Преодоление молодости: студент в музее

Мы не молчим, а просто бредим,

Мешаем истину и вздор.

Мы всё спешим, куда-то едем,

Летим вперед во весь опор.

……………………………………….

Мы не кричим, а просто бредим.

На все бросая быстрый взор,

Мы всё боимся — недоедем,

И мчим вперёд во весь опор.

В.С.

[72]

Молодости свойственна суетливость, старости — неспешность, молодости свойственно мало знать и много хотеть, старость как правило отягощена знанием, но чаще всего ограничена в желаниях. Молодость и старость — два полюса, два противоположных конца жизни, два её предела, столь непохожих друг на друга. И всякое стремление вперед у молодежи, это известное у А.С. Пушкина «и жить торопится, и чувствовать спешит» — в конечном счете ни что иное как непреднамеренное стремление к старости. Старость сама по себе не привлекает молодежь, она отпугивает обычными сложившимися стереотипами — немощью, болезнями, бестолковостью, беспомощностью, необеспеченностью, нуждой, одиночеством. Конечно, это всего лишь стереотипы, и как всякие стереотипы они не отвечают реалиям жизни: старость многовариантна по своим проявлениям и не обяхательно должна восприниматься как страдание и немощь — она вполне может быть наледена и силою духа, и мудростью, и особым счастьем достигнутой независимости и покоя. Но молодежь, не осознавая, не размышлЯя о том. что же такое старость, стремится к ней, потому что спешит: спешит повзрослеть, спешит приобрести, спешит пережить, прочувствовать, насладиться, спешит всё попробовать и всюду порбывать. И с этой точки зрения она спешит преодолеть свою молодость.

Чем мешает молодость молодежи? Прежде всего тем, что она не чувствует себя в состоянии молодости равноправной со взрослыми людьми, не чувствует себя благополучной, самостоятельной, обеспеченной всем необходимым, не чувствует себя уверенной в приобретенных от жизни ещё малом опыте, знаниях, тех ориентирах и ценностях, о которых говорят взрослые и которыми иногда даже пользуются, не чувствует себя уверенной в своем будущем. И молодежь стремится создать свои ориентиры и ценности, не отвергая окончательно и те, которые она наблюдает у взрослых. Она стремится уравновесить себя в опыте, знаниях со взрослыми, и опять в этом стремлении молодости можно констатировать как основную тенденцию — стремление к преодолению молодости.

Особенно ярко эта черта проявляется в студенчестве. Все проводимые исследования — привлечение соответствующих статистических и социально-демографических данных, составление психологических портретов представителей студенчесекой молодежи, проникновение в мотивационную сферу студенческой молодежи, реконструирование системы её ценностных ориентаций, построение типологии современного студенчества при использовании обоснованной системы критериев, выявление направленности желаний и интересов, побуждающих к той или иной деятельности — всё говорит о том, что в конечном счете главная — пусть неосознаваемая, но постоянно решаемая молождежью задача, это стремление к старости и преодоление молодости.

Широкий спектр вопросов, связанных с характеристикой современного студенчества, [73] находит отражение в массиве публикаций, представляющих итоги осуществленных за последние годы социологических исследований, основным объектом изучения которых выступала молодежь России, а также студенчество как отдельная социальная группа в рамках данной общности. Это работы С.Н. Иконниковой, В.Т. Лисовского, З.В. Сикевич, М.Б. Глотова, В.И. Добрыниной, Т.Н. Кухтевич и многих других авторов. Благодаря их исследованиям стало возможным описание и понимание образа жизни и духовного мира современного студенчества, рассмотрение отдельных специфических качеств, присущих молодежи, определение системы его ценностей и приоритетов, выявление причин фиксируемых изменений. И вся эта огромная проделанная учеными работа в конечном счете говорит об одном — о неуклонном, неистребимом, упорном стремлении молодежи к преодолению своей молодости.

Согласно проведенным исследованиям — на протяжении 1990-х годов значительно возрастает число студентов, являющихся носителями жизненной стратегии, согласно которой высшее образование рассматривается в первую очередь как необходимое условие доступа к определенной сфере профессиональной деятельности, гарантирующей ее представителям материальное благополучие и высокий социальный статус. Иными словами, цели материального благополучия, достижения высокого положения в обществе сегодня для значительной части студенчества выходят на первый план. Обращение к заключениям авторитетных исследователей учащейся молодежи России позволяет сделать вывод о существенных сдвигах в системе представлений студенчества о высшем образовании, произошедших на протяжении 1990-х годов.

Ведущей функцией высшего образования сохраняется по-прежнему «профессионально-экономическая» (согласно типологии, разработанной М.Х. Титма), связанная со стремлением приобрести определенную специальность, обеспечивающую необходимый и желаемый уровнень жизни. Однако вместе с тем приходится учитывать и те изменения, которые претерпевает само отношение к профессиональной деятельности.

Иными становятся приоритеты в оценке труда, критерии выбора специальности, которыми руководствуется большая часть молодежи. Реализация своих интересов и способностей, творческий характер деятельности, ее значимость и полезность, игравшие существенную роль в мотивах выбора вуза абитуриентами на протяжении предыдущих десятилетий, в конце 1990-х годов уступают свои позиции побуждениям, связанным с вознаграждением труда, возможностью получения высоких доходов и властных полномочий. Какая реплика преждевременной старости в молодые-то годы! Так, согласно мнению С.Н. Иконниковой, за последнее десятилетие в России выделяется новый тип студента, в сознании которого оказываются неразрывно слитыми образование, карьера, власть, богатство, дорогой стиль жизни и комфорт. Налицо обеднение целей и идеалов, равнодушие к самой сущности жизни, её духовным ценностям и содержательным радостям. Какие-то молодые старички, коим нужен только мягкий диван, теплый клозет, сытная еда, немного развлечений, почет и уважение вне зависимости от того, каким способом они добыты и на чем основаны.

В ходе социологических исследований последних лет было выявлено, что половиной опрошенных студентов именно приобретение данных порказателей будущей жизни определяло их интерес к высшему образованию, что может быть также расценено и как проявление еще одной знаменательной тенденции 1990-х годов — усиление социально-элитарной функции высшего образования. Этому немало способствует резкое усложнение возможности попасть в вуз из-за коррупции, взяточничества, высокой стоимости платного образования, особенно по элитным, т.е. высоко престижным, обеспечивающим высокий достаток специальностям.

Наряду с этим, как показывают результаты исследований, всё же и в наше трудное время для определенной части учащейся молодежи (состоящей обычно от 15% до 30% [74] совокупностей опрошенных студентов) обучение в вузе неразрывно связано со стремлением к собственному духовному развитию, возможностью повысить свой уровень культуры в процессе приобретения высшего образования. Именно для данной группы студентов высшее образование выполняет в первую очередь гуманистическую функцию, направленную на обогащение духовного опыта личности.

Согласно мнению исследователей данных вопросов обучение в вузе представляет собой период уникальный с точки зрения интенсивности наполнения духовного опыта. Результаты этого процесса проявляются затем во всех сферах и на всех этапах жизнедеятельности человека. Однако многие авторы показательной тенденцией последних лет называют неуклонное заметное снижение активности студентов при использовании имеющихся возможностей повышения своего уровня культуры. Результаты проводившихся на протяжении 1990-х годов социологических исследований, посвященных студенчеству, свидетельствуют о резком сокращении за последнее десятилетие числа студентов, проявляющих интерес и желание посещать различные учреждения культуры, и в этом отношении музеи не составляют исключения. Однако при этом несомненный интерес студенчества к музею, фиксируемый в ходе анкетных опросов и интервью, сочетается с крайне низкой посещаемостью музеев подавляющим большинством учащихся российских вузов, активность которых в освоении сосредоточенного в музеях культурного потенциала приходится признать крайне низкой. Что-то неоправданно старческое появляется в образе студента: какое-то равнодушие к новому знанию и опыту (если, конечно, это не затрагивает его материальные интересы и вопросы карьеры).

С особой остротой это проявляется в условиях Санкт-Петербурга, крупнейшего центра культуры, уникального по масштабу и ценности своих музейных коллекций. Как следует из данных, имеющихся в распоряжении исследователей, подавляющее большинство опрашиваемых студентов высказывает на словах желание посещать музеи и является носителем положительной установки по отношению к данному учреждению культуры в целом.

Заинтересованность студентов в общении с музеями обусловлена в каждом конкретном случае действием определенной совокупности различных факторов и условий. Так, в ходе анкетного опроса, проведенного мною, только 1/10 часть всей совокупности респондентов (студентов петербургских вузов) отказывается признать за собой безусловное наличие желаний посещать какие-либо музеи города, в то время как 9/10 всех опрошенных эти желания имеют. Подобные факты дают основания для заключения о наличии в современной студенческой среде интереса к музеям, проявляющегося в вербализованной форме — в виде высказываний, мнений, суждений о значимости музея и его притягательности. Согласно данным, полученным М.Б. Глотовым в ходе изучения фактической посещаемости петербуржскими студентами учреждений культуры в середине и 2-й половине 1990-х годов, подавляющее большинство студентов (70-80%) посещают музеи лишь изредка. Регулярно к музеям обращается 1/5 часть первокурсников и 1/10 часть студентов старших курсов. Максимальную активность демонстрируют во взаимодействии с музеями студенты II и III курса, среди которых часто посещает музеи приблизительно каждый третий студент.

Активная устремленность в будущее, поиск смысла жизни сообщают студенческой молодежи данной группы характерную пластичность и отзывчивость, а также своеобразный максимализм и категоричность в суждениях, что связано с настоятельностью и необходимостью разрешения противоречий, встающих перед молодыми людьми. Интенсивость взаимообщения также выделяется исследователями студенческой среды как один из ее атрибутов.

В целом обобщение полученных данных приводит к заключению о том, что отношение современных российских студентов к музею, выраженное в их высказываниях, не получает соответствующего подкрепления в их поведении. Положительная установка по отношению [75] к музею в целом, интерес, проявляемый к конкретным музеям, у значительной части студентов остается нереализованным, о чем свидетельствует реальная посещаемость музеев учащимися вузов, которую, в частности, в условиях Санкт-Петербурга следует признать крайне низкой, учитывая количество и разнообразие музеев города, а также богатство его музейных коллекций.

Таким образом, в условиях дефицита свободного времени и при увеличении трудовой загрузки студентов они предпочитают музеям иные источники духовного опыта. Их внимание сегодня в большей степени сосредоточено на разрешении проблем и противоречий, определяющих присущих в данной социальной группе содержание жизни. Этим обусловлена необходимость обостренного духовного поиска своих жизненных позиций, своего пути к материальному благополучию и успеху в условиях, когда идеалы и ценности, выработанные в предшествующие исторические периоды, сосуществуя и переплетаясь между собой, порождают противоречивую картину непонятного и спутанного мира прошлого. Эта текнденция формируется в бессознательной сфере психики студента и выражается в его сознании и поведении, вступая в противоречие с его отдельными оценками и высказываниями. Среди различных видов досуговой деятельности, которые петербуржские студенты избирают в качестве предпочтительных, интерес к музеям и выставочным залам находится лишь на 10-м месте.

Реальное ослабление интереса к музеям, учреждениям культуры при высоком вербально подтверждаемом статусе музея, учреждений культуры в глазах студента говорит о том, что жизненные проблемы переключают его внимание на задачи выживания в усложнившейся общественной жизни, создают ощущение неустойчивости, ненадежности окружающего мира, неуверенности в будущем. Именно на этих проблемах он сосредотачивает сое внимание сегодня в первую очередь. В 90-е годы он стал отчаянным прагматистом, в силу чего высокие духовные ценности, внутренне определяющие человека и указывающие на достигнутый человеком уровень собственной культуры, уходят на второй план. На первый план выходит для значительной части молодежи стремление наилучшим образом «устроить» свою жизнь, обеспечить себя престижной и обещающий высокий достаток профессией, приобрести такой материальный достаток, который позволит реализовать все свои стремления к удовольствиям и успеху. Студент сегодня утрачивает свою молодость черезчур постешно, не испытав все её радости, не реализовав её возможности по закладке глубокого духовного, психологического фундамента в основание своей будущей жизни. Он просто не успевает быть молодым. Вместо молодости у него преждевременная взрослость, но это в свою очередь создает опасность, что вместо старости у него может наступить преждевременная дряхлость. Не пора ли одуматься и остановиться. Не пора ли вернуть молодежи полноценную молодость, а людям в возрасте — полноценную старость. Преодоление молодости должно быть процессом медленным и глубоким по своим духовным результатам. Здесь начинается человек, здесь формируется его базис и только наличие базиса, наличие полноценно прожитой «базисной» жизни дает и полноценно проживаемую «базисную» старость. Русский народ говорит:

Поутру солнышко не греет,
Повечер солнышко не печет.

Пропущенная или «свернутая», преждевременно преодоленная молодость не становится фактором «преодоления» старости, но становится неизбежным условием её преждевременного наступления, хотя бы только по внутреннему самочувствию и неизбежного перехода её из полноценной красивой старости в неполноценную дряхлость. Думать о будущем — это вместе с тем думать не о том, какой будет середина жизни, а прежде всего о том, каковы будут её итоги.

Комментарии

Добавить комментарий