О диалоге культур в едином цивилизационном пространстве

[181]

Ныне совершенно тривиальна мысль о том, что современный мир вошел в XXI век под знаком глобализации. Одновременно с этим и как защитная реакция на его унификацию повышается внимание и значимость национально-культурных особенностей. Налицо, следовательно, внутренне противоречивый процесс, в котором тесно связаны между собой, с одной стороны, тенденция к интеграции, а с другой — к дифференциации. В результате мир на особый, отвечающий современному этапу развития лад сохраняет многообразие, которое, как и всегда, остается источником его совершенствования.

В логику этих изменений мирового сообщества органически вписывается и то, что происходит сейчас в постсоветском пространстве, которое постепенно становится частью целого, внося в него некоторые коррективы. Быть может, с планетарной точки зрения эти проблемы не очень значительны, но для региона Содружества Независимых Государств их нельзя игнорировать.

В первую очередь, это вопросы урегулирования межгосударственных отношений в самом СНГ. Его постоянно лихорадит. После каждого [182] саммита глав государств Содружества неизменно поднимается один и тот же вопрос: состоится ли вообще их очередная встреча, дотянет ли Содружество до следующего саммита? Хронический кризис указывает на то, что базовые принципы данной организации недостаточно прописаны или не наполнены необходимой энергетикой, чтобы быть обязательными. Это, в частности, прямо касается российско-грузинских взаимоотношений. И без их детального рассмотрения отсутствие рамочного договора между двумя странами как равноправными субъектами международного права дает ясное представление о степени серьезности разногласий, которые мешают найти приемлемое решение. Напряженность не спадает. Недоверие между политиками не оставляет надежду на скорое и радикальное улучшение отношений.

Взаимные претензии велики. Часто в такого рода спорах грешат обе стороны и установить истину бывает далеко не просто. Впрочем, здесь не место, да и не в нашей компетенции, брать на себя роль третейского судьи. Очевидно, однако, что урон (в экономическом или любом другом выражении), наносимый Грузией России, не сравним с тем, что испытывает Грузия из-за недружелюбия (мягко говоря) официальной России.

К счастью, политический ракурс проблем не единственный, к тому же не самый главный. Существуют более фундаментальные и глубинные пласты отношений между народами, которые гораздо меньше, чем политика, подвержены влиянию обстоятельств и конъюнктуры. Следует принять во внимание, что отношения Грузии и России не сводимы к чисто экономическим и политическим или сугубо меркантильно-прагматическим, что их многовековая общность помимо торгово-экономических и военно-стратегических интересов зиждилась на принадлежности к единому цивилизационному пространству, корни которого уходят в глубь византийства. Учет этого основополагающего факта позволяет подняться над политическим горизонтом и взглянуть с оптимизмом на перспективу русско-грузинских взаимосвязей.

Распад великой империи и обретение бывшими советскими республиками государственной независимости совершались столь стремительно, что общественное сознание не поспевало перестроиться и полностью освободиться от идеологических догм. Так, [183] будущее человечество рисовалось в них единым и неделимым, бесклассовым и безнациональным; советский же народ в качестве новой исторической общности людей служил примером, приближающим их к идеалу однородного, гомогенного общества, братской семьи народов, говорящих на одном языке, имеющих общую культуру и одинаково мыслящих. Для людей с подобной ментальностью национальное своеобразие, самобытная культура, национальный язык, особые традиции, местные обычаи и пр. и пр. — не больше, чем экзотические «архитектурные излишества» истории, не совместимые якобы с ее дальнейшим прогрессом и обреченные на исчезновение.

Уроки развала Советского Союза, неупорядоченные отношения между членами СНГ, можно сказать, нескончаемый кризис этой организации учит, что нельзя политику отдавать на откуп военным или выполнять фактически их волю. Напомним здесь одно саркастическое замечание Наполеона о том, что если хочешь проиграть войну, то доверь ее вести генералам. Оно как нельзя лучше созвучно с ситуацией, сложившейся на Кавказе в конце XX и начале XXI веков: куда с более плачевными итогами имеем мы дело, когда отношения между народами определяются генералами от политики.

Актуальность, скажем резче, злободневность разговора ученых, состоявшегося в ходе симпозиума «Россия и Грузия: диалог культур», материалы которого собраны в предлагаемом читателю сборнике, не вызывает сомнений. Она обусловлена пониманием опасности роста дефицита доверия друг к другу после того, как каждая из сторон в условиях независимости получила возможность самоидентификации. Отсюда, судя по всему, на передний план выдвигается задача борьбы с политической узостью, нетерпимостью ко всему иному, отличному и самобытному. Унаследованным от тоталитарного прошлого склонность к штампу, нивелированию и посредственности необходимо противопоставить дух толерантности, который составляет творческую силу культуры и продуцирует ее многообразие.

Вероятно, широкий спектр вопросов, вынесенных на симпозиум, не всегда дает адекватное представление об общем замысле [184] данного издания, но мы не теряем уверенности в том, что при внимательном знакомстве с публикуемыми материалами главная идея Тбилисского симпозиума — настоятельной необходимости живого общения и взаимообогощения разных национальных культур — эта идея не останется незамеченной. Хотелось бы думать, что желание продолжить данную инициативу не иссякнет и у нас будет возможность стать свидетелями новых встреч ученых России и Грузии, движимых гуманистическим чувством уважения человеческого достоинства другого.

Добавить комментарий