Образование как познание

[251]

1. Российская система образования несмотря на кажущуюся открытость институционально организована для передачи и сохранения когнитивных, познавательных традиций и враждебна по отношению к любым новациям. А любая традиция без ее модификации, без ее обновления быстро выдыхается и чревата упадком преподавания любой дисциплины. Во всяком случае, действующие институциональные стратегии [252] образования меньше всего озабочены поиском инновационных идей и технологий. Сами образовательные учреждения, определяющие познавательную политику, создают атмосферу затхлости и содержательного вырождения конкретной дисциплины, преподаваемой в школе или в вузе.

2. Мишель Фуко обратил внимание на то, что процесс формирования научных дисциплин в ХVIII-ХIХ вв. связан с возникновением дисциплинарной власти в обществе. Другими словами, опыт дисциплинарного строения науки, дисциплинарного содержания образования непосредственно связан с политическими структурами и институтами. В Европе Нового времени началось размежевание деятельности светских и религиозных институтов. Государство откликнулось и вступило в конкуренцию с догматическим контролем церкви над знанием и образованием и их институциональными формами организации. Европейские государства противопоставили им унификацию дисциплинарной организации науки и системы образования. Отпала необходимость в цензуре в старом смысле слова как самостоятельном институте контроля науки и образования. Вместе с тем, цензура становится привилегией отдельных научных дисциплин. В пределах этих дисциплин ученому позволяют высказываться тогда и только тогда, когда он соответствует определенным стандартам, идеалам и нормам, сложившимся в данной дисциплине. Замкнутая и изолированная транскрипция научной дисциплины стала выражением необходимости. Дисциплинарное представление знаний в образовательных учреждениях характерно для любого государства (монархического, демократического, республиканского, диктаторского или либерального). Как известно, в нашей стране познавательная начинка дисциплин и их дисциплинарный перечень в системе образования отражают политические интересы институтов власти. Именно дисциплинарную практику преподавания Деррида назвал авто-энциклопедией государства.

3. Образование держится на когнитивном каркасе, т. е. на определенной методологии познания, представляющей своего рода познавательную доктрину образования. Так было в античности и средневековье. Вспомним дисциплинарную обойму из логики, риторики, грамматики, физики, математики, которая строилась на методологии Сократа и Аристотеля (принципы диалога, логика номинализма и реализма), а затем на догматах богословия. Только в Новое время образование начинает строиться на опытных и рационалистических принципах познания (соотношение врожденных, изобретенных и приобретенных идей; принцип “tabula rasa”). Так, во Франции после известных революционных событий вся система образования обеспечивается в так называемых специальных школах, среди которых наиболее известны Ecole Normale [253] и Ecole Polytechnique. Программы этих школы основывались на научно-технических приоритетах познания. Университетская система была воссоздана лишь в конце ХIХ века. Когда, например, в Германии в начале ХIХ века создавался Берлинский университет, то в основу его учебной деятельности был положены когнитивные соображения Шлейермахера, утверждавшего, что все дисциплины, изучаемые на факультетах, должны интегрироваться философским знанием — центральным для всей университетской системы. Гумбольдт, будучи ректором, реализовал эту идею. Особая роль философского познания заключалась в том, что философия выполняла свою интеграционную функцию. Кстати, образование в России держалось на богословских когнитивных догмах вплоть до известных революционных реформ начала ХХ века.

Что касается познавательных доктрин образования в ХХ веке, то я бы сослался на особую продуктивность прагматической концепции Дж. Дьюи (на которой на протяжении почти всего ХХ века держалась система образования США), генетической эпистемологии Ж. Пиаже (преимущества которой лежат в основе образования частично в Швейцарии, частично во Франции), концепции деятельности (Выготский, Леонтьев, Рубинштейн, Ильенков, Давыдов), определившей особенности системы образования в советское время.

4. Очень важно, чтобы преподавание было ориентировано когнитивной конъюнктурой и дисциплинарной конкуренцией. Слишком сложные идеи нуждаются в упрощении и популяризации. Но сползание в тривиальные пояснения чреваты последствиями, превращением значительных результатов в банальности. Важнейший компонент стратегии обновления образования — обращение к традиции и к ее модификациям. Без глубокой дисциплинарной и когнитивной трансформации сложившихся традиций преподавания нельзя преодолеть тот кризис, в котором находится система образования. В пространство учебного процесса должен быть заложен механизм постоянного обновления дисциплинарного знания. Тенденции дисциплинарного обновления исходят из атмосферы когнитивной конкуренции в образовании. Кроме того, институциональная форма преподавания дисциплин требует радикального изменения, ибо она становится принципиально непроницаемой стеной в отношениях между факультетами, кафедрами, вузами, школами.

5. Мне кажется, что можно выделить несколько когнитивных клубков разногласий в образовательном процессе, которые играют ключевую роль.

Первый клубок когнитивных разногласий в образовании связан с конфликтом гуманитарных и естественнонаучных идеалов, норм и ценностей познания. Замечу, что подобный конфликт был не всегда и стал выраженным лишь в ХХ веке, точнее, в его второй половине. [254] Время от времени он затушевывался, смягчался, когда принципы точных и естественных наук проецировали на гуманитарную область преподавания. В истории нашей страны это известный эффект диктата научно-технического прогресса и его потребности в инженерно-технических кадрах начиная с 30-х гг. и вплоть до конца 60-х гг. Это сказалось и на школьном, и тем более на вузовском образовании. Если говорить о каких-то положительных перспективах разрешения этих разногласий, то в первую очередь надо пойти на сознательное нарушение принятых академических стереотипов. Речь идет о нарушении дисциплинарных границ в учебном процессе и смещении акцентов в преподавании, когда имена классиков могут соседствовать с неизвестными именами, когда можно строить рассуждения на междисциплинарных стыках. Ведь сегодня продуктивность исследований связана с тем, что задействуются междисциплинарные ресурсы знания. Преподавание должно носить междисциплинарный характер, когда границы, отделяющие одни дисциплины от других, становятся проницаемыми.

Второй клубок разногласий проявляется в столкновении когнитивных и нравственных компонентов образования. В разных странах этот конфликт существует и влияет на продуктивность их образовательных систем, особенно школы. Одни по традиции сохраняют институциональные формы (закрытые учреждения, надсмотрщики и т. п.), другие занимают предельно прагматическую позицию в воспитании. У нас, как вы знаете, сложилась сейчас весьма любопытная воспитательная ситуация. Заниматься воспитанием нынче непозволительная роскошь — нет средств, денег. Отсюда испытанный ход — к духовно-церковному институту воспитания, задачи которого, как известно, заключаются в том, чтобы на воспитанника надеть «лошадиные шоры» богословской догматики. Нынче сохраняется пока еще одряхлевшая идея «воспитания через предмет» в процессе преподавания конкретных образовательных дисциплин.

Третий клубок разногласий связан с новациями в образовании. Например, проблема введения в учебный процесс новой дисциплины. Оправдание введения новой дисциплины первоначально связано с тяжелейшим периодом самосознания. Поначалу она воспринимается в штыки. Требования к ней формулируются по принципу «нужно терпеть» и их когнитивная «планка» очень низка. Затем предпринимаются попытки осмыслить ее границы и ключевые структуры. Такой первый опыт нуждается в поддержке, ибо он только нарабатывается. Период созревания новой дисциплины может затягиваться, и поэтому скептическое отношение к ней вполне оправдано. Ведь под такой новой дисциплиной может скрываться псевдо-дисциплинарное знание, которое попадает [255] в зависимость от политической конъюнктуры, и в научном отношении оказывается просто несостоятельным.

С точки зрения здравого смысла новации в образовании связаны с созданием новых рабочих мест, вливают «новую кровь» в захиревшие образовательные сосуды. Правда, у нас не существует механизма дисциплинарного обновления учебного процесса. Скажу так: чтобы какая-то классическая дисциплина изменилась, она постоянно должна испытывать давление конкурентной дисциплины. Вообще говоря, должна быть достаточно свободная конкуренция между отдельными дисциплинами в пределах учебного пространства. Сложившиеся институциональные формы образования хотя и выполняют важнейшие функции трансляции и сохранения традиции, но вместе с тем основательно тормозят внедрение новых дисциплинарных форм научного знания в учебный процесс. Необходима реклама образования, привлечение известных имен (звезд) в преподавание.

6. Выскажу одно утопическое суждение. Сегодня в условиях нашей страны ни один познавательный каркас системы образования не спасет ее от развала. До тех пор, пока в стране не будет создан образовательный банк со своим целевым образовательным капиталом, который будет инвестироваться не только государством, но всеми теми, кто заинтересован в человеческих образованных ресурсах, т. е. частными собственниками, а также через отлаженную систему взносов за обучение. Когда каждая школа будет иметь свой счет, за характер которого будут нести ответственность соответствующие лица и на который родители и предприятия будут делать взносы. Школа будет заинтересована в жестком маркетинговом контроле, выставляя счет тем организациям, где будут работать ее выпускники.

7. Завершая свое сообщение, назову ряд когнитивных принципов, без которых, на мой взгляд, система образования (как в школе, так и в вузе) измениться и развиваться не может. Первый — обновление когнитивных традиций и их дисциплинарных форм преподавания. Второй — проницаемость дисциплинарных границ и междисциплинарная продуктивность обучения. Третий — реализация прагматических возможностей (разрешение проблемных ситуаций в познании и жизни, идея игры, идеи оптимального и эффективного принятия решения). Четвертый — формирование коммуникативного сознания (на основе информационно-коммуникационных технологий и принципа понимания). Пятый — идея когнитивного творчества личности.

Добавить комментарий