Экономическая теория о человеке

Некоторые критические замечания

[206]

Мыслящий и работающий человек есть мера всему
В. Вернадский

Люди практики, которые считают себя совершенно не подверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого.
Дж.М. Кейнс

Введение

В экономической теории накопилось множество взглядов, являющихся плодом работы немалого числа великих умов и их сподвижников. Представляется полезным рассмотреть, как человек представлен в экономической теории, различные суждения, порой противоположные и неверные. Последние имеют место ввиду недостаточной глубины познания, ограниченных познавательных способностей исследователей, их менталитета, интересов и т.д.

Основным критерием истинности тех или иных теорий социальных наук, думается, следует считать то, насколько верно отражаются в них сущность, интересы, положение человека, в какой [207] мере представление о нем соответствует критериям человечности. Несмотря на огромное количество взглядов, идей, большого запаса знаний об экономике, в том числе ценных для теории и практики, нам представляется, что до сих пор человек в экономической теории никогда не был представлен адекватно, т.е. в соответствии с его сущностью, функциями, идеалами, интересами, не оценивались по этим критериям его жизнь, деятельность, отношения к миру и между людьми 1. Об этом речь пойдет ниже.

В понятие «человек» здесь вкладывается общесоциальный смысл, выражающийся в том, что он предстает перед нами как единственное созидающее существо на Земле, обладающее творческой способностью, склонностью к самопознанию и самоутверждению (самореализации), к благополучию, добру для всех, к истине, к прогрессу всего человечества, характеризующееся свободолюбием, человеколюбием, стремящееся к истине, справедливости, нравственной жизни, являющееся создателем всех духовных и материальных ценностей, социосферы и преобразующим ее по мере своего развития, обладающее свойствами ошибаться, колебаться, быть подверженным соблазну. «Человек» — это собирательное понятие, охватывающее доминирующие качества всех людей во всей истории с учетом перспектив, от которого люди конкретных эпох и конкретные индивиды отклонены в той и иной мере. Следовательно, речь идет об общем взгляде на человека, с которым должны сопоставляться его черты, действия и положение в различных эпохах, для оценки существующей социально-экономической системы, судьбы в ней человека.

Если заглянуть глубоко в историю, судьба человека, его экономическое положение вообще всегда были жестокими, не соответствующими сущности, идеалам, интересам человека, и остаются такими же до сих пор, хотя наблюдается тенденция в общих чертах к прогрессу. Человек в нашем мире до сих пор не был соответственно [208] его достоинствам и идеалам в полном смысле свободным и счастливым. Он был голодным и обеспеченным, рабом и рабовладельцем, слугой и господином, наемным работником и работодателем, исполнителем и властителем. Все эти роли накладывали на него тяжелую морально-психологическую или физическую ношу, несмотря на то, как это им воспринималось. Экономическая же теория никогда адекватно не отражала вышеотмеченную участь человека, обусловленную недостаточным уровнем его интеллектуального и нравственного развития и, следовательно, условиями жизни. Главным образом эта теория давала описание существующего положения (что называют позитивной теорией). Нечеловечные условия жизни отражались в ней как нормальные или излагались без оценок, человек был отодвинут на второй план и вперед были выдвинуты вещи и вещные отношения и т.д. Помимо этого предлагались определенные рекомендации улучшения жизни без коренных изменений (нормативная экономическая теория). Лишь редко поднимался вопрос о радикальных изменениях жизни человека, в том числе экономической, когда некоторые мыслители опережали время и выдвигали смелые, пусть нереалистичные, проекты и сценарии жизни по идеалам человечества, и то нереальными или неприемлемыми путями.

Таким образом, можно констатировать, что экономическая теория не смогла относительно человека выполнить свою роль — быть источником истинных знаний и средством решения самых насущных вопросов устройства жизни людей по-человечески.

Из глубины веков

Ретроспективный анализ покажет как «бездушие» истории, так и неточное или неправильное отражение в экономических воззрениях различных эпох, за исключением отдельных трезвых и глубоких мыслей, фактического положения людей, их общественного сознания.

Началось это с того, что представители экономической мысли с древних времен в лице Каутилия (Индия), Ксенофонта, Аристотеля (Греция), Катона, Варона, Колумеллы (Рим) и других считали [209] крайне неравное положение населения на имущественной основе, деление их по слоям совершенно справедливым, а рабов (большую часть населения) вообще не относили к членам общества. Лишь Платон высказал критическое мнение и предложил свой проект идеального государства, осудив пороки реально существующего бытия. Теоретическое мышление не смогло отреагировать на восстания рабов как на протест по поводу бесчеловечности жизни, отношения к человеку.

Наиболее прогрессивно сущность и положение человека, вообще, и с экономической точки зрения, в частности, отразились в раннехристианских воззрениях, защищающих интересы и права всех людей, добрые отношения между ними, хотя на наивном уровне.

Средневековая экономическая мысль не смогла продвинуться вперед главным образом придерживаясь того, что существующий порядок жизни народа, положение людей являются естественными и нормальными и изменять их не следует (Фома Аквинский и др.)

Долго научная мысль не могла обнаружить бесчеловечность жизненных условий большинства людей, отношений между людьми, несоответствие их интересам и сущности человека. Никто не оспаривал в научной мысли факт господства одних людей над другими и оно считалось естественным и справедливым. Только идеологи крестьянских восстаний смогли выразить настроение угнетенных, объявили существующее положение людей бесчеловечным, выступили против бесправия большинства людей и требовали изменения условий жизни (Дольчино, Уот Тайлер, Джон Болл, Ян Гус, Томас Мюнцер и др.). Из их уст человечество услышало голоса о необходимости человеческих отношений между людьми, защиты достоинств и естественных прав человека.

Прорывом в пробуждении общественной мысли относительно положения человека, несправедливостей истории, порочности общественной жизни, а также организации общества по-новому, приближения к человечным порядкам явились воззрения утопистов-социалистов, правда, фантастические, идеалистические, но имеющие огромное значение для поисков путей к гуманизации общественного бытия, отношений людей, экономики.
[210]

Возникновение и развитие капитализма переключили внимание экономической мысли на проблемы создания и роста богатства, на некоторые аспекты распределения благ. Никто из представителей классической политической экономии не высказал сомнение по поводу соответствия организации производства, экономических отношений капитализма с сущностью человека, его идеалами и интересами. Напротив, существующие порядки объявлялись вечными, наилучшими, закономерными, справедливыми вообще. Не было осознано, что это лишь этап исторического развития, соответствующий существующему уровню развития человека, а не общечеловеческим критериям.

Гениальный А. Смит среди интересов человека, признаков его сущности на первый план выдвинул экономические аспекты — интересы, в психике человека видел природный экономический задаток. А. Смит писал, что когда мы получаем от других людей продукты, «мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгоде» 2. Он считал, что определяющим признаком человеческой природы является склонность «к мене, торговле, к обмену одного предмета на другой» 3. Такое толкование экономических функций и интересов человека вполне соответствовало смитовской эпохе, но отнюдь не сущности и идеалам человека 4. Смитовские идеи и взгляды относительно механизма рыночных отношений способствовали направленности экономической мысли и сознания людей к экономическому богатству, увеличению его количества и все большему снижению внимания [211] к человеку, человечности условий жизни. Еще не было ни в какой мере понято ключевое значение для экономической и общественной жизни социума и для теории справедливости распределительных отношений, на которых строятся все коренные признаки общества, экономики. Это касается и таких великих экономистов, как Д. Рикардо, Ж.Б. Сей, Дж. Милль и др.

В определенной мере интересы большинства людей прозвучали в работах так назвыаемых представителей романтической школы — Сисмонди, Прудона и др., которые выступили в защиту мелких производителей и за формирование среднего класса.

Не следует забывать о заслугах утопистов-социалистов ХVIII–XIX веков, об их заинтересованности судьбами человека и человечества. Несмотря на то что в учении Сен-Симона, Р. Оуэна и Ш. Фурье немало социальной фантазии, они нацеливали людей в направлении преобразования жизни и экономики сообразно истинно человеческой природе на основе добра, общего благополучия. «Люди будут вовлекаться в дело творения чудес и науки, не будут побуждены соблазном наживы. Продукт труда людей достигнет совершенства, какого следует ожидать от людей, работающих по страсти под влиянием духа творчества, собственного достоинства» 5.

Если быть объективным, то было бы несправедливо не видеть, что особое место человеку, его судьбе отводил марксизм. Идеи марксизма перекликаются с гуманистическими идеями, содержащимися в произведениях прогрессивных мыслителей и религиозных учениях — о нравственности, справедливости, человечных отношениях, об освобождении человека от господства над ним экономики, вещей. Однако марксизм изначально допускал неверные и неоправданные толкования путей создания гармонизированного и гуманизированного общества: насильственное уничтожение капитализма, установление диктатуры пролетариата, неверное толкование источников богатства и прибыли 6, недооценивал исторические [212] закономерности и предпосылки, на основе которых подготавливается переход к более прогрессивному социально-экономическому строю, переоценивал роль пролетариата в истории, ратовал за чрезмерное форсирование исторического прогресса без созревания соответствующих условий.

Возникшие параллельно и после К. Маркса течения экономической мысли были заняты частными вопросами экономического анализа и разработкой парадигм, порой спорных, как, например, маржинализм, неоклассицизм. Их основные положения легли в основу дальнейшего развития экономической теории. Помимо того, затрагивались отдельные вопросы относительно положения человека при существующей экономической системе. Представитель исторической школы Гильдербранд, например, писал, что частная собственность вызвала у человека «личную энергию, с которой он может достигнуть высшего духовного развития». Однако можно ее «употреблять во зло для духовного и нравственного разрушения, для праздности и порока владельцев, для угнетения других и во вред общему делу» 7.

Выдающиеся представители экономической науки Дж. Кларк, А. Маршалл и другие позитивно относились к фактической экономической жизни человека и разрабатывали вопросы функционирования рыночного механизма, распределения благ, не затрагивая аспектов соответствия существующей экономической системы критериям человечности, идеалам и интересам всех людей. При этом можно в их трудах найти высказывания о нейтральности рынка относительно человека: «Для рынка безразлично, как растет экономика, как получают прибыль, если она растет, если ее получают. Ему безразлично, как распределяются доходы, блага, если они делают кругооборот и приносят прибыль» 8. Эта верная интерпретация не доводилась до логического конца. Экономическая мысль не сообщала обществу, что такое состояние небезразлично для человека, и он должен заботиться и о том, чтобы не жить по суровым законам рынка.
[213]

Современные воззрения

В современной экономической теории не произошло особых сдвигов по отношению к человеку, человек в ней предстает главным образом в качестве экономического субъекта — продавца (предпринимателя) и покупателя (потребителя), акционера и фермера, капиталиста и наемного работника и т.д. Человек затоплен в вещах и вещных отношениях. Общественное сознание и экономическая теория на первый план выдвигают вещное богатство (товары) и услуги, их производство и увеличение. Определяющим мотивационным фактором действия человека признаны экономическая выгода, деньги, капитал. Вся жизнь, включая духовную, охвачена коммерциализацией. Экономика, доминирующая во всей жизни, является как бы самоцелью 9. Истина перевернута — средство для жизни объявлено высшей целью, а высшая цель экономической деятельности — человек — средством получения экономических результатов. Якобы человек существует для создания товаров и прибыли — таким он выглядит по экономической теории.

Подобное положение обусловлено не только все еще недостаточным уровнем развития человека, его познания социальных явлений, их глубинной сущности, но и рыночной средой, которая притупляет человеческие качества, их роль в жизни человека и чрезмерно заостряет внимание на экономических результатах. В этих условиях на второй план уходят общечеловеческие ценности в истинном смысле — свобода (она в основном толкуется как экономическая категория), нравственность, справедливость, красота, добродетель, дружеские и другие человеческие отношения и т.д. Порой искажен их истинный смысл. Могущество (на данном этапе, конечно) денег, капитала, вещного богатства достигает всесилия. Человек подчинен диктату экономики, рынка, его законам.
[214]

Экономическая теория в этой ситуации относительно положения человека занимает вообще как бы нейтральную позицию, что приближенно выражено Л.Ф. Мизесом. «Экономика наука — наука теоретическая, — отмечает Мизес, — и в этом качестве воздерживается от любых оценочных суждений. В ее задачи не входит (курсив наш. — Г.М.) предписывать людям цели, к которым следует стремиться. Это наука о средствах, которые использованы для достижения избранных целей, но безусловно, не наука о выборе целей» 10.

Сфера экономической теории под давлением рыночных отношений сужена. Появилась наука «Экономика» («Экономикс») — теория рыночной экономики, которая якобы является общей экономической теорией. Однако, вопреки распространенному мнению 11, это не так. Предметом «Экономики» («Экономикс») считают, «как общество использует редкие ресурсы для производства товаров и услуг, распределяет их среди людей» 12 или «Экономикс» изучает «поведение индивидов и институтов, занимающихся производством, обменом и потреблением товаров и услуг» 13.

По нашему же мнению, общей экономической теорией можно считать ту науку, которая дает обществу знания не только о производстве, распределении, обмене благ, способах их роста, а и о том, в каких условиях для человека вообще проходит экономическая жизнь, как служит экономика благополучию всех, насколько справедливы экономические отношения, насколько соответствуют они критериям человечности, идеалам человечества, сущности человека, какие изъяны с этой точки зрения имеются, каковы перспективы развития и гуманизации экономики. Такого широкого подхода к реально существующим экономическим проблемам в нынешней экономической теории не наблюдается.

Нельзя сказать, что нет никакого критического отношения и оценочных высказываний относительно реально существующих [215] явлений жизни с позиции общих критериев положения человека и ценностных ориентаций общества. Имеется множество соображений и целых исследований, критикующих существующий образ жизни, ее пороки в условиях капитализма, показывающих, как рыночные отношения благоприятствуют нарушениям принципов человечности ради получения экономической выгоды, достижения успеха на экономическом поприще. Имеются замечания об одном из ключевых недостатков рыночных отношений — порочной системе распределения. Так, например, Дж. Кейнс писал: «есть определенное социальное и психологическое оправдание значительного неравенства доходов и богатства, но не стольким разрывом, как это имеет место» 14.

Встречаются правильные мысли о неверности отождествления богатства общества с материальными предметами и т.д. «… богатство — это все, что люди ценят, — пишет П. Хейне, — нет обязательной связи между ростом богатства и увеличением объема, веса и количества материальных предметов. Неоправданное отождествление богатства с материальными предметами должно быть отвергнуто с порога» 15. Однако расширенное толкование богатства (ценностей) и другие прогрессивные мысли, которые способствовали бы облагораживанию образа жизни, вообще и экономической в частности, мало влияют на общественное сознание и саму жизнь. И экономическая наука в этой части остается консервативной. Экономическая теория имеет много крупных достижений, рассмотрение которых здесь не является нашей целью.

Нам представляется резонной мысль, что «экономисты погрязли в технических тонкостях и по сути дела не сумели выбраться из них. Основной чертой современной экономической теории является … тенденция к разработке чисто технических приемов» 16.
[216]

Современная экономическая теория в целом односторонне, узко представляет экономическую жизнь с позитивной позиции: якобы не существуют острейшие проблемы, замалчивает пороки рыночной экономики, в частности такие, как искажение ценностной ориентации людей, чрезмерный акцент на материальное богатство, на наживу, от чего проистекает большинство социальных бед; неполноценность экономической свободы, сопряженной часто с рисками, напряжением, банкротствами, вынужденным выбором; отсутствие свободного выбора у наемных работников между самостоятельной работой и подчинением воле других субъектов, порой недоброжелательных; распространение нездоровых и антиобщественных форм деятельности — спекуляции, наркобизнеса, трефикинга, криминального бизнеса, коррупции, а также паразитизма; производство товаров и услуг, не приносящих обществу пользы; неразумное потребление благ ради престижа или ввиду наличия нездоровых потребностей; углубление экологического кризиса; игнорирование нынешним поколением интересов будущих поколений; беспощадное отношение к природе и т.д.

Экономической теорией неадекватно оцениваются и интерпретируются вообще изъяны рыночной системы, лишь в ограниченных пределах рассматриваются проблемы совершенствования экономической жизни, экономических отношений и их механизма, предлагаются отдельные рекомендации, не затрагивающие основы существующей системы, исходя из концепции ее вечности, что нельзя считать верным.

Антропоцентристский подход — путь к гуманистической экономической теории

Положение человека в современном мире в целом, учитывая социальные, экологические, гуманитарные, демографические, санитарные, образовательные, гендерные и иные аспекты, можно считать пессимистичным. Голод, холод, невежество, несправедливость, насилие, аморальности и другие беды делают большую часть людей несчастливой. История всегда была жестокой по отношению к ним, [217] а наука всегда грешила перед ними хладнокровным взглядом на их судьбу и неверным ее освещением.

Исходной причиной всего этого являлись недостаточный уровень развития самого человека вообще, экономики в частности, а также в определенной мере нацеленность познавательных усилий общества на решение неключевых проблем. Следовало бы осознать во всеобщем масштабе тривиальную истину, что не менее голода и холода снижают качество жизни человека, особенно в эпоху относительно высокой цивилизации, несправедливости, унижение, бесправие, угнетение, обман, отчужденность и т.д., что испытывает большое число людей в современном мире и делает этот мир во многом уродливым с точки зрения положения человека, соответствия этого положения сущности личности. В этом и заключается кризис человека в современную эпоху, о чем давно предупреждали человечество знаменитые авторитеты науки 17.

Эти и другие аналогичные проблемы социально-экономической жизни адекватно не отражены и не оценены экономической теорией, ею не сделаны попытки поиска кардинальных путей их решения. Перед назревшей опасностью катастрофы из-за накопления острых противоречий в жизни человечества крайне необходимо включение социальных наук в разработку идей и проектов, направленных на устранение причин современного кризиса в жизни человечества. Все усилия, на наш взгляд, должны быть направлены к гуманизации общественной жизни, и прежде всего экономики, к преобразованию их на основании и в соответствии с общечеловеческими ценностями — добром, истинной (полноценной) свободой, справедливостью, нравственностью, красотой и т.д.

Решение рассмотренных проблем невозможно без истинных знаний о жизни человека в нашу эпоху, о всех сторонах, в том числе и экономической, о достоинствах и изъянах нашей действительности, без выработки путей освобождения людей, общественной и экономической систем от лжи, заблуждений, соблазнов, алогичности, [218] абсурдов и других пороков, от отчуждения человека. Наше время настоятельно требует решительных шагов в этом направлении.

В этом плане, как нам кажется, назрела необходимость коренного преобразования социальных наук, в том числе экономической теории. Суть этого преобразования должна заключаться в том, что человек, соответствие его жизни критериям человечности, общечеловеческим ценностям должны быть поставлены в центре этих наук, выдвинуты на первый план.

Такой подход нам представляется антропоцентристским (в новом содержании этого понятия). Следовательно, все явления в социуме должны рассматриваться и оцениваться с точки зрения их соответствия сущности и достоинствам человека. Это совпадает и с требованиями объективности и истинности нашего познания. Словом, речь идет о новой философии познания социально-экономических явлений, включающей ценностный (аксиологический) анализ и эвдемоническое видение явлений.

На этой основе экономическая теория может стать более глубокой, фундаментальной, критической — всесторонне и беспристрастно освещающей экономическую жизнь, конструктивной — формирующей глубокие идеи и проекты преобразования экономики в духе благополучия всех людей (а не отдельных групп), конструктивная теория будет исходить из активной роли субъекта в пределах объективно созревших условий.

Исходя из этого экономическая теория должна быть начата не с анализа товара и рынка, а с рассмотрения человеческих качеств, потребностей, интересов, способностей, целей деятельности в экономике. Далее все вопросы должны освещаться, ставя в центре внимания человека, исходя из принципа: все в социуме начинается с человека, т.е. все делается для человека, все делает человек с помощью природы и исторических сил.

Таким образом, будет устранено смещение мест человека и экономики (постановка экономики над человеком), экономическая теория будет вносить свой вклад в улучшение, гармонизацию и гуманизацию жизни людей.

Примечания
  • [1] Существует мнение, что самопознание человека, его знания о себе пока еще недостаточны. Это прямо относится к знаниям о феномене человека, имеющихся в экономической теории.
  • [2] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов.
    Т.1. М., 1935. С.2.
  • [3] Там же. С.16.
  • [4] Вопреки утверждениям, А. Смит не считал эгоистические свойства положительными. «Великий закон природы состоит в том, чтобы мы любили себя не более чем других, или, что то же самое, не более, чем могут любить нас ближние» (Теория нравственных чувств. М., 1997. С.45.); или «мы презираем эгоиста, очерствелая душа которого занята исключительно только собой и относится бесстрастно к несчастью своих ближних» (Там же. С.44.).
  • [5] См.: Реуэль А. История экономических учений. М., 1972. С.303.
  • [6] Подробно об этом см. в нашей работе «Метаэкономика — философия экономики». Тб., 1995 (на груз. яз).
  • [7] Реуэль А. История экономических учений. С.278.
  • [8] Clark G. Econoic Institutione and Human Welfer. N.Y., 1957. P.20.
  • [9] Ф. Хайек считает, что цель экономики «суть результат собственного развития» (См.: Бертенев С. История экономических учений». М., 2000. С.279).
  • [10] Мизес Л.Ф. Человеческая деятельность: Пер. с англ. М., 2000. С.13.
  • [11] См.: Самуэльсон П., Нордхаус В. Экономика. М., 1999. С.48.
  • [12] Там же.
  • [13] Макконнелл К., Брю С. Экономикс. Т.2. 1992. С.21.
  • [14] Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1993. С.237.
  • [15] Хейне П. Экономический образ мышления. М., 1991. С.172. Еще Аристотель указывал, что истинное богатство состоит в совокупности средств, необходимых для жизни и полезных для государства и семейной общины (Аристотель. Соч. Т.4. М., 1984. С.389-390).
  • [16] Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М., 1968. С.19-20.
  • [17] Имеется в виду книга Н. Бердяева «Судьба человека в современном мире», работы А. Швейцера, представителей Римского клуба и др.

Добавить комментарий