Оригинальность художественной критики Д. Дидро (на примере «Салона 1765 года»)

(на примере «Салона 1765 года»)

[91]

Философ, теоретик искусства и писатель Дени Дидро (1713-1784) — центральная фигура в истории французской эстетики и художественной критики. Его труды играют значительную роль в развитии литературного процесса 18-го столетия. «Самый диалектический ум своего времени» (Л.Е. Пинский), Дидро ценил прежде всего, этическую сторону искусства, которая заключалась в прославлении добродетели и в осуждении пороков. Его эстетика базировалась на основных чертах Просвещения: веры в разум, сочетании материализма в понимании мира, природы и идеализма в понимании истории общества, требование агитационного искусства. Наиболее полно эти правила отразились в «Салонах», или обзорах выставок картин, скульптур или гравюр, которые Дидро писал с 1759 по 1781 годы и отдавал в «Литературную, философскую и критическую корреспонденцию» Ф.М. Гримма. Журнал был рукописным, выходил в количестве пятнадцати — двадцати экземпляров и сообщал парижские новости культуры европейским дворам. Поэтому не случайно то обстоятельство, что Дидро — критика для современников не существовало, т. к. о его опытах знало лишь несколько десятков человек.

Только лишь в 1795 и 1798 гг. появились первые публикации «Салонов», а в основном наследие критика печаталось в 19 веке. «На этих публикациях, последовавших в 1813, 1818-1819, 1821, 1831, 1845 и 1857 гг. учились Жаль, Стендаль, Пложи, Торе, Шанфлери, Готье, Бодлер» (Турчин В.С. Из истории зап.-евр. худ. критики 18-19 вв. М., 1987. С. 32).

Предметом нашего исследования является «Салон», который Дидро признавал лучшим из всех обзоров, им написанных. Мы полагаем, что высокая оценка данного «Салона» была обусловлена огромным энтузиазмом, [92] с которым критик писал его. В обзоре наиболее полно проявились все грани таланта Дидро, как писателя (он нарушает границы художественного объекта, входит в картину, придумывает разные события, участником которых сам и является), философа (размышляет о законах бытия, таким образом отдыхая от описаний картин), энциклопедиста (пятидесятидвухлетний Дидро, прекрасно осведомленный о делах в искусстве, касался вопросов театра, скульптуры, литературы и др.) и критика. Более того, он был назван «отцом художественной критики 19 века» (Burfy F. Salons de Diderot. In: Maitres et petit maitres. Paris. P. 368).

«Салон 1765 года» открывается произведениями сорока художников и одиннадцати скульпторов. Критик каждому живописцу выносит приговор (причем, неоднозначный: между хорошо и плохо у него много оттенков) и берет во внимание почти все работы, но не все подробно описывает, а только наиболее запомнившиеся. Эти описания всегда выразительны, т.к. критик умеет рассказать о произведении любому, а тот «при помощи воображения и вкуса может увидеть их» (Дидро Д. Салоны. Т. 1. М., 1989. С. 105). Но Дидро этого мало и он начинает фантазировать по поводу изображенных фигур и придумывать свой вариант написания полотна. Композицию многих картин критик рассматривает не полностью, останавливаясь при этом на самой выразительной точке в ней.

В целом же Дидро берет во внимание 112 полотен, которые находятся в следующих соотношениях: 60% — сюжеты истории, греко-римской и христианской мифологии, 20% — бытовые сюжеты и 20% — пейзажи, портреты современников и натюрморты. Мы не видим у критика строгой иерархии жанров, но замечаем двойственность в их предпочтении. Приведем пример: картинам на бытовой сюжет Дидро прочит большое будущее и в то же время утверждает, что это «живопись для стариков… она не требует ничего, кроме ремесла и терпения» (Дидро Д. Салоны. Т. 1. М., 1989. С. 130).

Наряду с описаниями и рассуждениями критический метод Дидро содержит и всевозможные сравнения. Например, Дидро любит проводить аналогию между различными видами искусств, а прежде всего поэзией и живописью. В художественном сознании эпохи Просвещения укоренилась идея взаимосвязи литературы и живописи, но предпочтение отдавалось первой. Это объяснялось тем, что бытовая, историческая и мифологическая картины опирались на источник. Идея «живопись — немая поэзия» была близка Дидро, и он призывал художников опираться для осуществления своего замысла на стихи Вергилия, Гомера, Горация («Но вернемся к «Грациям» Ванлоо, хотя они и не стоят тех, которых описал поэт (Дидро Д. Салоны. Т. 1. М., 1989. С. 100). Предпочтение литературе сказывается и в том, что критик ценит в картине прежде всего содержание. Поэтому он обращает особое внимание на выбор не только сюжета, но и момента его. Критик полагает, что часто художники сюжет, хорошо задуманный и развитый, скверно воплощают на холсте. Зачастую убог сам замысел при безупречной форме. Безусловно, писатель обращает внимание и на форму, в [93] частности, на расположение фигур и колорит. Главное качество талантливой картины, по мнению Дидро, неисчерпаемость её замысла, т.к. произведение искусства постоянно должно давать повод для игры воображения. Такой должна быть картина. Но каким должен быть её создатель? У Дидро много размышлений по этому поводу, и кажется возможным представить портрет идеального живописца, который «…работает на свой страх и риск, ищет удовлетворения в своем труд, а также упоение и восторг» (Дидро Д. … С. 141). Наиболее полно этому требованию соответствует любимец Дидро Грез. Он выделяет художника из всех других и четко обозначает причину, которая заключается в том, что Грез выступил новатором в нравоучительной живописи. Критик объясняет и популярность Греза: он всегда «благонравен» в выборе сюжета и его художественном воплощении.

Но также в «Салоне» критик отводит много места для рассказов и о других современных художниках: отмечает факты их творческой и частной жизни, сравнивает живописцев Академии между собой и с великими мастерами прошлых веков. Часто унижает их, употребляя все способы комического от насмешки до гневной сатиры. Время от времени иронию критик применяет и по отношению к себе «Писали Гомер, Вергилий, Гораций; осмеливаюсь писать и я» (Дидро Д. … С. 135). Правду сказать, критика в форме письма для Гримма сообщала непринужденность, эмоциональность и откровенность. Например, он постоянно обращается к журналисту («купите картину»), ведет с ним открытый диалог, пишет о своих семейных недоразумениях, рассказывает анекдоты (порой пикантные) и др.

Такая критика в форме легкой беседы или письма к близкому другу могла зародиться (и зародилась) только во Франции. Но вместе с тем именно французская критика явилась эталоном для критики 19 века. Критика преследовала определенную цель «установить художественную ценность произведений искусства, а опосредованно ценность творчества каждого художника» (Каган М.С. Искусствознание и художественная критика. СПб., 2001. С. 110). И несмотря на категоричность и подчас неверность суждений Дидро, такие компоненты художественного восприятия как личность критика, уровень вкуса критика, аналитическое «мастерство» (Каган) придают читателю особую ценность для прочтения «Салонов». Критика Дидро содержит определенные функции: с одной стороны влиять на общественное мнение и учить нравственности, с другой дать новые сведения о мире, искусстве, художниках для того, чтобы на основе здравого смысла каждый мог составить собственное мнение обо всем этом.

Добавить комментарий