Слово об Учителе

[58]

Весьма трудно писать о таком человеке, как Ярослав Анатольевич Слинин, ибо этот человек всегда привносил и привносит жизненность и личное общение во всякую область деятельности, которой он касается, поэтому само понятие «статьи», равно как и вообще чего-нибудь письменного в отношении этого милейшего, добрейшего и почтеннейшего человека мне лично кажется несколько кощунственным, если так можно выразиться.

Тем не менее, некоторые обстоятельства побуждают нас зачастую совершать такие поступки, которые расходятся с нашими формальными и всюду проповедуемыми убеждениями. Так и наш уважаемый (для официального словца) и просто дорогой герой, Ярослав Анатольевич Слинин, в силу своей величайшей скромности и отсутствия тяги ко всякого рода пожинанию лавров, то ли врожденной, то ли приобретенной вместе с мудрой опытностью и бережной терпимостью по отношению к другим людям, не пожелал поддержать хоть в малейшей мере своего превознесения и пения ему же хвалебных стихов, кои в некоторых письменных изданиях уже имеются, и это — несмотря на то, что они более чем заслуженны.

Как мы знаем, наш дорогой Учитель (будем называть его так, ибо это имя в полной мере соединяет в себе его личные качества ненавязчивого наставника, своим скромным примером и мягкими, хотя и порой подкалывающими, шутками проникающего в самое сердце тех, кто считает себя его учеником, и учителя в академическом смысле, широтой своих взглядов и эрудицией в плане познаний демонстрирующего впечатляющие и вызывающие стремление к подражанию достижения), родившийся, между прочим, под счастливым сочетанием звезд, именуемым созвездием Водолея, недавно отметил (а не отпраздновал, ибо скромен и сдержан, как уже указывалось выше) свой юбилей. 70-летие — это срок весьма почтенный, конечно, не для выдержанного вина, но для интеллигента, для активного общественного и научного деятеля, сочетающего [59] в себе рвение, целеустремленность и альтруистичную отзывчивость. И хотя многие из нас не верят в старые астрологические сказки, как впрочем и автор этих строк, тем не менее в них говорится о наступающей эре Водолея, эре благоденствия, содружества людей и цивилизации нового уровня. Именно об этом и любит говорить чествуемый нами Ярослав Анатольевич, так что уж посудите сами — сколько тут правды от астрологии и мистики.

О характере, стиле общения и взглядах (а можно даже добавить с осторожностью: о повадках) нашего милого Учителя и доброго проводника по жизни и хотелось бы сказать здесь несколько теплых слов. Ибо авторский взгляд, конечно, неизбывно присутствует в строках о другом лице. Не будем пытаться от него избавиться (конечно, не от другого лица, коим здесь и является наш главный герой, а всего лишь от авторского взгляда), а попробуем с его помощью показать человеческую сторону Ярослава Анатольевича (ибо другой стороны, за полным отсутствием двуличия и неискренности, у него и нет, в отличие от луны и некоторых людей) через призму его собственных взглядов. Он, как многие знают, является, между прочим, единственным в своем роде поборником молодежного прогресса в культуре. Это для нас, тех его учеников, которые еще не влезли в года и не потерялись в чувстве мнимой собственной академической важности, имеет весьма большое значение, хотя, конечно, и без этого Ярослав Анатольевич Слинин вряд ли утратил бы что-нибудь из своего доброго нрава и человеческой притягательности. Да и для тех, кто постарше, это должно послужить уроком в виде показательно и внутренне нестареющего и живо искрящегося духа новизны, свободы и открытий, к коим стремятся ум и душа этого славного человека. Если бы Ярослав Анатольевич был представителем прекрасного пола, то прибегнув к его же собственным выражениям, можно было бы сказать, что он (в виде «она») — это «милейшее существо». Но это так, в виде шутки-отступления.

В сборнике, посвященном упомянутому юбилею нашего Учителя, напечатана и его большая статья, озаглавленная «Россия и общество будущего». Весьма интересна тема, которая его волнует — общество+будущее. Эта футуристическая, [60] немного мечтательная, но в то же время понимающая все тонкости человеческих душевных движений, устремленность сквозит во всем творчестве Ярослава Анатольевича, проявляясь в той или иной ипостаси. Как мы знаем, с чисто научной стороны (но все с той же присущей ему живостью и обращенностью к конкретному человеку, а не к безличному и сухому сообществу-абстракции) он занимался модальными логиками, феноменологией (в последнее время, в свободной, личной трактовке) и многими другими исследовательскими сферами, благодаря продвижению в которых мы более глубоко и полно узнаем наши собственные возможности и мир вокруг, избавляемся от нелепой, порой весьма губительной наивности, и научаемся двигаться вперед во что бы то ни стало, к «общечеловеческому сообществу».

За его взгляды нашего Учителя, провозвестника новой эры, вдохновляющего своих последователей во взглядах и по ходу времени, можно было бы назвать космополитическим реалистом. Это, однако, звучит слишком учено и мудрено. Но он и в самом деле представляет собой сравнительно новый тип личности, который в дальнейшем, как хотелось бы надеяться, распространится, как говорили в советское время, «в массах». Ибо Ярослав Анатольевич — тот редкий человек, который не только вызывает другого на действительный и полный диалог, сопровождаемый совершенной открытостью, но и косвенно толкает других людей к развитию и углублению взаимопонимания между ними, — и это безо всяких старческих или «святоотеческих» наставлений, кои в наш век неприемлемы. Ярослав Анатольевич приводит в пример систему молодежной культуры в СССР, цитируя Т.Б. Щепанскую, для характеристики черт людей нового типа. Не вдаваясь в подробности, чтобы не впасть в нетематические отклонения, скажем лишь, что основная черта такой личности — это восприятие всякого человека самого по себе как ценности, вне зависимости от всего наносного в нем. Эту черту и идею разделяет и сам наш «молодой» Учитель, в полной мере последовательно проводя ее в жизнь своим примером. Более старшие коллеги (если мне будет позволено их так называть) могут упрекнуть автора этих строк в ребячестве. Но несерьезность [61] в смысле отсутствия педантичности, и умение различить лес за деревьями в смысле человеческих отношений — это следующая черта Ярослава Анатольевича Слинина, а в своих шутках ему, как и всякому, иногда хочется поребячиться. И в высшей степени благо, что он умеет делать это адекватными средствами.

Он говорит о «единой общечеловеческой культуре» и о том, что «все стандартные особенности человека при общении должны, по крайней мере, отходить на задний план». Говорили-то и говорят об этом многие, и с первого взгляда содержание этих слов может показаться банальностью, однако, Ярослав Анатольевич — это не трибунный проповедник или книжный вещатель, и он обращается не к «почтенному собранию», кое в силу обстоятельств приходилось иметь в виду Иммануилу Канту, а к конкретным живущим и чувствующим личностям, выражаясь современным языком сетевых и компьютерных технологий, к «конечному пользователю». И обращается не с повествованием и рассказом-утопией, пробуждающей боль о неосуществимой мечте, а с личным призывом и раскрытым для общения сердцем. Освещая путь собственным отзывчивым примером…

Добавить комментарий