Концепция античности в эстетических исканиях Гете и Гауптмана на рубежах переломных эпох

[196]

Еще во второй половине XVIII века ведущие философско-эстетические концепции Германии определяет знаменательный психологический феномен: теоретики искусства и сами художники претендуют на прямое продолжение традиций античности, особое духовное родство с прекрасным «детством человечества». Подобные воззрения были поколеблены на время пессимистическими выкладками Шпенглера, утверждавшего тезис о локальной замкнутости культур. Возврат к названной идее происходит в эстетических воззрениях Т. Манна и его последователей. Активизация античного наследия в литературном сознании Германии — явление, характеризующееся определенными специфическими этапами. Периоды наибольшей притягательности интерпретации классических образцов приходятся на переломные эпохи в общественном развитии Германии, время утраты стабильных нравственных ориентиров и поисков новых этико-эстетических идеалов.

Начало первого этапа в подобном осмыслении наследия античности связано с именем И.И. Винкельмана, создавшего первую всеобъемлющую концепцию античной культуры, раскрывающую во многом определяющие стороны древнегреческого классического мироощущения. Его теория является своеобразной точкой отсчета в эстетических концепциях писателей, художников и искусствоведов нового и новейшего времени. Творческое развитие названная теория получает в эстетических воззрениях Гете и Шиллера, гениальное продолжение и художественное воплощение — в творчестве Гете (драма «Ифигения в Тавриде», фестшпиль «Пандора»), философскую базу — в наследии Шеллинга.

Новый взгляд на античность и природу мифомышления начинает складываться в художественной практике Ф. Гельдерлина, Г. Клейста, а также стимулируется символическо-романтической интерпретацией мифа в исследованиях И. Баховена, прослеживавшего в рамках мифотворчества известный прогресс от изначального хтонизма к гомеровским образам. Философская база нового этапа рецепции античности в литературном сознании Германии на рубеже XIX-XX веков складывается в эстетических и философских воззрениях Ф. Ницше.

В отечественном литературоведении утвердилась точка зрения, что в своих ранних произведениях на античные сюжеты (эссе «Греческая весна», 1908; [197] драма «Лук Одиссея», 1912) Г. Гауптман находился под влиянием гуманистической концепции Гете, а в период создания тетралогии об Атридах античность воспринималась им в свете концепции Ницше и художественной практики Гофмансталя. Подобная точка зрения страдает, на наш взгляд, односторонностью и не учитывает специфику концепции античности в эстетических взглядах Гауптмана, в общих чертах сложившуюся в конце первого десятилетия XX века.

Несомненно, в период формирования собственной концепции античного искусства и прежде всего древнегреческой трагедии, Гауптман во многом разделял взгляды Ф. Ницше, изложенные в работе «Рождение трагедии из духа музыки, или Эллинство и пессимизм». Определенное влияние оказали на него теоретические рассуждения и художественная практика Г. Гофмансталя, а также творчески воспринятые концепции Бахофена, Буркхардта, Роде, широко обсуждавшиеся в среде немецкой творческой интеллигенции на рубеже веков. Тем не менее суждения Гауптмана о греческом мироощущении и греческой трагедии — плод прежде всего собственных изысканий и размышлений. Концепция античности сложилась и под непосредственным впечатлением от путешествия по Греции, описанном в эссе «Греческая весна» (1908). Как и Гофмансталь, в существующих концепциях Винкельмана, Бахофена, Ницше он усматривал односторонность.

Характерно, что многие мысли и тезисы, высказанные Гауптманом в этой работе, получат развитие в последующем творчестве — «Луке Одиссея», тетралогии об Атридах. Так, идея о глубинном родстве древнегреческого мифологического и древнегерманского мировосприятия послужит для определенных исторических ассоциаций и параллелей в трагедии «Ифигения в Авлиде». Разделяя убеждения Бахофена, Ницше, Гофмансталя о том, что своеобразие греческого мироощущения есть результат взаимодействия олимпийского (аполлоновского) и хтонического (дионисийского) начал, Гауптман в период путешествия по Элладе и написания эссе «Греческая весна» не усматривает в этом трагического противоречия, подобно Ницше, считавшему греческую мифологию психологическим буфером, иллюзорной защитой эллина от катаклизмов бытия. По мысли Гауптмана, древнегреческая мифология органически связана с архаическим наивным природным укладом жизни эллина.

С точки зрения Гауптмана, миросозерцание древнего грека дуалистично и определяется статическим сосуществованием равно почитаемых культов олимпийских и хтонических богов. Естественным выражением эллинского духа для писателя является не театр и трагедия (как для Ницше), а спортивное состязание, оптимистически примиряющее кипение страстей.

Подобное рассуждение Гауптмана напоминает нам теорию игры, развитую Шиллером в «Письмах об эстетическом воспитании». Согласно существующей точке зрения, в период, предшествовавший первой [198] мировой войне, и в момент написания «Греческой весны» Гауптман не приемлет дионисийского культа и отдает предпочтение аполлоновскому началу.

Рассмотрение эссе «Греческая весна» и анализ идейно-художественной структуры драмы «Лук Одиссея», созданной в канун Первой мировой войны по мотивам гомеровского эпоса, не позволяют, на наш взгляд, однозначно утверждать, что Гауптман находился в этот период под влиянием гуманистической концепции Гете. Если тетралогия об Атридах не только одно из самых пессимистических созданий драматурга, но и одно из наиболее мрачных произведений драматургии XX века, то драма «Лук Одиссея» чрезвычайно противоречива по своей концепции. Характерно, что уже в этой драме ведущей становится тема, определившая впоследствии содержание тетралогии об Атридах: проблема вины и наказания, возмездия и искупления. И если в период Второй мировой войны драматург усомнится в возможности справедливого возмездия и искупления, то уже и финал драмы «Лук Одиссея» крайне противоречив. Возмездие настигает виновных, но мотив нравственного очищения героев и восстановления гармоничности бытия отсутствует.

Литература


  1. История немецкой литературы. В 5-и тт. М.: «Наука», 1968. Т. 4. С. 293.
  2. Гауптман Г. Греческая весна // Гауптман Г. Полн. собр. соч. М.: Изд-во В.Д. Саблина, 1912. Т. ХIV. С. 79.
  3. Гауптман Г. Указ.соч. С. 71.
  4. Гауптман Г. Указ. соч. С. 46.
  5. Аверинцев С.С. Образ античности в западноевропейской культуре XX века // Новое в современной классической филологии. М.: Наука.

Добавить комментарий