Вечность и жизнь

Смерть нельзя противопоставлять вечности. Смерть находится, скорее, в оппозиции к жизни. Смерть и жизнь - это совершенно другой уровень абстракции, а вечность принадлежит к более базисным понятиям ее можно противопоставить временности. Однако, какое отношение временности и вечности? Возможно их соотношения помогут нам прояснить нечто и в отношении оппозиции (?) смерть/жизнь.

Вначале воспользуемся системой Гегеля, где задача разума «в видимости временного и преходящего познать субстанцию, которая имманентна и вечное, которое присутствует в настоящем» 1. Вечность невозможно осмысливать без постижении ее конкретности, которая предусматривает отношение к временности. Если мы продолжим рассуждения в этом русле, то мы сразу же связываем Вечное и Преходящее, временное. Но останется ли при этом Вечное вечным? Возможно ли говорить о вечности самой по себе? Вечность может быть вечностью какого-либо сущего, в противном случае Вечность - пустая абстракция, фантом нашего размышления.

Тогда нам необходимо ответить на вопрос: «Может ли быть вечным какое-либо сущее?». Если перенести вопрос в плоскость размышлений о человеке, то вопрос будет звучать следующим образом: «Может ли быть человек вечным?». Любое сущее, для того чтобы быть таковым, необходимо должно быть. Но быть сущее может лишь тогда когда его бытие дается как со-бытие, подвергнутое отрицанию или ограничению каким-либо иным сущим. Наконец, можем ли мы сказать, что сущее существует, если оно не ограничено другим, даже нами, как размышляющими о нем. Как представляется Вечность - непонимаема, ибо несоотносима с нами, как не соотносима она с любым другим сущим.

Мы можем помыслить такое сущее, которое мы ограничиваем посредством своего мышления. Но тогда встает вопрос, может ли быть нечто, что мы не можем помыслить, и что тем не менее обладает неким существованием? Необходимо ли для сущего иметь возможность быть помысленным? Может ли сущее обладать бытием, которое не только невоспринимаемо, но и непостижимо и несоотносимо с нами? Может быть, мы лишь пытаемся помыслить, и следовательно соотнести с нами это бесконечное, а оно не затрагивается нами, представляет нечто вещи в себе, которая всегда остается за пределами мысленного и эмпирического познания. Допустим это так. Но можем ли мы окончательно определить что-либо сущее и этим самым постичь сущее?

Процесс познания представляет собой бесконечное постижение, мы не можем ограничить его, ибо этим самым мы ограничиваем само познание и универсум. Благодаря этой безграничности мы никогда не постигаем какое-либо сущее, поскольку невозможно постичь или заставить замкнуться ни универсум ни самого себя, как мышление. Таким образом, мы, постигая сущее, оставляем его незамкнутым, наше соприкосновение с ним есть со-прикосновение со-бытия, когда сущее вступает с нами бесконечность со-бытия.

Безграничность познания гарантируется еще и Будущим, которое так же не может быть ограничено. И на этом мы остановимся. Вечность противопоставляется временности, или ограниченности Времени. Единое Время или Вечность и Времена (Будущее, Настоящее, Прошлое). Единое Время обнимает и заключает в себе Времена, в отношении его можно сказать языком Гегеля, что оно снимает, aufheben (сохраняет и превосходит) Времена. Но существует ли оно? По-видимому его существование совершенно иного рода: оно существует своими снятыми «частями?» - как застывшее воспоминание-прошлое, как ожидаемое Будущее и как скользяще-пребывающее Настоящее, которое связывает в единую конкретность все три времена. Вечное Единое время трансцендентно и недостижимо для полного определения. Но в то же время оно все же трансцендентно присутствует снимая и превосходя временность Времен.

Если мы откажемся от движения в пустых абстракциях и перенесем рассуждение относительно сущего, то предыдущий вопрос звучит следующим образом: Существует ли вечное Единое время какого-либо сущего? Использую вышесказанное, мы можем сказать, что вечно сущее существует трансцендентно сущему и снимает/сохраняет его. Вопрос лишь в том, что это такое «трансцендентно существующее сущее?».

Когда в начале мы указывали, что смерти противопоставляется не Вечность, а жизнь мы уже были близки к той сфере, которая позволит нам понять вечное «трансцендентно существующее сущее?». Сфера неживой природы, доорганика являет собой царство не-жизни (что есть совершенно иное, чем смерть) или сферу бытия в котором фактически нет времени, поскольку наличествует вечное Настоящее. Со-бытие бытия в этой сфере не есть рефлектирование внутрь, а в лучшем случае лишь внешнее рефлектирование, отражение, рядоположенность. Вечное Настоящее есть отсутствие Времени, которое не обладает никакой конкретностью и потому пусто. Граница со-бытия сама себя упраздняет в своем движении, поскольку само со-бытие в этой сфере бытия еще не есть подлинное со-бытие, а лишь внешнее со-прикосновение (даже если оно протекает внутри). Бытие сущего в этой сфере полностью о-граничено самоснимающейся границей, сущее представляет собой по сути эту самостирающуюся границу. Бытие сущего, которое есть Вечное Настоящее, есть, одновременно, вечное движение к разрушению, и, в конечном счете, есть само разрушение. Вечно настоящее в этой сфере есть вечная нигиляция.

Царство или сфера живого уже дает возможность появления рефлектирования, которое не есть отражение простое отражение, а процесс, изменяющий как рефлектируемое и рефлектируемого так и сам «луч?» рефлексии. Рефлексия сплавляет воедино все три компонента. Временность Времени повторяет этот процесс рефлексии, однако нет выхождения за пределы этого процесса, нет трансценденции.

В сфере человека мы имеем возможность в мышлении преодоления собственной границы, или как это называл Плейснер, эк-статичное положение человека. Мы снимаем в своем существовании все три времени: Августин говорил о настоящем настоящего, о настоящем прошедшего и настоящем будущего. Человеческое мышление путем трансценденции имеет возможность снять (сохранить/упразднить) временность. Упразднение осуществляется посредством эк-статичности, а сохранение - путем сбережения и замены (трансплантация органов). Однако, пока этот процесс будет протекать лишь в сфере природного бытия человека, он дает лишь отсрочку, продление. Подлинная трансценденция лежит именно в мышлении, которое постигает себя как Вневременное, как принадлежащее миру вечных сущностей.

Примечания
  • [1] Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С.54.

Добавить комментарий