего защита дома в самом широком смысле этого слова, дом как «жизненное пространство». Позднее в книге «Человек и пространство» (“Mensch und Raum”, 1963) Отто Больнов пишет: «Человеческое жилище не позволяет растворить себя в рациональности современного технического мира. В нем остаются в значительной мере нерастворимые остатки архаической жизни, которые остаются непонятными в рамках рационального целеполагающего мышления. Дом человека и сегодня священное место» 3. Пространственное окружение того, что человек включает в понимание «мой дом», куда он направляется, чтобы собраться с силами, очень важно для его душевного здоровья. Защита внутреннего пространства, интимной сферы человека является вторым требованием, которое необходимо для защиты и восстановления человечности.

Но самое сильное разрушение но и ее человечности лежит в обесценивании человека до простого объекта. Предпосылкой к этому является, по мнению философа, технико-организаторское мышление как таковое. Кто видит в природе только вещество, подчиненное господству человека, тот и человека рассматривает согласно своим планам. То, что человека рассматривают как средство для достижения своих целей, также не ново. В малом масштабе так делает каждый в своем наивном эгоизме. В большом масштабе так делает господин по отношению к подчиненному. Уважать достоинство человека в человеке это третье и самое главное требование, которое в смысле человечности стоит перед каждым из нас 4.

Обращаясь к тем, кому выпала честь стать студентами одной из старейшей alma mater Европы, философ предостерегает: дух бесчеловечности — постоянная угроза университету будь это фанатизм теологии (на теологическом факультете), безжалостная законность (на факультете юридическом) или сектантский дух научных школ в его нетерпимости к мнению другого человека. Простая человечность может светиться в самом простом (так называемом необразованном) человеке и может быть доступной образованному только в той степени, в какой он научится быть простым. Об этом следует помнить в напряженной академической жизни. Университет — то культурное пространство, в котором возможно не только осмысление человечности, защита.

Примечания
  • [1] Otto Friedrich Bollnow Existenzphilosophie / 6. Auflage. Stuttgart, 1964. S. 114
  • [2] Jaeger, Werner. Paideia. Bd.1. Berlin — Leipzig, 1936. S. 14.
  • [3] Bollnow, Otto Friedrich. Mensch und Raum. Stuttgart, 1963. S.141.
  • [4] Die Forderung der Menschlichkeit. Universitatsreden. Heft 11. Tubingen, 1961. S. 21-22

Добавить комментарий