«Разумная» философия целого и проблема человека

[68]

Положение философии на современном этапе развития человеческого общества требует от нее выработки нового арсенала понятийных конструкций. Это обусловлено и прогрессирующим «дроблением» [69] научных подходов к реальности, и усложнением социальной действительности, и нарастанием конфликтов, противоречий в сфере личностного бытия человека.

Важнейшей задачей философии в связи с этим по-прежнему остается построение целостного непротиворечивого мировоззрения, показывающего человеку объективную картину мироздания и позволяющего ему выяснить свое место и роль в мире.

В связи с этим особенно остро стоит проблема формирования философии единого мира — можно назвать такой взгляд философией Целого. Потребность в философии Целого продиктована развитием современных научных знаний (прежде всего синергетических), она же предсказана многими древнейшими философскими системами (к примеру, традиция философии Единого, всеединства в рамках античного мировоззрения, древнекитайские, древнеиндийские космологии).

Что может представлять собой философия Целого?

Очевидно, что основания подобного миропостроения должны соединять, синтезировать в себе естественнонаучные и социально-антропологические доктрины. В рамках философии Целого они должны составить гармоничное, органичное и подвижное единство, учитывающее динамическую природу бытия как такового.

Одной из самых интересных категорий, в рамках и на основе которой возможен глобальный мировоззренческий синтез, является категория разума, разумности в целом. Фактически подобная позиция обосновывается в настоящее время в рамках синергетики, пытающейся отобразить мировую целостность в качестве взаимодействия «двуединого начала — порядка и хаоса». Поведение природных и социальных систем, рассматриваемых различными направлениями синергетических исследований, демонстрирует проявление единства и разумности мироздания на всех доступных человеческому восприятию уровнях мирового целого.

«Открытые» системы, находящиеся в непрерывном энергообмене с внешней средой, сохраняя внутреннее равновесие и структурную целостность, демонстрируют универсальные, доведенные до автоматизма, процессы самоорганизации и саморегуляции. Автоматизм этих процессов является очевидным свидетельством разумности структуры Вселенной.
[70]

Сама идея разумности мира и его частей, как известно, не является новой в философии. Уже с античных времен философы пытались увидеть в разуме глубокие субстанциальные основания. Таковы, например, «огнелогос» Гераклита, «нус» Анаксгора, «божественный ум» неоплатоников и герметиков. В системе мироздания, предлагаемой герметиками, «Семь Небесных Разумов-Управителей» объединяют семь миров-уровней, вложенных один в другой и отражающих Закон Небесной Иерархии. При этом Разум имеет не обязательно личностную природу, он понимается как глобальный, макрокосмический безличный процесс.

В представлении древних философов истинная мудрость человека заключалась прежде всего в его возможности стать сопричастным какому-либо из разумов Иерархии: объединение пространств Разума и человека обеспечивало рост сознания и самоосознания последнего, тем самым включало его в разумные космические процессы.

В средневековье и в период Возрождения, как и в античные времена, разум признавался «способностью души», позволяющей человеку сделаться причастным абсолютному, божественному, бесконечному. Так пишет об этом Ибн-Сина: «Разум выражает то состояние покоя, в которое приходит человеческий интеллект на завершающем этапе своего движения от известного к неизвестному, когда он созерцает всеобщую и необходимую связь вещей в единой идее необходимо-сущего (бытийно-необходимого), которая не поддается никакому определению и никакому описанию. Созерцание этой целокупности бытия есть интеллектуальная интуиция» 1.

Отметим, что общей тенденцией в подобных трактовках категории разума является признание его универсальным, пронизывающим все мироздание естественно-природным процессом.

Позднее, фактически, начиная с периода Просвещения, утвердилось представление о разуме и разумности как «инструментах», «атрибутах» сугубо искусственной (порождаемой человеческой деятельностью) реальности. Категория разумности, ставшая «прерогативой» только человеческой преобразовательной деятельности, разместившись в рамках «творческого мышления, создающего новые идеи» (и как [71] следствие умножающего объекты искусственной реальности) существенно сузила, обеднила взгляд на разум в целом.

В настоящее время, на новом этапе развития научной мысли человек подошел к возрождению древней мифологемы о разумности мироздания. В современных условиях интуитивно ощущаемое, угадываемое древними мыслителями учение о разуме, преображенное и обогащенное взглядами нынешней науки, может стать необходимым вектором, скрепляющим естественнонаучные и социально-гуманитарные сферы знания.

Отметим также, что необходимость обновления и переосмысления понятия разума в указанном ключе диктуется и обилием накопившихся у человечества нерешенных проблем: экологических, экономических, политических, демографических и т. д. В связи с этим остро встает проблема совершенствования разумной структуры человека на путях поиска и восстановления разумно-естественного диалога-взаимодействия человечества с космическо-природной средой в контексте совместной жизни и эволюции.

Каким образом разум может быть рассмотрен в контексте философии Целого?

Отметим прежде всего, что категория разума в данном аспекте предполагает предельно широкую трактовку, объединяющую в единую систему комплекс биологических и социальных, органических и неорганических систем. Таким образом, разум предстает, с одной стороны, в качестве многоуровневого образования, с другой стороны, он может предполагать и личностное, и безличное истолкование.

В любом случае разум является процессом самоорганизации, действующим в некотором пространстве, будь то уровень атомарных, молекулярных, клеточных структур или же уровень человеческого организма, человеческого сознания, либо планетарно-экологических и социальных систем и т. д. «Работа» разума в конкретной системе будет заключаться, во-первых, в стремлении поддержать пространство данной системы в равновесии, во-вторых, в попытке добиться наиболее рентабельного (с минимумом энергозатрат) и совершенного ее функционирования.

Итак, если принять устройство мироздания как многоуровневую систему разумных структур, то организация и развитие этих структур [72] реализуется в единстве основополагающего принципа. В основе его — совершенствование любой системой своих решающих способностей на пути преодоления возникающих в процессе жизни дисгармоний. Любая пришедшая извне дисгармония (как бы «внешняя задача») выводит систему из равновесия. Разум представляет собой самоорганизующийся процесс ликвидации пришедшей в систему дисгармонии («решения задачи»), высвобождающий содержащуюся в ней энергию и восстанавливающий ее равновесие.

При этом само состояние системы может претерпевать качественные изменения: система может переходить на новый уровень существования — более сложный, совершенный, в зависимости от объема и качества прорешиваемых ей дисгармоний (к примеру, рост, «расширение» сознания у человека в процессе усложнения форм его деятельности).

Возможно, свойственная поведению системы непредсказуемость, неустойчивость, наблюдаемая в точке бифуркации, и есть то состояние системы в момент взятия и прорешивания пришедшей извне (с другого, внешнего для нее уровня) дисгармонии, когда результат данного разумного процесса еще неизвестен. В случае успешного процесса решения внешней задачи возникают «новые структуры высшего порядка и сложности», которые, по И. Пригожину, и являются «островками порядка в море беспорядка, хаоса» (диссипативными структурами) 2. Это значит, что система переходит в новое качествование, то есть происходит рост ее «разумных» решающих способностей. При этом, естественно, расширяется и ее информационное пространство за счет создания принципиально новых информационных структур, а ее равновесие становится на уровень выше и совершеннее.

Таким образом, решая приходящие дисгармонии и получая этим путем новую информацию, разум создает новые информационные пространства. Стремясь добиться максимально рентабельного функционирования системы, разум так организует элементы наличного информационного пространства, чтобы обеспечить наименьшее [73] сопротивление проходящей через него энергии. Проявления этих принципов можно видеть и в особенностях функционирования рентабельных финансово-экономических систем, и в обменных процессах здоровой клеточной структуры.

С этой точки зрения, в аспекте «разумных процессов» расширяется само понятие «информации». Информация — не просто «сумма знаний» в ее обычном, прикладном понимании, но способ «управления» энергией. В самом общем случае — это структурная характеристика, отражающая изменения в направлении и свойствах энергии, попадающей в пространство разума.

Исходя из этого, можно утверждать, что сама жизнь есть процесс разума или процесс прорешивания разумом на разных уровнях дисгармоничных образований для обеспечения постоянного энергеообмена внутри и между всеми системами мироздания. Иными словами, глобальная «работа» разумных вселенских процессов состоит в обеспечении распределения энергии таким образом, чтобы все процессы протекали гармонично.

Существуя одновременно в разных уровнях плотности энергии, разум представляет собой разомкнутую информационную систему со свободным прохождением информации через структуру, использующую для собственного жизнеобеспечения дисгармонии окружающего пространства.

Вопрос о первоначальных источниках энергии жизни и работы вселенского разума позволяет нам предположить, что мироздание, являясь разумным многоуровневым энерго-информационным Целым, само находится в сложных взаимоотношениях с внешней системой, являющейся таким же Целым, но организованным в еще более глобальных масштабах.

Вот это «внешнее Целое», в конечном счете и выступает по отношению к нашему мирозданию тем Единым (источником жизни, энергии, информации), о котором говорили неоплатоники: «Единое — это бытийно-необходимое, это тот резервуар, через край которого переливается всякое определенное бытие с тем, чтобы исчезнуть в противоположном ему резервуаре — в материи. Единое мыслит само себя, а мысля само себя, мыслит все вещи. Мышление о самом себе есть его собственное бытие, мышление обо всех вещах — [74] проистекание вещей, эманация вещей из Единого есть акт творения» 3.

Разум как универсальный процесс обеспечивает единство и связь «внутреннего» Целого с «внешним» Целым: «задачи-дисгармонии», не нашедшие решения в рамках одной разумной системы, «решаются» многоуровневой системой другого Целого. Именно поэтому информация уровней бытия подобна, но различна. Каждый из уровней с его информационным пространством, элементным составом отражает процесс поиска разумом наиболее оптимального варианта структурирования, «решения» материи. Например, уровни организации материи (такие как мир атомов, существующих внутри молекул, и мир молекул, функционирующих внутри клеток, включая, конечно же, и мир клеток, живущих в законе целостного организма), плавно переходят в упорядоченную уровневую систему «царств» (минеральное, растительное, животное), человек воспроизводит своей структурой уровневое построение мироздания, объединяя в себе законы сосуществования органических и неорганических, духовных и материальных систем.

Обобщая вышеизложенное, можно постулировать следующую, предельно общую формулу, отражающую принципиальную «структуру» разума в рамках философии Целого: разум, будучи универсальным процессом решения любого рода задач, сам по себе троичен («задача-информация-энергия»). Составляющие «разумной триады», коррелирующей с описаниями высочайшей творящей Троицы в основных религиях, раскладываются следующим образом: «задача» — это то, что дается в данную систему от внешнего источника воздействия, «энергия» — это дееспособность в рамках данной системы (уровня), «информация» — наличие структуры в данном участке пространства, то есть способность данного пространства изменять ход энергии, отсюда, очевидно, что информация есть закон прохождения и распределения энергии в данном пространстве.

Разум как организатор процесса решения задач в естественно-природной среде представляет собой вертикальную систему, работающую сразу в нескольких уровнях плотности энергии по ликвидации конкретной дисгармонии. Разум как система не удерживает в своей структуре [75] энергию, а пропускает ее через себя, то есть он не является «сопротивлением» по отношению к текущим энерго-информационным процессам.

Исходя из подобных представлений о разуме и разумности, в новом контексте выглядят вопросы о месте, роли и смысле жизни человека. Что есть человек? Каковы пути его развития?

Философия Целого, по определению, требует понять, увидеть человека как целостную систему в целостном же окружающем мире. При этом человек как подобие Макрокосма — многоуровневой системы мироздания — представляет собой сложную многоуровневую «микрокосмическую» систему. Данная система разумна — она не является замкнутой, сам человек олицетворяет собой как бы материальное воплощение сразу нескольких разумных процессов разных уровней: говоря языком древних философов-герметиков, человек есть «образ и подобие Божье», поскольку он в плотном уровне, в материи воплощает все Разумы Иерархии.

В этом смысле человек есть отражение энерго-информационной картины мира: в своей структуре он объединяет процессы, идущие на атомарном, молекулярном, клеточно-организменном уровнях «работы» разума. В человеке происходит отражение законов взаимоотношения уровней, согласование «разумов Иерархии»; в конечном счете, осуществляется глобальный процесс выработки информации совместного сосуществования уровней-разумов в рамках сложной сознательной системы. Отработка ее позволяет выработать способ объединения многоуровневой структуры в структуру разума.

В настоящее время человек живет как бы в двух законах, в двух реальностях. Сознательно, каждодневно он бытийствует в искусственной, порожденной сознательной материально-духовной деятельностью человеческого сообщества реальности. Здесь он творец и преобразователь. Другая реальность, обнаруживаемая в естественно-природной разумной организации мироздания, отражением которой выступает, как мы видели, собственная структура человека, для него пока лишь только начинает открываться. В этой «разумной реальности» человек еще должен обнаружить и осознать себя.

Очевидно, нынешний кризис сосуществования человека и природы порожден именно конфликтом двух этих реальностей: не обнаруживая себя в естественной разумной среде, человек не может [76] осознать истинного своего предназначения в мире, своей роли в эволюционном процессе. Но самое главное — конфликт этих реальностей усугубляет нарастающий кризис целостности человека. Когда человек начинает представлять себя не как часть чего-то высокого и бесконечного, а как нечто само по себе единое и самодостаточное, тогда он, фактически, эту целостность и единство утрачивает. Собственное творчество человека начинает закрывать от него естественную реальность.

Каким образом человек может приблизиться к подлинной целостности, начать сознательно жить в единой реальности, едином законе, в единой всеобщей энергии «разумного мироздания» (древнейшей «Иерархии Разумов»)?

Вероятно, ответ лежит в известной с древних времен истине: подражай природе и не возвышай себя над ней. Для современного человека эта формула может означать следование принципам и законам, открывающимся ему в познании разума как процесса совершенствования и гармонизации. Это и будет путь человека к истине.

В данном контексте открыть истину в себе в любом случае будет означать для человека — найти свой смысл жизни, свое предназначение. Однако общим условием, даже требованием для всех в процессе приближения к истине станет то, чтобы сам человек сделался гармоничным: научился пребывать в гармонии с людьми, с природой, с Вселенной. Главное — человек должен научиться сам создавать, творить гармонию, то есть сформировать такой взгляд на вещи, чтобы каждый дисгармоничный процесс он чувственно или рационально мог доводить до этой гармонии, до «любви Божией».

Примечания
  • [1] Избранные произведения мыслителей стран Ближнего и Среднего Востока IХ–ХIV вв. — М., 1961. С.145.
  • [2] Капра Ф. Паутина жизни. — М., 2003. С.195-212.
  • [3] Плотин. Избранные трактаты. — Минск-М., 2000. С.158.

Добавить комментарий