Памятка понятого

Занимательное занятие — знание. Но что занимательней знания о том, кто знает, о самом знатоке?

Познай себя!

Сознание — и дознаватель и дознаваемый. Оно же внимательный понятой этого дознания. Но в чем разница между понятым, тем, кто дознанием занят и пойманным?

Признай себя!

Дознаватель принимает то, что должен поймать дознаваемого.

Пойми себя!

Каждый из этих — дознаватель, дознаваемый и понятой — перенимает один у другого его занятие, нанимая один другого — как знать нанимает знатока, вызнавая, кто же поджег конюшню или убил дядю. И унять это отнимание того, что разнит их, ни один не может. Вся емкость сознания внемлет этому отнятию и признает его понятным.

Разительное разъятие в дознании дознавателя, дознаваемого и понятого образует простое понятие осознания. Внимательное незнание отмечает это как «Так». И уже объятое вопросом о «кто» таковости выражает это, зазнаваясь, в понятности языка.

Для поимки дознаваемого дознание вызнает у понятого незамеченные им самим следы бывшего и по этим следам ищет ставшее. Ставшее понимается как намеченное в бывшем дознания.

Поднимаясь по образцовым выражениям, пронятые и пораженные донимающими нас снятиями неузнанного, сможем ли мы унять наново замеченное в предмете — предмете философии?

И приемлемо ли для нас внимающих сегодня всей наконец открытой для знания преображенной узнанности разности приметных следов понятного в языке узнать как занятие внятность дознания уму?

Прими к знанию:

  1. Дознание как познание окантовано.
  2. Дознание как признание лаконично.
  3. Дознание как понимание герметично.

Добавить комментарий