Гендерные аспекты патриотеческих движений в России XIX - начала XX вв.

(женский патриотизм военной эпохи как социокультурное явление)

[67]

Изучение богатых патриотических традиций российского общества в периоды войн представляет несомненный интерес как особое социокультурное явление военной эпохи. Традиционным в научном дискурсе и общественном сознании населения России является признание высоких патриотических настроений, готовности россиян встать на защиту Родины, внести посильный вклад в защиту Отечества, поддержать материально армию, отдавая необходимое для победы над врагом. В последние годы активизировалось внимание исследователей к ментальным особенностям военной эпохи, изучению психологического восприятия населением военного фактора 1.

И все же большинство авторов традиционно рассматривает лишь «мужскую» составляющую патриотических движений России военной поры, а «женский патриотизм», как правило, обосновывается как вторичный, отражающий общие тенденции общественного сознания и ситуации в стране. Такой крен в исследованиях вполне объясним привычками и стереотипами сознания и историографической практики, но не отражает реального развития событий, особенно, если изучать не столичный патриотизм, а провинциальную повседневность тыловой России. Нами предпринята попытка изучения женского патриотического сознания и активности в периоды войн России XIX в. на материалах типично тыловой Тамбовской губернии. В данном случае изучается повседневная жизнь российской провинции и гендерные аспекты патриотических инициатив военной эпохи.

Анализируя жертвенное движение населения, то есть динамику сбора пожертвований в годы войны, нами была сформирована на основе широкого круга источников (архивных материалов, периодической печати, отчетов благотворительных комитетов и пр.) электронная База Данных «Пожертвования», которая включает в себя сведения о 12,5 тысячах [68] пожертвований, начиная с Отечественной войны 1812 года и, заканчивая, Первой мировой войной 1914-1918 гг. Конечно, многие жертвователи не стремились указывать свой социальный статус, и нередко пожертвование объявлялось, как сделанное от имени горожан или крестьян, но выявляя гендерную составляющую, там, где это возможно, реально установлено, что «женский» вклад «на нужды войны» или «Красный крест» составлял не менее пяти процентов от общего числа пожертвований. Причем, наибольший рост женской активности приходится на начало ХХ в., когда у россиянок появилась возможность самореализации и выражения собственной позиции, даже в консервативной провинциальной среде. Подобное женское «пробуждение» вызывало испуг и недоумение у обывателей, находило отклик в местной печати. Так один из журналистов озаглавил свою заметку «Баба с газетой!», ярко описывая, как крестьянка, удерживая в одной руке ребенка, держит в руке газету и читает, что там нового на далекой и близкой войне.

Впрочем, «женский фактор» использовался иногда общественностью для активизации сбора тех же пожертвований на военные нужды и заботу о раненых и больных воинах. Так, весьма успешно осуществляли сбор средств в благотворительные кружки девочки-гимназистки, а также учительницы. Корреспонденты газет не раз отмечали: «…Умиленная картина в земской школе. Девочки за партами и на полу вяжут чулки. А учительницы гремят швейными машинками. Девочки-ученицы иногда просиживали в школе за вязанием варежек и чулок до 3 часов утра». На кисетах ученицами всегда вышивались какие-нибудь приветствия, например: «от Верочки — маленькой девочки — русскому солдату за храбрость и отвагу посылаю табак и бумагу».

Отмечались и «особые» примеры использования женщины в благотворительных целях. В г.Петровске в 1916 г. был устроен благотворительный спектакль в пользу раненых воинов. Его «успешность» подогревалась вначале благотворительной продажей водки, а затем была объявлена продажа поцелуев. Установили и таксу: поцелуй в кисть руки стоил 5 руб., выше кисти, до локтя — 10 руб, выше локтя до плеча — 20 руб. Поцелуй в плечо — 25 рублей. Сбор превысил все ожидания…

Впервые о необходимости женского вклада в защиту Отечества было заявлено властью в Отечественную войну 1812 г., когда многие губернаторы обращались к «местным боляринам» с призывом собирать корпий и ухаживать за ранеными солдатами. Эти призывы послужили катализатором роста женского самосознания, проявления самостоятельной роли россиянок в оказании помощи больным и раненым воинам, сборе пожертвований на военные нужды.
[69]

Все же организованного патриотического женского движения в провинции в этот период еще не было. Слишком сильны были традиции патриархального миропонимания современников роли российской женщины в семье, ее статуса в обществе. И только русско-турецкая война 1877-1878 гг. позволила выплеснуться вновь самостоятельному женскому участию в патриотических починах и начинаниях военной поры. Женское участие в патриотических движениях этого периода становилось формой нравственной и гражданской самореализации, неизбежным откликом женского сердца на страдания больных и раненых воинов, призрение семей призванных на войну запасных нижних чинов. Для самих женщин это была возможность реализации себя в новом качестве, за пределами прежних стереотипов женщины-матери и домохозяйки, заставить общество «открыть» новые неизвестные прежде стороны российской женщины.

Важнейшую роль в это время сыграли Дамские комитеты. Эти самоорганизации российских женщин позволяли самостоятельно вести дела, проводить сбор пожертвований, инициировать различные патриотические действия. Конечно, таким организациям для открытия своей деятельности требовалось разрешение губернатора, но по статусу и традиции «первая леди» губернии и должна была возглавить губернский Дамский комитет.

Именно Дамские комитеты (кружки дам, дамские общества) позволяли организовывать бесперебойное снабжение раненых всем необходимым, проводить обучение и отправлять на фронт сестер-милосердия и санитарные поезда, помогать семьям призванных на войну солдат, открывать общественные столовые и мастерские, приюты для детей, мастерские для инвалидов и т.п. В годы войны Дамские комитеты организовывали благотворительные концерты, спектакли, выставки, лотереи для сбора средств на военные нужды. В уездных городах открывались на собранные населением средства госпитали, лазареты, расширялась местная сеть отделений Общества Красного Креста.

Происходили серьезные изменения и деятельности самих женских организаций. Исследование этих перемен провела О.А. Хасбулатова в своей монографии «Опыт и традиции женского движения в России», отмечая, что на содержание деятельности женских обществ разных типов существенное влияние оказало участие России в Первой Мировой войне. Многие из них подчинили свою работу потребностям фронта и тыла. Получило распространение движение сестер милосердия. Женские организации создавали курсы по их подготовке. Силами женщин открывались приюты для беженок, детские сады для детей солдат, бесплатно [70] оказывалась юридическая помощь детям военнослужащих. Женские организации участвовали в пошиве белья для фронта, на заработанные средства открывали столовые для детей сирот. Неудачи, сопровождавшие русскую армию на фронтах Первой Мировой войны, вызвали к жизни новые женские инициативы. Был организован женский военно-народный союз добровольцев, в разных городах России появились женские отряды смерти.

Наиболее многообразными по направленности действий были женские благотворительные организации. Они занимали одно из ведущих мест в инфраструктуре женского движения. Причиной тому была сама природа женской натуры, всегда ищущей смысл жизни в служении людям, милосердии, помощи слабым…

В основу благотворительной деятельности были положены такие принципы, как опора на собственные силы, экономическая независимость, благодаря самостоятельной профессиональной деятельности, взаимоподдержка, саморазвитие и самопомощь.

Таким образом, рассматривая патриотические традиции российского населения военной поры необходимо учитывать гендерные составляющие этого явления. Можно смело утверждать, что тяготы и лишения войны, кризисные этапы общественного развития военных лет не только не сломили россиянок, но и способствовали общественной самореализации российских женщин, формировали новую плеяду «женщин-общественниц», которые, выполняя свой патриотический долг, позволили проявиться лучшим качествам женской души, поднять самосознание женщин, воспитать в обществе уважение к самостоятельной роли россиянки в повседневной жизни и общественном служении Отечеству.

Примечания
  • [1] См.: Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке. М., 1999.
    Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ (грант N 01-01-00024а)

Добавить комментарий