Моральное действие и эстетическая утопия

[141]

Основания морального действия заключаются в рационально мотивированном согласии относительно норм, репрезентирующих общую волю (всеобщность при этом следует приписывать не позитивно-наличным формообразованиям воли, но самому процессу интерсубъективного движения смысла в открытых структурах креативно-деятельностного способа общения, имеющего целью определение должного). Как указывал Дж.Г. Мид, моральное действие представляет собой максимально осознанный и рациональный тип действия, поскольку связано с приостановкой обыденного автоматизма и рефлексивным выбором актуализируемых возможностей. Если рациональность определить как дискурсивную обоснованность (под дискурсом, в данном случае, в соответствии с предположением о социальной позиционированности разума, понимается интерсубъективная процедура диалогически-аргументативного достижения согласия), то, следовательно, моральное действие как эминентный модус действия (то есть, как предельная реализация автономии субъекта) будет коррелировать с «чистым» ти- [142]
пом интерсубъективных отношений — с коммуникативной практикой свободного и открытого диалога.

Повседневные социальные практики упорядочены посредством норм, стандартизирующих использование возможностей действия. Фоновое согласие, обеспечивающее рутинное нормативное регулирование жизненного мира, определяется системой приобретенных диспозиций действия, являющейся, с одной стороны, продуктом исторических условий, а, с другой стороны, интернализированной сознанием индивидов (такую систему воспроизводства практик П. Бурдье обозначает термином «хабитус»). Нормативно оформленному практическому миру соответствует репродуктивный тип знания, определяемый в поздних работах Л. Витгенштейна как способность продолжать действие в контекстах различных форм жизни.

Проблематизация прескриптивного содержания норм приводит к необходимости редукции практических очевидностей с точки зрения тематизирующе-рефлексивной установки, ориентированной на трансцендирование жизненных контекстов (то есть, на справедливое — не искаженное партикуляризмом — решение конфликта интересов) и на дискурсивное формирование моральной (автономной) воли при неограниченном использовании аргументативного разума. Основания морального действия оправдываются посредством практического дискурса в сообществе субъектов диалогического общения. Прагматический анализ условий рационального диалога выявляет его зависимость от предположения об идеальной симметрии позиций участников дискурса, обеспечивающей равенство возможностей в диалогической ситуации. Принятие такого предположения связано с утопическим конструированием образа идеальной формы жизни, характеризующейся абсолютной чистотой и неискаженностью интерсубъективных отношений. Следовательно, эстетическая утопия общества творческого общения, целью которого является свободный от всех форм отчуждения индивид, имеет критически-нормативное значение для решения и эпистемологических (деконтекстуализация и универсализация суждений), и моральных (реализация свободных и симметричных отношений) проблем.

Добавить комментарий