О Больцано в связи с...

Автор этих строк занимается исследованием творческого наследия Больцано более 30-ти лет, а с 1962 года знаком с Ярославом Анатольевичем Слининым, который был и остается постоянным свидетелем и в различных формах косвенным соучастником развития моих идей в области больцановедения. Это небольшое эссе я посвящаю Ярославу Слинину - моему старому верному другу.

В философской энциклопедии, которая издавалась в Москве в 1960-1970 годах, статья о Больцано была помещена в дополнительные статьи последнего - пятого тома. Она была написана неким М.М. Новоселовым, который собственно исследованиями Больцано никогда не занимался, и содержала массу неточностей. По заданию одного из редакторов энциклопедии - Б.В. Бирюкова мною был подготовлен следующий отзыв на указанную статью:

Горячо поддерживая появление статьи о Больцано в новой «Философской энциклопедии», считаю необходимым сделать следующие исправления, дополнения и замечания.

1. Желательно считать Больцано не просто философом, но одновременно просветителем и утопистом, что весьма согласуется с его жизнедеятельностью и научными изысканиями.

2. Надо указать, где обучался Больцано, поскольку яснее станет его научная карьера.

3. Следует говорить не о «вольнодумстве», но о религиозном свободомыслии Больцано, поскольку слово «вольнодумство» надо заменить (оно отражает факт преследования Больцано со стороны иезуитов).

4. Хорошо бы отметить также, что Больцано был уволен из университета и за пропаганду прогрессивных социально-утопических идей «чешских братьев».

5. Представляется правильным дать полностью перевод на русский язык главного философско-логического сочинения Больцано - «Учение о науке. Опыт обстоятельного, большей частью нового изложения логики с постоянным вниманием к прежним авторам».

6. Не считаю правильным перечислять математические результаты Больцано, поскольку это идет в ущерб раскрытия его философской концепции (ведь статья - прежде всего для «Философской энциклопедии»). Достаточно лишь упомянуть о том, чьим предшественником в математике он является, а уже из приводимого (нового!) списка литературы к статье всегда можно почерпнуть знания о его математических достижениях.

7. Надо хотя бы кратко раскрыть суть (основное ядро) его философской концепции, заключающейся в учении об идеальных «истинных - предложениях и представлениях-в-себе», а также перечислить кратко замечательные достижения Больцано в логике, предвосхитившие многие современные идеи и результаты.

8. Необходимо подчеркнуть, что Больцано ставил этику выше религии.

9. Следует остановиться на особом понимании логики у Больцано, поскольку он не только не повторяет никого в истории философии, но и дает начало развитию многих интересных идей в области методологии науки.

10. В статье М.М. Новоселова предложение, начинающееся на первой и оканчивающееся на второй странице, абсолютно неверно, так как ничего подобного Больцано утверждать не мог (согласно Больцано, то, что существует «в себе», ничем не определено, никаким «чистым понятием»).

11. Думаю, что список литературы надо пересмотреть и составить таким образом, чтобы он включал работы, где исторически предшествующая литература о Больцано была представлена достаточно полно.

12. Сочинения самого Больцано предлагаю не перечислять полностью, но обязательно указать издающееся в ФРГ с 1968 года его полное 39-ти томное собрание сочинений, в которое входят даже работы ранее не издававшиеся.

В 1970 году мною был предложен собственный вариант статьи «Больцано» ко 2-му изданию философской энциклопедии. Однако история складывалась таким образом, что 2-го издания энциклопедии так и не случилось.

В конце ХХ века институт философии РАН проявил инициативу и началась работа по подготовке новой российской философской энциклопедии. Для нее мною была подготовлена новая статья «Больцано» и отправлена в сектор логики ИФРАН. К этому времени автор первой упомянутой статьи «Больцано» в философской энциклопедии вошел в состав редколлегии и в 2001 году в первом томе новой российской философской энциклопедии появилась все та же, старая статья М.М. Новоселова с небольшими обновлениями, в основном библиографического характера. Относительно ее можно отметить дополнительно следующие замечания.

1. Не приведено полное имя Больцано.

2. Указаны не все области науки, в которых Больцано получил мировую известность.

3. О Больцано говорится как о действительном члене Чешской академии наук, что в принципе невозможно, так как в то время Чехия ещё была Богемией.

4. В статье дан весьма вольный перевод основного логико-философского сочинения Больцано. Используются слова-синонимы, которые не делают название лучше, а скорее, делают его более сложным для восприятия.

5. В статье отсутствует упоминание о том, что Больцано дал исторически первое определение понятия (за 100 лет до А. Тарского!) семантического следования; не отмечаются заслуги Больцано в формировании идей релевантной, вероятностной, модальных, временных и других логик; не сказано и о предвосхи-щении тех математических открытий, которые впоследствии нашли отражение в названиях теорем: «Вейерштрасса-Больцано», «Больцано-Коши», «Дедекинда-Больцано».

6. В статье отсутствует библиографическая ссылка на 12-ти томное (1880-1890 гг.) и 39-ти томное собрание сочинений Больцано.

Пользуясь представленной возможностью, я впервые публикую свой вариант статьи «Больцано» который был подготовлен мною для новой «Российской философской энциклопедии», отослан в сектор логики ИФАН и одобрен, но не опубликован.

Больцано Бернард (Bolzano Bernard Placidus Johannes Nepomuk) (5.10.1781, Прага - 18.12.1848, там же), чешский ученый-энциклопедист, работавший в области философии, логики, математики, естествознания, социальной этики, эстетики, теологии, философии религии, педагогики, языкознания и др. областях науки. Окончил философский (1800) и теологический (1805) факультеты Пражского (Карлова) университета, где возглавлял кафедру философии религии (1805-1820) и избирался деканом философского факультета (1818-1820). За религиозное реформаторство и пропаганду социально-утопических идей «чешских братьев» уволен из университета (1820) и лишен католической церковью права публичных выступлений. Б. был действительным членом Богемского королевского общества наук по 2-м секциям: естествознания и философии. Главное философское и логико-методологическое сочинение Б. - «Наукоучение. Опыт обстоятельного, большей частью нового изложения логики с постоянным вниманием к прежним авторам» (Wissenschaftslehre…, Bd I-IV Sulzbach, 1837). Основу философской концепции Б. составляет учение об идеально существующих «объективных» истинах-, предложениях- и представлениях-в-себе, выступающих в качестве постоянной возможности прошлых настоящих и будущих субъективных, мыслимых человеком истин, предложений и представлений, являясь их «материей», содержанием, смыслом. Эти идеи, используемые Б. в критике логического психологизма, вошли позднее в фундамент феноменологии (Ф. Брентано, Э. Гуссерль). В теории познания Б. развивал идеи теологического рационализма: считал истину-в-себе непосредственным объектом познания и принижал роль опыта в пользу чисто логических средств как критериев истинности знания. Под логикой Б. понимал науку о связях и отношениях истин-, предложений- и представлений-в-себе, правилах получения истин (эвристика и дедуктивная теория) и систематического их изображения в собственных «учебниках». При этом как часть мира истин-в-себе отдельная наука независима от способа своего изображения. В своих логических исследованиях Б. предвосхитил многие идеи современной логики: логическое содержание понятий модель, выполнимость, пропозициональная форма, логическая истинность, логическая аналитичность, семантическое следование, вероятностная выводимость, релевантное следование, идеи модальной, временной, интеррогативной логики, семиотики и т.д. Он является родоначальником конструктивизма в логике. В области математики Б. - предшественник О. Коши, П. Дирихле, Г. Грассмана, К. Вейерштрасса, Г. Кантора, Отправляясь от идей Г. Лейбница, он отстаивал объективность актуально-бесконечного. Больцано критически относился к немецкой классической. философии, в частности, к философской системе Канта, к диалектике Шеллинга и Гегеля. В социальной этике Б. защищал идеи равенства и прогресса, пытался разрешить дилемму между совестью и гражданским долгом. Принцип всеобщего блага Б. утверждал в качестве высшего нравственного закона. Б. подчинял религию морали: высший нравственный закон есть истина-в-себе, стоящая над богом.

Добавить комментарий