Сущее Аристотеля

[147]

Наука о сущем определяется как некоторая наука исследующая сущее как таковое, а также, то что ему присуще самому по себе. Эта наука — говорит Стегарит, не тождественна ни одной из так называемых частных наук, ибо не одна наука не исследует общую природу сущего как такового, отделяя себе часть его (сущего) и исследуя то, что присуще этой части.

Приостановимся чтобы понять о чем идет речь.

Во первых, фиксируется присутствие и возможность науки исследующей общую природу сущего как такового и,

Во-вторых, кроме того сущему как таковому присуще что то самому по себе и это тоже является предметом науки о сущем;

В третьих, при отделении от сущего частей и становлении этих частей как предмета частных наук никакого отношения к науке о сущем как таковом это не имеет. Потому, как скажет Стегарит в своей «Этике к Никомаху», выяснение не может быть яснее самого предмета и кроме того что науки частные принуждены своими целями настолько сильно, что к примеру наука о том как поступать добродетельно и науку о том как образовывать суждения о добродетельном поступании разнятся и несовместны в рамках одного текста;

В-четвертых, сущему присуща природа, а природное прирожденно сущему, что можно считать существованием такого особого формального единства, которое делает возможным рассуждение, как акт имеющий смысл.

Далее Аристотель говорит так: сущее как то, через что все остальное получает свое название. Приостановимся вновь сказанное представляет, что сущее это означивающее для всего, что может получить хоть какое-нибудь название. Возникает вопрос о том входит ли сущее само в это всё, либо является тем, через что получение названия происходит, либо и получение всем остальным имен и есть именование сущего: и только через это именование возможно именование сущего, и не требуется никакого иного имени сущего, в силу того, что быть определенным и выступать определителем — это то, что соотносится в сущем и не соотносится ни в чем иным, потому возможно это определение остального.

Сущее есть та светотень посредством которой можно понять форму, идею, рациональную структуру вещи, общезначимость, всеобщность, истинность.

Декартово «не я автор моих идей» и Аристотелево «сущее это то через что все остальное получает свое название» — это утверждающие одно практически т. е. то, что у восприятие восприятия нет и не может быть дополнительного восприятия (восприятие восприятия лишено восприятия); противоборство в восприятии восприятия рождены от неустранимой иллюзии не прошедшего к восприятию восприятия, а заменяющее собственный путь оглядкой на другие пути.
[148]

Это подобно покорению вершин воображением и ни с чем кроме воображения дело не имеющее.

Метафизика говорит что есть сущее как сущее.

Отвлечемся. Хайдеггер писал: Не потаенность сущего как такового выстроилась в это двоякое, собственно в метафизике Аристотеля (Она содержит некий логос (высказывание) относительно рассматриваемого ею (сущего)… Метафизика движется в сфере сущего как такового. Её представления относятся к сущему как сущему. При всем том метафизика представляет сущность сущего двояким образом: с одной стороны, совокупность сущего как такового в смысле наиболее общих черт, с другой, совокупность сущего как такового в смысле высшего и потому божественного сущего.

Какова цель, в которой вобрав себя все части должно завершится данное условное исследование? Артикулировать её можно так: создать текст, чтобы я созданное текстом могло создавать одно состояние, состоянии в котором вспоминается миг сущего, не того что было сущим у Аристотеля, не того что будет сущим Аристотеля, скажем после выяснения, или прояснения, а то что сущее есть.

Иными словами цель состоит отречении от простого соблазна которым злоупотребляет философия став предметом просвещающего образования, иногда этот соблазн называют ошибкой, состоит же она в восприятии мысли философов конструируя понимание как конструирование мысли, а не акта мысли. Иными словами пользуясь тем, что было выражено М.К. Мамардашвили об Аристотеле словами философ-«называтель».

То цель состоит не в том, чтобы «переназвать» то, что было сделано Стегатитом на более современный манер; от этого мертвое слово не перестает оставаться мертвым и возникает вопрос о том, зачем же каждый «шаг» своей мысли Аристотель называл особым образом и тем предопределил, скажем, свирепство логических интерпретаций своей философии. Потому такое огромное количество содержательно и тонко названного в его исследованиях очень просто уложить в грамматические кандалы, назвать их грамматикой мышления, и представить всем ради чего осуществлялось мышление;тем более что названным можно с успехом пользоваться Цель состоит в том, чтобы подобно Платону «вовлекать в бурный поток философствования», причем настоящий опус предназначен не столько для вопросов, не столько для ответов на возникающие на этом пути, а для осуществления некоторой подготовительной работы. Причем вовлечение, если оно в конце концов случится, предполагается осуществить «логичнейшим» Стагиритом.

Продолжим: Философия должна быть наукой о началах и самой высшей природе (Метафизика 1026).

Если же те кто искал элементы вещей, искал и эти начала, то и искомые ими элементы должны быть элементами не сущего как привходящего а сущего как такового (книга 4, глава 1)
[149]

Для постепенного открытия начал всех вещей служит у Аристотеля учение о причинах.

Начинается все с материальной причины. Этим устанавливается что есть лишь единичное, сама по себе. Мощь единичное осуществляет над другим тем что оно есть. Мысль есть исключительно лишь единственное. Сущность всеобщая определяется как реальность единичной вещи. Это материальное есть стихии-первоэлементы (вода Фалеса, воздух — Анаксимена, огонь — Гераклита). Потому все есть стихия — первоэлемент, потому все полно богов, что мысль есть мысль о том, что есть, а есть единичное, что суть всеобщего определяется именно этим единичным.

Отвлечемся от повествования.

К примеру, не проясненным до сих пор и редко проясняемым остается набившее учебную твердость мысль от том, что человек есть животное политическое это не просто то, что политическая форма выступает для человека тем венцом в котором все остальные формы завершаются именно в ней;что человек есть форма зримости того или иного сущего находящим свое изначальное завершение в полисе т. е. пословица о том что где родился там и пригодился не только о том что человек годен лишь там где родился,

а еще и то что годность и год не только случайно однокоренные слова а выражают неслучайное смысловое содержание и взаимно дополняют друг друга т. е. к примеру, годность к военной службе это не только состояние здоровья, а еще и содержание и форма в которую реализуются смыслы человеческих целей на очерченное число годов.

Вернемся к оставленному и продолжим.

Сущее предстает живущим.

Природа несет жребий и долю. Обычно предполагается что разговор о сущем переводится в сферу бытия сущего затем полагается что разговор о бытии — это разговор о родах и видах бытия среди которых есть некий высший род бытия. Есть ли этот род бытия божественное?

Есть ли это потому «что первая философия есть одновременно теология, поскольку изучает причины тех божественных вещей, которые нам являются», «если существует божественное, то ему присуща высшая природа, а достойнейшее знание должно иметь своим занятием это род сущего» (Метафизика VI.1.)

«Боги видят все сущее в несокрытости потому они могут знаменовать и показывать, (внося что либо в рассмотрение, освещать, размещать в ярком свете) (Сергеев К.А. История античной философии. Введение).

Сделаем, странное на первый взгляд, отступление к первому тезису Декарта изложенному в началах философии. который гласит «наше(мое)мышление строится таким образом, что даже если начала окажутся неверными, то следствия и выводы, полученные на основе этих начал будут всегда истинными»
[150]

Говорится о том, что смысл если он есть то он вне времени и он не имеет никакого отношения к после и если есть, то есть уже до всякого продумывания или забвения (хотя последнее делать в отличие от первого специально не нужно).

Сущее в несокрытости, которая видна богам и дает (видение)мощь богам знаменовать и показывать — это истина, которая строит мышление таким образом, что вне зависимости от того, как мы выражаем свою мысль, вне зависимости от того какая эпоха на дворе, но если эта мыcль совершена до конца, то значит свершилась несокрытость, потому истинное становится правилом для тех, кто в формализме правил видит гарант ясности, но как обычно правильностью достигается правильность а не несокрытость

Обратимся к Анаксимандру: Анаксимандрово — Материальное утрачивает свою самостоятельность с открытием движущей причины. Вместе с движущей причиной встает проблема бесконечности как особого начала вещей и «из чего же вещи берут свое происхождение туда и гибель их идет по необходимости., ибо платят они друг другу взыскание и пени за свое бесчинство после установленного срока». Бесконечность становится материей и временем (то из чего все оформленное и то в чем все оформленное пребывает «ничто в своем ничтожении как раз и отсылает Нас к сущему» «ничто приоткрывается, собственно, вместе с сущим и в сущем в своей полноте ускользающем» (М. Хайдеггер. Что такое метафизика).

По Аристотелю физики признавали бесконечность как характеристику той или иной изначальной стихии, то есть то, что изначальную характеристику той или иной стихии составляет бесконечно.

Попытаемся определить форму: Форма-Завершение бесконечности происходит в форме, в определении того, как эта изначальная стихия присутствует следствиями своими в данной конкретной вещи составляя ее (вещи) суть.

Этим постоянным присутствием названо бытие. Условием возникновения и пребывания стало то, благодаря чему то есть идея блага.

Для того чтобы согласовывать с тем, что само себя являет, человек вынужден философствовать, т. е. спасать феномены для того чтобы бытийность вещей среди всего сущего не утрачивала своей определенности для нас, чтобы собственный нрав замечать.

Спасено либо продуманно может только то, что доведено до конца (я разбрасывающее себя в необозримо, но завершенном и завершающемся множестве усилий) находит себя в том «что выходит без печали из наших рук по словам».

Завершим и подытожим:

  1. Движимое сущее это всегда наличие того к чему оно продвигается;
  2. Природа есть многообразие сущего, заключающего в себе конструирование своей сущности и пребывающее в осуществленности;
  3. Осуществление сущности значит движение к цели, определяемой природой того осуществляющегося сущего.

Добавить комментарий