О двух моделях диалога в образовании

В свое время Ю.М. Лотманом была выдвинута весьма продуктивная идея разграничения типов коммуникации по адресатам сообщения, фактически затрагивающая не только механизмы, но и цели адресации, поскольку именно последними определяется выбор «канала» коммуникации. Реализацию обеих, противоположных по своим установкам, моделей можно наблюдать в современном образовательном процессе.

Сообщение, организуемое по типу «Я-Он», информативно по своим задачам и предполагает наличие субъекта («Я»), обладателя информации и объекта-адресата («Он»). Сам же процесс коммуникации представляется своего рода механическим перемещением некоторого сообщения (не случайно эту модель Лотман называет «пространственной»), которое меняет «носителя» содержащейся в нем информации, сама же информация не претерпевает изменений, акты «кодирования» и «расшифровки» оказываются абсолютно тождественными, тогда как «Другость» Другого, адресата, представляется условной. Отличие «Его» от «Меня» в этом типе адресации заключается именно в факте обладания/не обладания некоторым информационным блоком, тогда как на уровне кодирующих/декодирующих механизмов «Я» и «Он» представляют как бы одну «семиотическую личность». Модель эта представляется абстрактной в условиях реально организуемого общения: во-первых, по причине невозможности семиотического тождества личностей, которым пришлось бы обладать для этого не только одной культурной, но и одной индивидуальной памятью; во-вторых, в силу бесконечности процесса количественного приращения информации. И все же приходится признать, что современное информационное общество и современные образовательные стандарты зачастую ориентированы именно на этот тип сообщения, т.е. педагог в своем воспитательном воздействии должен исходить из «адекватности» производимых им действий и ответной реакции, из представления об «отражении», а критерием проверки знания становится готовность учащегося выдать устойчивые информационные формулы (установка эта воплощается в разрабатываемом ныне тестовом способе сдачи/приема единого государственного выпускного экзамена).

Этой экстенсивной по сути модели противостоит интенсивная (креативная) модель организации диалога как самоадресации («Я-Я»), где цель определяется не стремлением к наращиванию информационного объема, а намерением переорганизации наличествующей культурной памяти, «информации» здесь противопоставлен «код», оценка.

Если в первой модели присутствует «пространственное» разведение семантически единой личности, в модели самоадресации происходит временн(я смена семантической организации относительно единого информационного поля. Соответственно, смысловой акцент переносится не на информативную, а на фасцинативную сторону сообщения, которое не является «новым» с точки зрения содержания, но обретает новый смысл и новую ценность в глазах адресата. Последнее в большей степени соответствует представлению о внутренней динамике личности и о культуре как саморазвивающейся системе, прирастающей не только и не столько количественно, сколько качественно за счет саморефлексии при относительном постоянстве элементов (идей), ее составляющих.

В проекции на образовательный процесс речь здесь идет, несомненно, о такой подаче материала, которая выполняла бы не столько информативную, сколько фасцинативную, провоцирующую роль (С.И. Гессен называет этот процесс «заражение методом»).

Методологически это достигается организацией занятий-бесед, занятий-рассуждений, дающих опыт саморефлексии.

Отрадно отметить тенденцию, обозначившуюся в современном образовании и возвращающую само образование к подлинной его цели: я говорю об интеграции знания и осуществляемом через нее формировании целостного образа мира, формировании универсальной личности, которая способна найти свое место в жизни, которая активна по отношению к миру, способна оценивать, выбирать, преобразовывать. Должен измениться и способ преподавания, и способ оценки знаний, поскольку содержание знания может меняться, но существенной остается способность суждения, которую мы воспитываем в ребенке, самостоятельность и независимость мышления, постоянный интерес к происходящему, вопрошание, — то, что вместе составляет творческое отношение, потребность постоянно восполнять формирующийся образ мира (вот почему ни одна сфера знания не может быть исключена за ненадобностью, нужно лишь определить ее место в целом), критически (активно, но не враждебно) осмысливать информацию, в том числе ограничивать поле информационного воздействия. Это и обеспечивает целостность и защищенность личности и непрерывность диалога с миром.

Добавить комментарий