Кризис веры: утрата сакрального

Кто не находит больше в Боге великого как такового, тот вообще не находит его уже нигде — он должен либо отрицать его, либо созидать.
Фридрих Ницше

[37]

Сегодня «высшие ценности теряют свою ценность. То, что предсказал Ницше на ближайшие два столетия «уже не может прийти в ином виде: появление нигилизма». Стоя на краю бездны человек оказался один на один с Ничто, из которого может порасти Все.

Мировоззренческий кризис охватил на, фигуры Танатоса все чаще открываются перед нами. Мы застыли в ожидании перемен, на обломках былых истин перед лицом грядущего нового тысячелетия.

Со временем все изживает себя, даже религия и философия приходят в упадок.

Наше время — это время упадка, который так же неизбежен и необходим, как любой подъем и продвижение жизни. То, что мы переживаем сегодня, как раз и обозначается как Сумерки Богов. Гибель Богов, безумный вопль «Бог умер», «Я ищу Бога», «Все мы убийцы Бога» Но если этически «Бог Мертв» трактовалось как «скончался только моральный Бог», наделяя выражение метафоричностью, то онтологически нет смысла наделять полномочиями мысль о другом, живом Боге по ту сторону добра и зла. Теперь совершенно ясно, что «Бог по настоящему мертв, его бытие упразднено». И нет смысла более изрекать собственную смерть, нет больше голоса, нет такой фразы, нет субъекта высказывания, которому можно приписать предикат «Бог являет себя мертвым, он воплощенный мертвец, или сама смерть. нет, он оказывается сам подвержен смерти. Смерть стала самим бытием божьим» И если Бог являет собой «смерти нет», то теперь бытие смерти есть небытие и это небытие Бога. «Смерть Бога», погружение в нее «даже прежде своего бытия».

Сегодня, если верить религиозным исследованиям, религия в агонии. Бесконечные современные религиозные движения, как черви точат столпы «истинной веры» и тут же умирают сами, обрекая на безысходность пару сотен адептов. Да, Бог мертв, но сколько новых Богов еще возможно! Однако эти кумиры являются лишь ступенями смерти одного, «имя Бога. не более… предельная номинация Неминуемого», но напротив, есть «пустота всякой номинации», отсутствие имени в жизни, смерть всех имен Бытия Бога. Открытие Небытия Смерти, Танатоса.

Предпосылками пророческой смерти Бога послужил рубеж ХIХ-ХХ веков с сумасшедшими и меняющими все представления открытиями, научным прогрессом, новыми философиями, технизацией. ХХ век — это эра возникновения новых сакральных пространств, иной веры и религозаменителей. И сейчас еще можно назвать без труда то, что совсем недавно было [38] священным и если «-измы» пока не отправили на свалку истории, то значимость их уже не та. Социализм, нацизм, фрейдизм, экзистенциализм, хипизм, модернизм, марксим-ленинизм….

Есть вера, есть связь верующих, есть сакральное. Однако, если доверять К.Г. Юнгу, современный человек предвещает быть вне этого. Он недоверчив, преисполнен сомнений, «он является последней составляющей древнего развития, но вместе с тем и самым большим разочарованием всех надежд человечества. В этом смысле он «неисторческий», в высочайшей степени сознателен, «с минимумом бессознательности», а потому и оторван от всего прошлого: от изначальной причастности к животному мистическому стаду, орде, толпе, от погруженности в общее бессознательное, коллективное религиозное единство, предвещая быть иррелигиозным. То, что спасало раньше, теперь само требует спасения, а то, что для каждого было жизненно важным, утратило смысл и отвергнуто.

Современный человек всегда одинок. Он отдаляется от большинства людей, живущих в рамках традиций, отказывается от проявлений стадного чувства, противопоставляя науку и знание, религии и вера и знание это две чаши весов, чем одна выше, тем другая ниже. Вопрос для него состоит в следующем: «Что я узнаю на более высокой ступени сознания, то есть по ту сторону сознания, то есть по ту строну моего нынешнего сознания? » И этот вопрос не только путь у новому человеку, но еще и, Юнг в этом абсолютно прав. Проблема души современного человека. Мы помним. что и у Ницше сверхчеловек должен пройти свое одиночество…

Современный же человек прогрессирует в своем развитии сталкивается со своей психикой, которая требует либо религиозного удовлетворения, либо создания новых ценностей, которыми изобиловал уходящий век. Сегодня «наш век хочет познать саму душу», стоило только начать распространяться методу психоанализа на познание явлений культуры. религии и нравственности.

Сравнение религиозных верований с шизофренией и навязчивым неврозом, в основе которого лежат подавленные в детстве эротические побуждения З. Фрейдом и открытие общей области психики, существующей самостоятельно и сосредоточившей в себе вечные влечения, инстинкты и мотивы, недоступные сознанию произвело революцию не только в психиатрии, но и во всей западной культуре. Выделение «могущественной иррациональной силы, агонистической деятельности сознания», позволило разложить всю человеческую личность по структуре «Я» и «Оно», а религию представить как процесс сублимации и переноса бессознательного стремления к наслаждению на более высокую цель, далекую от удовольствия в систему «сверх-Я». Вряд ли этот подход был более гуманен к верующим, чем «Бог умер» или «… вся религия является фантастическим отражением… в котором земные силы принимают форму неземных» Однако уже К.Г. Юнг, открыв свой мир коллективного бессознательного, [39] где «все является частями одной души», указал на то, что теория Фрейда сама может стать религией, а коммунизм и фашизм основаны на древних мифологемах. Новые сакральные пространства имели огромный успех у всех тех, кто уже казалось бы, был далек от религии и веры. «Волна психологизма, накрывшая в наше время протестантские страны Европы, далека от того, чтобы пойти на убыль. С ней непосредственно связан массовый исход из церкви». Про уничтожение религиозных предрассудков ради «светлого» социалистического будущего нам известно не понаслышке. «Какая катастрофа на земле и на небесах!». Христианство никогда больше не будет иметь такого значения, как несколько веков назад, ибо нельзя войти в одну и ту же реку дважды. НЕ удивительно, что религиозные течения теперь приходят с Востока. Западная религия исчерпала себя окончательно. Похоже, это же относиться к светлой религии коммунизма или фанатичной вере в свое неверие. И все же, такое массовое убийство Бога как в уходящем веке, вряд ли когда-то (будет) возможным. Ведь с началом эволюционизма идея творения является невежеством, а вера предрассудком. Так умер ли Бог сегодня окончательно. как иллюзия, необходимая когда-то, сладкая ложь сотворенная человечеством? Ведь еще так мало кто из нас является «современным», живущем непосредственно в настоящем и способным справиться со своим одиночеством, пессимизмом, свободой… Ведь тот современен, кто сознает «сегодня» как устремленность в «завтра» Каждому необходим переворот, внутреннее раздвоение и обновление, ведь в человеке важно то что оно мост, а не цель, в человеке можно любить только то, что он есть переход и падение». И сегодня, на краю Бездны и перед разложение Бога, глядя в пустые глазницы Смерти остается лишь воскликнуть вместе с Ницше: «не уничтожай того героя, который живет в твоей душе! Вера в святость твоей высокой надежды.

Добавить комментарий