Концептуальные проблемы ростовщической цивилизации

[172]

В V веке до новой эры в городах-республиках Греции свободный эллин наказывался смертью за единственное преступление — ростовщичество. Почему это социальное явление считалось самым страшным преступлением, нам не объяснили ни историки, ни философы прошлого, ни современные комментаторы социального обустройства Мира — политологи.

Прошло всего каких-нибудь 25 веков от казней в древней Греции и необходимость комментария «ростовщичества» как главного социального инструмента современной цивилизации также очевидна, как и древнегреческое умолчание. Ростовщичество как системно образующий [173] цивилизационный феномен «стартовал» открытием в сороковых годах 19 столетия пятью братьями Ротшильдами банков в пяти городах Европы: в Париже, Лондоне, Вене, Франкфурте-на-Майне и Неаполе. Так появилась «международная» банковская сеть, породившая вскоре транснациональную кредитно-финансовую систему — фундамент цивилизации, имя которой «ростовщическая».

Одним из главных «отцов» легального социального феномена ростовщичества был (как это не покажется чудовищным и нелепым) великий, гениальный Карл Маркс. Более поздним историческим аналогом гениальности, но уже в физике миру был предъявлен Альберт Эйнштейн. И тот и другой «не очень аккуратно» обошлись с системообразующими понятиями-мерами: «деньгами» — К. Маркс, «временем и пространством» («преобразования Минковского–Лоренца») — А. Эйнштейн. Последствия этих «неаккуратностей» очень даже сходные: социальная безысходность, тупик ростовщической цивилизации и растерянность и невнятная суета современной теоретической физики.

Короткое доказательство в части ростовщического капитализма. Вначале несколько определений. К. Маркс: «Деньги это универсальный ТОВАР…». То есть деньги наделены социально-экономической дефиницией «стоимость». Именно это необычное, «ростовщическое» свойство денег, «доказательно» провозглашенное в «Капитале» дало основание старым и новым «системным аналитикам» утвердить Маркса в качестве гения. Далее наши определения. Товар — это продукт общественно полезного труда. Заметим, что «продукт» лучше, чем «продукт обмена». Ибо, современные социальные мыслители до сих пор усматривают возможность трактовать «землю» как продукт обмена, а также как одну из главных компонент обеспечения универсального товара — денег: «недвижимость». Но ведь очевидно: земля не является «продуктом» общественно полезного труда, а, следовательно, и товаром. Она передана нам Создателем и, потому, как и другие природные ресурсы, является общественной (!) собственностью. Естественно, товар по социальной формуле «спрос-предложение-цена» может иметь различную потребительскую стоимость и ее денежный эквивалент. И вот внимание!: «деньги есть мера общественно полезного труда». Разумеется, как и у Маркса, и всеобщий и универсальный эквивалент обмена. Но МЕРА! То есть деньги, не будучи [174] товаром, а мерой не могут быть объектом купли-продажи с изменением номинала («курса»). Подобно тому как (старая) мера длины — один метр всегда 100 сантиметров неизменной длины. Здесь нужно понять, что именно «товарность» (изменчивость) денежной меры, самих денег и их суррогатов и позволяет концентрировать сверх богатства в руках немногих. Очевидно также, что способы обогащения не имеют никакого отношения к общественно полезному труду. С размахом и изобретательностью, достойной лучшего применения, работает механизм различного рода биржевых спекуляций: валютных, товарных, фондовых, сырьевых. В поте лица трудятся различные схемы «клубных преференций»: оффшорные зоны, беспошлинность и т. д. Или, попросту говоря, работает машина необыкновенного — договорного мошенничества членов клуба «держатели капитала». Структура современного богатства многомиллионных состояний по источникам их происхождения такова: 98% — спекуляции («деньги делают деньги») и только 2% — производство товаров и услуг (включая «воровство»).

Еще немного об истории цивилизационного ростовщичества. Штаб стратегической ростовщической мысли (после открытия первых банков, 14 век, Италия) исторически перемещается последовательно из Италии, Голландии, Германии, Франции, Англии в США. Разумеется, не случайно. США были (на момент создания) запрограммированной моделью ростовщического государства на системно-правовом и нравственно-психологическом уровнях. Основой (фундаментом) системно-правового социально-государственного новшества явился приоритет интересов личности над общественными (государственными) впервые в истории развития «государства и права», закрепленные в Конституции США. Как правовой механизм социальной рефлексии переселенцев — иммигрантов, представленных различными этносами, а, следовательно, и разными культурными традициями и системами социальных идеалов этот необычный для прежних государственных систем приоритет, кажется, находит какое-то обоснование. Но это по обыкновенной людской доверчивости и на первый взгляд. До сих пор демократы-рыночники заходятся в благолепном восторге перед таким «могущественным» пониманием свободы, закрепленным конституционным законом. Здесь, как с Эйнштейном и Малевичем: очевидное и невероятное событие, явление — самые трудные в оценке, [175] различении истинности или ложности их действия в силу особенностей человеческой психологии.

«Я с волнением держу в руках отреставрированную шестую копию гениальной работы Малевича “Черный квадрат”», — директор Эрмитажа, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, почетный профессор многочисленных университетов, почетный член многих академий, почетный гражданин, орденоносец Михаил Борисович Пиотровский. Как следует понимать это высказывание — как шутку, издевательство над слушателем, его простым и ясным здравым смыслом или как оценку глубокого профессионала, владеющего тонкой эстетикой тайн бытия, доступной, к его глубочайшему сожалению, лишь немногим. А если к этому добавить, что о «Черном квадрате» написаны сотни статей и десятки монографий, то, что же такое «здравый смысл»? Должно быть, это какой-то рудимент, пережиток, теперь уже очевидный признак недоразвитости, показатель духовного, эстетического и интеллектуального примитивизма и деградации личности. Раз уж об этом черном квадрате, как и об Эйнштейне, говорят и спорят почти сто лет, значит, в этом есть что-то не улавливаемое и не различаемое «здравым смыслом».

Есть, правда, и другая трактовка этого удивительного феномена «отрицания очевидности». Для полноты «тотальности отрицания» к экономике, социологии, физике и живописи добавим еще математику. «Равномощность подмножества множеству» — равенство части целому (Георг Кантор и его многочисленные последователи) — континуальная математика, а также «невключение» в первичный список гипотез — аксиом из математической статистики в теорию вероятности закона «распределения случайных величин» — дискретная математика. Отмена в фундаментальном понятии математики «функция» «обратного» отображения. Все это из одной и той же пьесы: «господа, это по глупости или какому-то сокрытому смыслу?». Ответ — сокрытому смыслу. «Уши ростовщиков» в отрицании очевидности в экономике и социологии формально разглядеть не сложно по очевидной простоте социальных отношений. Заметим, несложно — по структурной простоте социальных отношений, но именно потому и сложно психологически — неужели эта система является хорошо продуманным и мошенническим продуктом человеческого разума. В это [176] действительно трудно поверить, потому что большинство землян нравственны от акта рождения. А потому, «предумышленность» такого масштаба очень трудно распознаваема общественным сознанием. Зато такая тотальная, «всюду плотная» фальсификация истины, отрицание очевидности, данной от Бога гармонии — здравого смысла, достигает, по крайней мере, трех фундаментальных глобальных социально-психологических разрушений: массового комплекса неполноценности на уровне мироощущения, чувство абсолютной беззащитности перед Мировым злом и состояние гражданской апатии и пассивности — «непротивление злу насилием». Кто сейчас может согласиться вот с такой оценкой «происхождения» Французских революций: абсолютизм передавал власть по «праву рождения», деньги ростовщиков и нарождавшихся буржуа не могли быть напрямую конвертируемы во власть — это мог сделать новый институт общественных отношений — «демократия». Он и был «сделан». Разумеется, первые «демократы», как и сегодняшние, и в мыслях не держали прихода к власти «народа». Они получили что желали — «легитимную» власть или, как теперь говорят их последователи, «правила игры», приводящие к власти. И здесь видны уши ростовщиков: власть народа (то бишь «большинства») доставляется 25% его представителей. Известно, что в настоящее время примерно 10% взрослого населения «развитых стран» тем или иным способом вовлечены во власть, а потому для воспроизводства власти каждый «вовлеченный» должен привести к урне голосования всего «полтора» человека. Объясняют же властолюбивые демократы такое необычное с точки зрения здравого смысла толкование происхождения власти «большинства» политической, социальной пассивностью большинства населения. А Вы попробуйте, господа демократы, сделать норму легитимности выборов во все виды власти 50% + 1 голос или того более, — 60%!

Интересно заметить, что «западная» цивилизация достигла высокого уровня экономики — «успеха» вначале в национальной, а затем и корпоративно-мировой социальной организации с помощью «коллективной агрессии меньшинства». Начался этот «успех» с объединения национальных капитализированных «меньшинств» в корпорации. А продолжился — в транснациональных корпорациях и интеграции уже государств в экономически лидирующую «семерку». На самом деле — [177] «шестерку», так как Япония не является ни представителем «запада», ни соответствующим объектом «полного управления» ростовщической цивилизации, хотя эффективно использует механизмы («внешнего») ростовщичества в своих национальных интересах. Объединительные процессы, основанные на «западных ценностях»: приоритете интересов личности над общественными, где очень нечетко сформулированы нравственные и экономические свободы, а также условно (лицемерно) сформулированы институты демократической власти — «власти большинства», где «большинство» доставляется «меньшинством» в 25% выборщиков, достигли своего апогея в середине 90-х годов прошлого столетия. Символическим актом окончания этого плохо комментируемого «мировой общественностью» процесса стало завершение строительства супер воровской финансовой пирамиды «высоких технологий» в США в 1996 г. В этом самом году эта «пирамида» покинула пределы галактики. И для ее стабилизации (не катастрофического обрушения) человечество было втянуто в «гуманитарные акции» в Югославии и Афганистане и «освободительную войну против Мирового терроризма» в Ираке. Заметим, что в эту супер аферу добровольно вошли, вбежали миллионы представителей крупного, среднего и малого «бизнеса» США и несколько меньше — из других стран. Красноречива простота и социальная абсурдность схемы богатения «бизнесменов»: США на своей территории понизили ставку рефинансирования при взятии кредита в банках до 2,5% годовых (в Европе — 3%) и одновременно открыли сотни, тысячи новых мелких контор — (якобы) владельцев «know how» с обещаемой нормой прибыли (15,30,50,…)% годовых. Дальнейшее действие бизнесменов (угадайте с трех раз): берем кредит и несем в «know how». Не правда ли, талантливая схема, почти гениальная, а уж об общественной пользе «труда титанов нации» и говорить нечего. Разгорячились халявным хапком и не заметили, как проскочили критическую по устойчивости высоту этой воровской пирамиды. А когда осознали с помощью аналитиков состояние дел, стали «качать права» об ответственности государства за соблюдение гарантий прав («священной») частной собственности. Круг системного социального абсурда и лицемерия замкнулся. Разомкнуть его самое «демократическое и свободное» в мире государство решило с помощью внешней агрессии.
[178]

Аналитики же российские полагают, что пирамиду строил один архитектор, цинично использовавший «свободу экономического творчества» народа, доведенного самим архитектором до полного мировоззренческого маразма и нравственного одичания. Вот так, господа демократы-рыночники и глашатаи свобод! Где же ваши не счесть числом средства массовой информации и действительная свобода на содержательную, цивилизационную информацию!?! А вот как «заработал» свои миллиарды наш локомотив Миша Ходорковский. Очень кратко и, конечно, не все трудовые схемы его «know how». Мы это узнали из выступления президента страны В.В. Путина в Красноярске (3 года назад), когда он, глядя в телевизионную камеру, спросил: «Куда деньги деваются?». И сам себе, а заодно и нам, ответил: «При пересечении границы нефть продается посреднику за треть цены с тем, чтобы он ее тут же перепродал втридорога»…

Итак, мы можем доказательно констатировать, что «ростовщическая цивилизация» — есть глобальное социальное мироустройство, главным свойством, ядром, целью которого является достижение меньшинством богатства и власти неправедными, мошенническими деяниями и удержание этой власти любыми средствами: умолчанием, обманом, эксплуатацией большинства, организацией экономического, социального и экологического хаоса, информационно — культурологического геноцида, прямой вооруженной агрессии.

Можно считать доказанным, что земное человечество в своем этногенетическом многообразии имеет космическое, а не эволюционное происхождение. Нас «посеяли» пришельцы, возможно, это происходило многократно. Интересное доказательство космического происхождения людей предлагает Наталья Петровна Бехтерева: при любом источнике возбуждения головного мозга человека удается активизировать не более 4% от общего числа клеток. Это и есть доказательство «неэволюционности» нашего происхождения, так как в «алгоритме эволюции» резерв отсутствует «по определению». Здесь очевиден механизм «пятницы»: посеяли «системы разного уровня сложности и структуры» и покинули, оставили без материального и информационного поддержания, началось одичание с естественной перекачкой оперативного знания («памяти») в область подсознания. И, разумеется, обратным процессом в будущем — нашем «сегодня». [179] Конечно, работала и работает существенная «часть» эволюционного механизма — «адаптация». В особенности в области моделей социального поведения: многие этнокультурные образования, не выдержав конкуренции, исчезли с исторической сцены. (Это, кстати, не означает, что «победители» — «более приспособленные» являются носителями цивилизационного «прогресса»). Но, изначально посеяли разных людей (расы, этносы). Они отличались способами различения информации: индуктивный, «последовательно-непрерывный» — «логический» и дедуктивный, дискретно-блочный — «образный». Известно, что у иудеев преобладает логическое различение информации: левое полушарие головного мозга. У индусов — образное: правое полушарие. А у славян различение информации — «посредине»: логически-образная (лево, правополушарная) симметрия, гармонический синтез информационного образа «части и целого». Наверное «сеятели» преследовали какие-то неведомые нам цели, но то, что мы (различные этносы) разные на генетическом уровне теперь уже «почти очевидный» факт. Мы изначально имеем разные матрицы восприятия (приемники) Мира, заданные с эстетической мерой различения гармонии и хаоса и носителями (меры): звук, цвет, композиция. Люди, как и Вселенная, «заданы» Создателем с мерой различения гармонии и хаоса. А носителями этого различения-меры для нас являются: звук, цвет и композиция, а для Вселенной — физические и, возможно, иные поля. Например: абстрактная математика в качестве «носителя» меры использует «минимальную алгебру» — (чистая) «композиция». Соответственно, живопись — «цвет» и «композицию»; музыка — «звук» и «композицию». А сложные системы используют в качестве носителя меры устойчивости («жизни») — энтропию, «макси-алгебру» — чистую «композицию». Можно предположить, что системы определенного уровня сложности поддаются пониманию (полноты возможных их состояний) только одним механизмом или инструментом познания — «проб и ошибок». И в этом смысле Бог-творец не исключение: его «удачи» — животворящую гармонию мы приписываем Создателю, а «неудачи» — разрушительно организованному хаосу — дьяволу. То есть сверхсложная система — Вселенная развивается, идет «вперед» с помощью неизменного и всеобщего поводыря — «пробы и ошибки». (Понятно, что общее правило жизни — «минимизация энтропии», а вот «как» — «пробы и ошибки»).
[180]

Еще несколько особенностей человечества, заданных на генетическом уровне. Наш будущий социальный статус определяется не только типом реакции на внешние раздражители (холерик, сангвиник, флегматик) и условиями «среды обитания», но и некой генетической заданностью или доминантной социальной предрасположенностью. Можно легко выделить четыре социальные подгруппы, обусловленные генетической данностью: «властно заданные» (ВЗ), «соищущие истину» (СИ), психически неполноценные и люди с отклоненной нравственной нормой — «маргиналы» (М) и «остальные» (О) — не принадлежащие первым трем группам. Пока еще нет «координат» на сложном графе генома человека, идентифицирующих (ВЗ) и (СИ), но о генетической (а не только социальной) природе отклоненной нравственной нормы (М) имеется не мало убедительных доказательств. О достоверности же генетической заданности (ВЗ) и (СИ) свидетельствует наш житейский опыт и его в данном случае вполне достаточно. Можно добавить в сообщество «генетически социально заданных» очень маленькую группу — «концептуальные управленцы» (КУ), представляющие симбиоз (ВЗ) и (СИ). Это потомки жрецов, волхвов…

Знание «генетической заданности» социальной роли позволяет государству более адекватно и толерантно строить взаимоотношения личности и общества, по иному взглянуть на социальный стереотип марксизма: «бытие определяет сознание».

Интересные данные о формировании высшего института власти в древности приводит английский этнолог и религиовед Джеймс Фрэзер 1. Вождь крупного племени избирался общиной. Он обладал властными беспрекословными полномочиями, поселялся в отдельное жилье, пользовался слугами и должен был оберегать племя от бед: предсказывать засухи, наводнения, моры, нападения врагов. В случае невыполнения своих обязательств вождь подвергался смертной казни. Прежде власть и ответственность были неразлучной парой.

Управленческая элита отбиралась с высочайшей ценой признания права на самореализацию — жизнь. Собственно с этим же правилом отбора (но уже генетического наследия) и с менее жестокой ценой [181] ошибки управления, элита продолжилась вплоть до буржуазной демократии. Генетический отбор элиты — право наследия власти закончил свой исторический путь. Произошла революция не столько экономическая, социально-сословная, «классовая» сколько управленческая. Суть ее заключается в том, что «наследные принцы генетического дара управлять» формально не потеряли права управлять как такового, но оно фактически переместилось к держателям крупного капитала. Отныне деньги стали главным архитектором института «демократической» власти. Что это за собой повлекло? Во-первых, полное удивление нормального аналитика исторических процессов перед навязываемой обществу трактовкой «демократии» как положительного продукта эволюции или как результат «социального прогресса». Во-вторых (и в-сорокдевятых) нам упорно не рассказывают вот уже более двух столетий (со времени принятия Конституции США) о главных свойствах института «власти демократии» в ростовщической цивилизации. А ведь свойства эти нам известны «по умолчанию». Каковы они? Институт власти через «демократические» выборы формирует власть народа — «большинства» с помощью 25% выборщиков — «меньшинства»! Почему только 25% спросите Вы. Да потому, что таким количеством голосов крупный капитал вполне может управлять. Или, попросту говоря, тем или иным способом купить их. Это означает, что законодательная, исполнительная, судебная и президентская ветви власти через механизм «свободных» выборов формируются по сценарию денежных мешков с тем, чтобы создать этой «законной» и управляемой властью все условия для преумножения крупного капитала. Таким образом, институт «демократии» в мире легализованного ростовщичества — это очень удобная бутафория «народовластия», но самое главное — это эффективный механизм самопродолжения власти крупного капитала.

Все так, но где здесь угроза ростовщической цивилизации? Хороший, гладкий круг: деньги — власть — деньги. Это только с обывательского «первого взгляда». Воровская финансовая пирамида, построенная на легенде «высоких технологий» в 1996 г. в США, являет собой компактное и всеобъемлющее обобщение, «лицо», суть ростовщической цивилизации. Мы присутствуем на кончине ее «праздника жизни». Эта пирамида овеществляет образ системно-цивилизационного полюса — глобально или локально — коллапса («черной дыры» — США) [182] ростовщической цивилизации. Почему такая сильная и масштабная социальная интерпретация локального события? Да потому, что высочайший уровень социального уродства этой цивилизации из области права, которое большинство землян воспринимают как погоду — как некую «данность», перешел в массовую практику. Что показала эта «практика»? Она показала, что управление самого крупного государства-ростовщика США стало невменяемым — нормальной логики, здравого смысла, охраняющего от беды, у высших управленцев уже нет! Ведь, что происходило: по воле «главаря-управленца» свободные и предприимчивые граждане США и других стран «массово» брали кредиты в банках США под низкие проценты «годовых» и размещали их в фиктивных, главным образом, фирмах «высоких технологий». Размещали под большие, очень большие проценты годовых прибылей. Понятно, что главарь-мошенник с простотой наперсточника отобрал деньги у миллионов «доверчивых землян». Пугает здесь все: явное, откровенное хамство «главаря» и столь же явный идиотизм миллионов «предпринимателей». На самом деле «старший брат» обманул своих «братьев младших». Беда в том, что в данном случае у наперсточника и его жертв одна и та же жизненная идеология, система социальных идеалов, да и жизненная практика — бизнес отличаются лишь числом жертв обмана — источников обогащения. Почему эта жизненная идеология и практика ростовщической цивилизации «нередактируема»? Ответ не сложен: формула социального «счастья» очень проста и при отсутствии совести и чести легко достижима. Число же людей, овладевших этой формулой, уже миллионы. Эти богатые «счастливцы» ничего другого «взамен» делать не умеют, да и не хотят. Пирамида 1996 продемонстрировала самую главную беду — нежелание сверх богатых главарей этой воровской цивилизации менять ее архитектуру кардинально. А это означает поменять систему социальных идеалов, сделать богатство следствием, результатом авторского, приватного, эффективного общественно полезного труда, а не плодом примитивных афер. Семь лет прошло от завершения «строительства» 1996, а признаков каких-то вменяемых поступков в управлении США не видно. Хотя, забегая несколько вперед, можно отметить фундаментальные изменения в системе социальных идеалов двух стран, стремящихся к максимально возможной (в условиях [183] тотальной глобализации) «самодостаточности»: «профессор» — Япония и «учитель» — ФРГ. Они провозглашены совсем недавно как самые высшие, престижные социальные роли в гражданских обществах этих стран. Похоже, что руководство этих стран правильно оценивает будущее ростовщической цивилизации и совершает правильные упреждающие управленческие действия.

С чего начать проектирование «новой» цивилизации? Прежде всего, извлечь опыт социальных неудач и бед, порожденных структурно-системными свойствами ростовщической цивилизации. Поскольку общим у землян являются не «общечеловеческие ценности» (они могут быть разными и, с учетом приоритетов, «это множество может быть пустым»), а экономика, начать нужно с нее. Выше уже делалось предложение о введении нового обеспечения мировых денег — энергетического. Возможно, целесообразно ввести по соглашению (в рамках ООН) в качестве «обеспечения» меры общественно полезного труда — денег вектор социальной меры (ВСМ). ВСМ — это, образно говоря, новый ген мировых денег. Он должен характеризовать (положительные) запросы и (отрицательные) издержки социальной модели поведения каждого государства в проектируемой цивилизации. Вектор социальной меры, по соглашению членов ООН, должен содержать все главные, необходимые глобально-коллективные компоненты бытия для успешного, устойчивого развития новой цивилизации. Это необходимое научное, информационное и энергетическое обеспечение, новые технологии производства и управления, здоровье физическое и духовное, образование, качество окружающей среды, безопасность и т. д. Например, производство энергии «+»: вид энергии, технологии производства (новые — «+», старые — «-»), объем произведенной энергии по каждому виду. Соответственно, расход энергии по каждому виду со знаком «минус», если он больше потребительской квоты и «плюс», если расход меньше потребительской квоты. Интеллектуальная собственность, меняющая лик цивилизации: открытия, крупные изобретения не только в области конструирования и технологий, но и в области управления, в том числе, социального, а также выдающиеся достижения в области культуры. Все эти интеллектуальные достижения должны пройти через международные жюри и получить соответствующий статут. Нам представляется, что эти достижения [184] должны учитывать не только страну гражданства, но и страну рождения носителя высоких интеллектуальных достижений. Пусть будет соревнование, быть может, самое красивое соревнование между народами. Когда нации знают своих героев, гордятся ими не меньше, чем знаменитыми спортсменами и представителями искусства, и чтят их! По-видимому, будет справедливо, если у этой компоненты вектора социальной меры (ВСМ) будет самый высокий приоритет — первый.

Примечания
  • [1] Фрэзер Дж. Золотая ветвь. — М., 1983. С.703.

Комментарии

Добавить комментарий