Глобализм и глобализация в свете синергетического мировидения


[207]

В настоящее время ученые все чаще говорят о том, что современная цивилизация находится на пороге тяжелейшего системного кризиса. Этот кризис сопровождается экспоненциальным ростом параметров, отражающих состояние человечества и окружающей его среды в неразрывном единстве. Эти параметры можно условно разбить на две группы.

  1. Параметры, отражающие все более усиливающееся воздействие человека на окружающую среду:
    • возрастающая численность населения на планете;
    • интенсивное потребление невосполнимых энергетических и материальных ресурсов земных недр;
    • все более усиливающееся производство и накопление продуктов человеческой жизнедеятельности;
    • загрязнение окружающей среды;
    • изменение климата и др.

  2. Параметры, отражающие самоускоряющиеся процессы в социальной сфере и в коллективном сознании человечества.
    • расширение сознания (индивидуального и коллективного);
    • увеличение числа степеней свободы личности;
    • возрастание интенсивности миграционных процессов, приводящих к перемешиванию и взаимопроникновению культур;
    • формирование различных транснациональных сетей (торговых, коммуникационных, информационных и др.), пронизывающих практически все мировое сообщество и др.

Ускоряющееся изменение перечисленных параметров приводит к развитию процессов, среди которых по воздействию на окружающую среду и сознание человека можно выделить две основные группы: а) процессы, приводящие к росту энтропии, т.е. хаотизации системы; б) процессы, приводящие к уменьшению энтропии, т.е. увеличению порядка в системе. Рассмотрим вкратце, что такое хаос и порядок с точки зрения синергетики.
[208]

Хаос и порядок

Понятие хаоса в синергетике трактуется неоднозначно, поскольку содержание этого понятия зависит от точки зрения, с которой оно рассматривается. Так, согласно второму закону термодинамики, состояние хаоса в сложной системе наступает в тот момент, когда в ней устанавливается тепловое равновесие. В таком состоянии величина энтропии, как меры беспорядка, достигает максимального значения. В состоянии равновесия исчезает разность энергетических потенциалов между элементами системы, разрушаются структурные связи, прекращается движение, исчезают диффузные потоки. Элементы системы как бы перестают замечать друг друга. Такой хаос соответствует состоянию пассивности, равнодушия, сужению сознания. В космогонических учениях великим Хаосом называется первоначальная материальная субстанция, из которой боги, применяя Силу и Разум, строят различные миры. В теории самоорганизации хаос — это совокупность элементов, из которых под действием внешних сил может возникнуть диссипативная структура, способная к самоорганизации.

В синергетическом смысле хаос рассматривается как беспорядок, а хаотизация — как процесс нарушения взаимодействия, как разрушение структурных связей в системе. Если термодинамический хаос ассоциируется с пассивностью как ограниченностью, депрессией, то хаос синергетический — с активностью как нежеланием подчиняться условиям, ограничивающим степени свободы. Отсюда следует, что хаосу присущи не только негативные, но и позитивные качества.

Понятие порядка также определяется неоднозначно. С одной стороны, порядок означает наличие структурных уровней в системе, их иерархическую организацию, установление закономерных связей между уровнями и подуровнями системы. Наличие порядка позволяет системе достаточно быстро адаптироваться к изменениям окружающей среды, приводя в действие механизмы самоорганизации. В то же время любой порядок — это одновременно и ограничение степеней свободы структурных элементов, составляющих сложное целое. Таким образом, порядок способствует выживанию системы, но лишает ее определенных степеней свободы. Проявление этой двойственности усиливается, когда система включается в процессы, в которых устанавливается еще бoльшая степень упорядоченности (процессы кооперации, глобализации и проч.). Но, поскольку самоорганизация является кооперативным процессом, ее эффективное проявление становится возможным только при наличии довольно большого числа элементов в системе, [209] обладающих широким спектром степеней свободы. В результате объединение систем во все более и более крупные целостности приводит, в конце концов, к образованию суперсистемы, отличающейся высокой степенью неустойчивости, поскольку требующие своего проявления внутренние степени свободы системы ставят ее перед угрозой саморазрушения. Поэтому, чем крупнее система, тем больше усилий приходится затрачивать на поддержание в ней общего порядка. Необходимость ограничения степеней свободы элементов, образующих суперсистему, отражена в известном положении, носящем название закона иерархических компенсаций Е.Н. Седова.

Порядок и информация

Порядок можно рассматривать не только с точки зрения структурной организации системы, ограничивающей индивидуальную свободу элементов. Порядок — это также наличие информации об окружающем мире или о внутренних структурных связях системы. Увеличение объема информации, поступающей в систему в единицу времени, может быть достигнуто двумя способами: а) путем увеличения скорости поступления информации за счет расширения сетей коммуникации и внедрения новых технологий ее трансляции; б) путем развития и постоянного расширения спектра структурных уровней в системе, способных воспринимать качественно новую информацию. Постоянное увеличение степени информированности и скорости информационного обмена позволяет системе ощущать себя частью все более и более крупномасштабной целостности. Так, практически каждый человек в настоящее время ощущает себя частью человечества в целом, поскольку благодаря телевидению и сети Интернет получает возможность следить за событиями в мире и участвовать в них. Расширение информационного поля фактически равноценно процессу расширения сознания, хотя очевидно, что владение информацией еще не означает, что эта информация будет адекватно оценена и целесообразно использована.

Развитие информационных сетей наделяет человека дополнительными степенями свободы, способствует расширению его кругозора, пробуждает новые потенциальные возможности и в то же время усиливает чувство сопричастности ко всему, происходящему в мире. Таким образом, по мере расширения сознания происходит увеличение степеней свободы личности, что можно расценивать как рост энтропийной составляющей в состоянии системы, и параллельно идет активное подключение к новым структурным уровням (информационно-энергетическим), активное взаимодействие с которыми способствует осознанию единства с [210] окружающим миром и поэтому может быть рассмотрено как негэнтропийный фактор, или параметр порядка.

Из вышесказанного видно, что в тенденциях развития современного мира четко вырисовываются два противоположных пути — один ведет к свободе и разобщенности, второй — к объединению. И одновременно с этим очень настойчиво звучат предупреждения о надвигающемся кризисе планетарного масштаба, который представляется неизбежным при реализации любой из описанных выше тенденций, поскольку неограниченная свобода ведет к войне и взаимному уничтожению, а объединение без внутренней перестройки — к демографическому взрыву, полному истощению энергетических ресурсов планеты и, как завершение, — к деградации и голодной смерти. Что же делать человечеству, оказавшемуся перед лицом таких нерадостных перспектив? Как совместить два полюса собственной сущности, чтобы не только выжить, но и продолжить свой эволюционный путь? Для получения ответа на поставленные вопросы рассмотрим оба полюса в их крайнем проявлении, а затем попытаемся отыскать «золотую середину», т.е. оптимальное сочетание хаоса и порядка — независимости и единства. Рассмотрим некоторые варианты развития сложной нелинейной системы в их крайнем проявлении.

Разобщенность и уединение

Не вызывает сомнения, что хаос как отсутствие порядка в обществе, несет с собою конфликты, столкновения, человеческие жертвы. Но можно рассматривать хаос и так, как он трактуется в термодинамике, т.е. как равновесное состояние системы. И. Пригожин говорил, что в равновесном состоянии частицы ведут себя так, как будто не «видят» и не ощущают друг друга. Поэтому называл их «гипнонами». Рассмотрим, добро или зло несет современному человеку состояние свободы от общества и его законов. Ясно, что в глобальном мире абсолютная независимость практически недостижима хотя бы потому, что даже отшельник или аскет будут вынуждены дышать одним и тем же воздухом с остальным человечеством — воздухом, загрязненным промышленными выбросами, радиоактивной пылью и прочими продуктами жизнедеятельности; некоторое уединение в этом смысле еще возможно на больших высотах, на вершинах заснеженных гор. Но, в любом случае, одинокий человек слаб и бессилен в борьбе с природой, одиночество удаляет его от достижений цивилизации, лишает возможности дальнейшего развития интеллектуальных способностей. Уединенность — это низкий энергетический потенциал, определяемый физическими возможностями одного человека, это отсутствие условий для реализации [211] собственного творческого потенциала. С другой стороны, уединенный человек, если только он не наделен какими-то особенными духовными качествами, живет только для себя, поэтому одиночество — это своеобразный вид эгоизма, нежелание отвечать за действия других людей, а, следовательно, и за все, что происходит на планете. Поэтому жизнь только для себя — это безответственность перед будущими поколениями.

Тоталитарный глобализм

Теперь рассмотрим второй полюс — жесткий порядок в условиях техногенной цивилизации. Это состояние очень наглядно описано П. Тейяром де Шарденом в его «Феномене человека»: «Ни в какой другой век истории человечество не было столь оснащено и не делало стольких усилий, чтобы привести в порядок свои множества. «Движения масс». Это уже не орды, вышедшие потоками из лесов Севера и степей Азии. А, как хорошо сказано: соединенный научно «людской миллион». Людской миллион в шеренгах, на парадных площадях. Людской миллион, стандартизированный на заводе. Моторизированный людской миллион… И все это приводит лишь к самому ужасному порабощению! Кристалл вместо клетки. Муравейник вместо братства. Вместо ожидаемого скачка сознания — механизация, которая как будто неизбежно вытекает из тотализации…» 1.

Прошло более полувека с тех пор, как были написаны эти слова. Но именно таким видится будущее человечества сейчас, когда мы говорим о глобализме как о политике силы, превращающей человечество в послушную машину, а каждого человека — в винтики, болтики и шестеренки этой машины. В принципе, положительная сторона жесткого порядка состоит в том, что при его установлении могут прекратиться войны на планете, наступит всеобщий мир, а высокий уровень технических достижений и умелое манипулирование сознанием приведут к повсеместному покою и благоденствию. Но все это уже предвидел и об этом писал в конце XIX века великий русский писатель и философ Ф.М. Достоевский в своем романе «Братья Карамазовы». В форме притчи он описывает в нем встречу Иисуса Христа — Спасителя человечества, и Великого инквизитора, принявшего на себя роль его верховного судьи. Встреча происходит на заре эпохи Возрождения, в разгар деспотического владычества католической церкви: «И вот он (Иисус Христос) возжелал появиться хоть на мгновенье к народу — к мучающемуся, страдающему, смрадно-грешному, но младенчески любящему его народу… О, это [212] конечно было не то сошествие, в котором явится он, по обещанию своему, в конце времен во всей славе небесной и которое будет внезапно, «как молния, блистающая от востока до запада». Нет, он возжелал хоть на мгновенье посетить детей своих и именно там, где как раз затрещали костры еретиков. По безмерному милосердию своему, он проходит еще раз между людей в том самом образе человеческом, в котором ходил три года между людьми пятнадцать веков назад» 2.

Человечество, которому Иисус Христос через свою Великую Жертву подарил свободу, за пятнадцать веков так и не сумело распорядиться этим даром и, в конце концов, оказалось в рабстве у «князя мира сего» — «страшного и умного духа, духа самоуничтожения и небытия», воплотившегося в образе Великого инквизитора и провозгласившего свое владычество над «сирыми и убогими». Вот как рисует Великий инквизитор перспективу, которая ожидает человечество при установлении его полного владычества: «…У нас же все будут счастливы и не будут более ни бунтовать, ни истреблять друг друга, как в свободе твоей, повсеместно. О, мы убедим их, что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей для нас и нам покорятся. И что же, правы мы будем или солжем? Они сами убедятся, что правы, ибо вспомнят, до каких ужасов рабства и смятения доводила их свобода твоя. Свобода, свободный ум и наука заведут их в такие дебри и поставят пред такими чудами и неразрешимыми тайнами, что одни из них, непокорные и свирепые, истребят себя самих, другие непокорные, но малосильные, истребят друг друга, а третьи, оставшиеся, слабосильные и несчастные, приползут к ногам нашим и возопиют к нам: «Да, вы были правы, вы одни владели тайной его, и мы возвращаемся к вам, спасите нас от себя самих». <…> О, мы убедим их, наконец, не гордиться, ибо ты вознес их и тем научил гордиться; докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они станут робки и станут смотреть на нас, и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо. Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить они по нашему мановению к веселью и смеху, светлой радости и счастливой детской песенке. Да, мы заставим их работать, [213] но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, невинными плясками. О, мы разрешим им грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас, как дети, за то, что мы им позволим грешить» 3.

Не напоминает ли это нам нашу собственную жизнь с ворвавшимися в нее западными ценностями, с рекламой бульонных кубиков, детских памперсов, стиральных порошков и краски для волос, с боевиками для впрыскивания адреналина в застоявшийся организм, с мультфильмами, герои которых уже не рассказывают детям волшебных сказок, а учат, как убивать и зарабатывать деньги. Фильмы о моральных ценностях уже не в моде — они заставляют задумываться о смысле жизни, а вот этого как раз и не хочется благополучному обывателю, который не осознает, да и не хочет осознавать своих незримых цепей.

Всеобщий мир «во имя свое»

Всеобщий мир на земле — это заветная мечта человечества. Но мир бывает разным, поскольку даже самый добрый мир строится во имя какой-то цели. Синергетика говорит о том, что будущее состояние системы (ее аттрактор), определяет, формирует ее наличное состояние. И в этом положении нет ничего мистического, поскольку сложная нелинейная система, выбирая в точке бифуркации свою цель, одновременно, хотя и не осознавая этого, выбирает путь, по которому она будет двигаться к этой цели. Путь — это детерминированный процесс, это подчинение определенным законам — управляющим параметрам выбранного пути. Цель и путь — взаимосвязаны, и «цель не оправдывает средства». Да, действительно, к одной цели можно подойти с разных сторон — можно пробраться быстро, преодолевая крутые обрывы и бездонные пропасти, а можно пройти медленно по покатому и длинному склону. Разница будет только во времени, которое потребуется на достижение вершины, и в опыте, приобретенном при преодолении преград, встречающихся на пути. Но здесь не будет обмана и торговли собственной душой, пусть даже и во имя великой цели. Путь «во имя свое» означает либо обольщение иллюзией, либо сознательный обман.

Накануне XX века Вл. Соловьев в своем «Сказании об Антихристе» предсказал сценарий, по какому может пойти развитие человечества, если в момент судьбоносного выбора оно утратит бдительность и ошибется в выборе цели. Он описывает события, которые происходят в Европе спустя столетие, т.е. в начале XXI века. Потрясенные новым нашествием [214] азиатских варваров, прежде разрозненные страны объединяются в новый «союз более или менее демократических государств» — европейские соединенные штаты: «Старый традиционный строй отдельных наций повсюду теряет значение… Успехи внешней культуры, несколько задержанные монгольским нашествием и освободительною борьбою, снова пошли ускоренным ходом. А предметы внутреннего сознания (вопросы о жизни и смерти, об окончательной судьбе мира и человека, (осложненные и запутанные множеством новых физиологических и психологических исследований и открытий, остаются по-прежнему без разрешения. Выясняется только один важный отрицательный результат: решительное падение теоретического материализма. Представление о вселенной как о системе пляшущих атомов и о жизни как результате механического накопления мельчайших изменений вещества (таким представлением не удовлетворяется более ни один мыслящий ум. Человечество навсегда переросло эту ступень философского младенчества. Но ясно становится, с другой стороны, что оно также переросло и младенческую способность наивной, безотчетной веры. Таким понятиям, как Бог, сделавший мир из ничего и т. д., перестают уже учить и в начальных школах. Выработан некоторый общий повышенный уровень представлений о таких предметах, ниже которого не может опускаться никакой догматизм. И если огромное большинство мыслящих людей остается вовсе не верующими, то немногие верующие все по необходимости становятся и мыслящими, исполняя предписание апостола: будьте младенцами по сердцу, но не по уму» 4.

Итак, в Европе установлен мир между народами, присутствует согласие между религиозными конфессиями, достигнута высокая степень взаимопонимания между людьми, исчезли поводы для конфликтов, поскольку, говоря образно, люди в своем общении перешли на один язык и «одно наречие», как некогда во времена Вавилонского столпотворения. Для правления этим союзом избран император. Это был «замечательный человек (многие называли его сверхчеловеком, (который был одинаково далек как от умственного, так и от сердечного младенчества. Он был еще юн, но благодаря своей высокой гениальности к тридцати трем годам широко прославился как великий мыслитель, писатель и общественный деятель. Сознавая в самом себе великую силу духа, он был всегда [215] убежденным спиритуалистом, и ясный ум всегда указывал ему истину того, во что дoлжно верить: добро, Бога, Мессию. В это он верил, но любил он только одного себя. <…> Помимо исключительной гениальности, красоты и благородства высочайшие проявления воздержания, бескорыстия и деятельной благотворительности, казалось, достаточно оправдывали огромное самолюбие великого спиритуалиста, аскета и филантропа». Он видел свое призвание в том, чтобы стать благодетелем для всего человечества: «Христос, проповедуя и в жизни своей проявляя нравственное добро, был исправителем человечества, я же призван быть благодетелем этого отчасти исправленного, отчасти неисправимого человечества. Я дам всем людям все, что нужно. Христос, как моралист, разделял людей добром и злом, я соединю их благами, которые одинаково нужны и добрым, и злым. Я буду настоящим представителем того Бога, который возводит солнце свое над добрыми и злыми, дождит на праведных и неправедных. Христос принес меч, я принесу мир. Он грозил земле страшным последним судом. Но ведь последним судьею буду я, и суд мой будет не судом правды только, а судом милости. Будет и правда в моем суде, но не правда воздаятельная, а правда распределительная. Я всех различу и каждому дам то, что ему нужно» 5.

Психологически точно определив все самые заветные мечты и устремления представителей различных религиозных конфессий, одним из них он обещал обеспечить высокий духовный авторитет, другим — выделить огромные средства для возрождения священных преданий, старых символов, песен и молитв, третьим — предоставить неограниченные возможности в развитии наук, направленных на разностороннее исследование Священного писания. Но в ответ на свои благодеяния он требовал от «христиан всех толков» ответного вознаграждения — признания себя вместо Иисуса Христа их единственным заступником и покровителем, истинным державным вождем и владыкою — тем, что является самым ценным в христианстве. Бoльшая часть верующих, вместе со своими князьями, кардиналами, епископами и монахами, ослепленная обещаниями, с восторгом откликнулась на призыв любимого императора и бросилась к своему благодетелю. Только папа Петр II, старец Иоанн да профессор Паули — главы католической, православной и протестантской церквей остались сидеть вместе с сильно поредевшей толпой мирян и монахов: «Значительное большинство собора, а в том числе почти вся иерархия [216] Востока и Запада, находилась на эстраде. Внизу оставались только три сблизившиеся между собой кучи людей, жавшихся около старца Иоанна, папы Петра и профессора Паули».

Выбор сделан. И далее события начинают развиваться драматическим образом: «Тут, как белая свеча, поднялся старец Иоанн и кротко отвечал: «Великий государь! Всего дороже для нас в христианстве сам Христос (Он Сам, а от Него все, ибо мы знаем, что в Нем обитает вся полнота Божества телесно. Но и от тебя, государь, мы готовы принять всякое благо, если только в щедрой руке твоей опознаем святую руку Христову. И на вопрос твой: что можешь сделать для нас, (вот наш прямой ответ: исповедуй здесь теперь перед нами Иисуса Христа, Сына Божия, во плоти пришедшего, воскресшего и паки грядущего, (исповедуй Его, и мы с любовью примем тебя как истинного предтечу Его второго славного пришествия». Он замолчал и уставился взором в лицо императора. С тем делалось что-то недоброе. <…> Он делал нечеловеческие усилия, чтобы не броситься с диким воплем на говорившего и не начать грызть его зубами. <…> Между тем во время речи старца Иоанна великий маг, который сидел весь закутанный в свою необъятную трехцветную мантию, скрывавшую кардинальский пурпур, как будто производил под нею какие-то манипуляции, глаза его сосредоточенно сверкали, и губы шевелились. В открытые окна храма было видно, что нашла огромная черная туча, и скоро все потемнело. Старец Иоанн не сводил изумленных и испуганных глаз с лица безмолвного императора, и вдруг он в ужасе отпрянул и, обернувшись назад, сдавленным голосом крикнул: «Детушки, антихрист!» В это время вместе с оглушительным ударом грома в храме вспыхнула огромная круглая молния и покрыла собою старца. Все замерло на мгновение, и, когда оглушенные христиане пришли в себя, старец Иоанн лежал мертвый» 6.

Характерная примета времени — император берет себе в союзники мага, вооруженного оккультными знаниями Востока, наделенного большими психическими способностями, использующего свою тонкую энергию на то, чтобы манипулировать сознанием противника, и если нужно, убить его. Не является ли присутствие в правительственных кругах колдунов, манипуляторов приметой и нашего времени? Только вместо императора — спецслужбы, а вместо магов — экстрасенсы, и главная их задача — научиться силой мысли останавливать сердце противника.
[217]

Мы живем в то время, когда телепатия, телекинез, ясновидение, действительно, становятся приметами нового века. Слепые дети видят с помощью каких-то других, неизвестных науке органов; умственно отсталые дети предсказывают события, которые неизбежно происходят… Возможно, так было всегда, но только наука не хотела признавать реальное существование этих феноменов? Если подойти к этому вопросу с точки зрения синергетики, то можно сказать, что способность к распознаванию тонких энергий и овладению ими должна возникнуть тогда, когда в теле человеке, т.е. в структуре его организма начинают формироваться (или присутствуют с рождения) сверхтонкие структуры — колебательные контуры, соответствующие по своим пространственно-временным характеристикам излучениям крайне высокой частоты, которые не могут быть напрямую (т.е. без биологических посредников) измерены с помощью приборов. Является закономерным, что система в процессе эволюции перестраивает свою структуру, причем движение по пути прогресса, т.е. к переходу на более высокий иерархический уровень, означает необходимое утончение структуры. Отсюда логически следует, что через какое-то время все люди будут в той или иной степени обладать экстрасенсорными способностями и через такое утончение организма смогут получить доступ к совершенно новым в качественном отношении энергиям. В.И. Вернадский мечтал о том времени, когда человек научится жить, питаясь непосредственно солнечной энергией, не лишая жизни растения и животных для употребления их себе в пищу. Когда наступит это время, будет решена проблема истощающихся энергетических ресурсов планеты. Но к тому времени и тело человека должно будет стать другим, соответствующим параметрам солнечного излучения. Но пока человек имеет обычное тело и нуждается в обычной пище, пока он слаб в своих желаниях, возможность овладения новыми энергиями упирается в такую преграду как моральный и духовный облик человечества. В мудрых книгах сказано, что когда наступит мир на земле, человечество получит доступ к новым энергиям. Только бы этот мир был не «во имя свое», а во имя всеобщего блага на земле, во имя новых эволюционных достижений.

Глобализация

Термин «глобализация» происходит от французского global — всеобщий, также от латинского globus — шар. Наиболее остро проблемы, связанные с процессом глобализации, проявляются тогда, когда акцент делается на ограниченности пространства, в котором протекает этот процесс. И весь драматизм ситуации вырисовывается тогда, когда [218] приходит понимание того, что земной шар имеет весьма ограниченные размеры; причем по мере увеличения численности человечества его поверхность и объем как будто бы сжимаются, потрясая воображение не своими бескрайними просторами и несметными богатствами, как это было раньше, а беззащитностью и уязвимостью перед все более и более распространяющейся экспансией техногенной цивилизации.

Всеобщность как единство, обусловленное резкой интенсификацией связей и различных видов взаимодействия, является, с позиций синергетики, закономерным состоянием эволюционирующей системы, выходящей на аттрактор. Достаточно большие размеры системы и высокая активность ее элементов способствуют включению различных механизмов самоускорения, благодаря чему процессы начинают протекать крайне интенсивно. Отличительной чертой глобальных процессов является их волновой характер. При этом, в отличие от жесткого ударно-волнового механизма, где энергия передается от достаточно узкого слоя вещества к следующему слою, глобальные процессы, в силу чрезвычайной разветвленности и мобильности связей, распространяются сразу во всем объеме, вовлекаемом в глобальный процесс. Но новое состояние в своем развитии заполняет не весь объем, а вбирает в себя наиболее активные, способные откликнуться на его воздействие части. Поэтому пассивные и активные элементы пространственно могут располагаться по соседству друг с другом. Особенности динамики глобальных процессов обусловливаются как раз тем, что они развиваются во времени на одном и том же пространстве, в одном и том же объеме. По мере роста степени заполненности системы новым состоянием структурная сеть уплотняется, а скорость передачи энергии и информации начинает расти в геометрической прогрессии. Фактически глобальные системы являются фрактальными кластерами, дробная размерность которых увеличивается с огромной скоростью. В определенный момент скорости распространения достигают таких величин, что процесс становится неуправляемым. Именно огромные скорости изменяют качество процесса, придавая ему адиабатический характер и превращая, таким образом, саму систему, в которой распространяются сверхскоростные процессы, из открытой в закрытую. В крупномасштабных закрытых системах самоускоряющийся процесс, как правило, завершается взрывом.

Взрыв — это быстропротекающий процесс, при котором перестройка структуры системы сопровождается крайне быстрым выделением большого количества энергии. Если система в состоянии трансформировать [219] эту энергию и направить ее на построение новых структур, то такой взрыв не несет в себе никакой опасности. Но взрыв в сознании человека, в общественной сфере всегда является болезненным явлением в силу высокой инертности и малой подвижности человеческого сознания. Поэтому быстрые перестройки в социальной и духовной сферах обычно сопровождаются сильным сопротивлением и агрессивной реакцией консервативного мышления. П. Тейяр де Шарден, рассматривая глобальные процессы как завершающий этап эволюции земной цивилизации, писал об опасности накопления неиспользованной человеческой энергии: «Напрасно мы стремимся, не изменив наших привычек, урегулировать международные конфликты путем исправления границ или превратив в развлекательный «досуг» высвободившуюся активность человечества. Судя по ходу вещей, мы скоро сплющим друг друга, и что-то взорвется, если мы будем упорствовать в стремлении растворить в заботах о наших старых лачугах материальные и духовные силы, отныне скроенные соразмерно миру.

Новой области психической экспансии — вот чего нам не хватает и что как раз находится перед нами, если мы только поднимем глаза.

Мирное завоевание, радостный труд — они ждут нас по ту сторону всякой империи, противостоящей другим империям, во внутренней тотализации мира — в единодушном созидании Духа Земли» 7.

И снова речь идет о психической энергии, о моральных и духовных силах человечества, о тотализации как объединении человечества в его высших устремлениях. Но человечество в своем нынешнем состоянии еще не способно к принятию новых энергий: «…Задержка в том, что лишь при условии полного очищения сознания от всякого сора становится безопасным процесс раскрытия центров и утончения способности восприятия. Иначе опасность и гибель человека неминуемы. Даже научные открытия опасны, если сознание отстает. Вместо пользы несут они людям угрозу взаимоуничтожения. Потому самая главная и неотложная задача — это преображение сознания. Задача трудная необычайно. Легче сдвинуть гору, чем окаменевшее сознание. Состояние сознания зависит от сердца. Стучимся в сердца человеческие, чтобы пробудить дух. Надо, чтобы массы проснулись и наложили свое veto на правителей, замышляющих различные войны и все прочие виды безумия. Мир Новый на планете не утвердится без сознательного содействия народов и утвердится вопреки воле тех правительств, которые ведут человечество к гибели. [220] Положение в мире напряжено до предела» 8. «…Путем расширения сознания достигает человек все более и более глубокого понимания мира вокруг. Только не ограничивать себя своим пониманием от сегодняшнего дня и исключить отрицания. Люди зашли в тупик именно благодаря отрицаниям. Признание трех миров, Иерархии и кармической ответственности за свои действия и мысли вывело бы человечество из всепланетного тупика, и прекратились бы войны и прочие безумия, которые процветают в людских взаимоотношениях. <…> Новое Солнце взойдет над Землею» 9.

А пока в нынешнем мире существует реальная угроза тоталитаризма как политики глобализма, политики диктатуры и эксплуатации. И потому одновременно с понятиями глобализм и глобализация все настойчивей звучит идея о многополярном устройстве мира.

Многополярность

Идея многополярности рассматривается в настоящее время как альтернатива глобализму и, в первую очередь, связывается с повышением безопасности стран, не желающих оказаться «на задворках» цивилизации. Но, с точки зрения синергетики, многополярность важна еще и как фактор, обеспечивающий сохранение необходимого разнообразия в развивающейся системе, в данном контексте — разнообразия культур. Ученые говорят о том, что всякий тип культуры может быть понят, осмыслен и определен только через осознание его ценностей и ценностных отношений. Шпенглер писал о том, что каждой из великих культур присущ «тайный язык мирочувствования», вполне понятный только тому, чья душа принадлежит этой культуре 10. Но, несмотря на целостность и уникальность каждой культуры, не существует непреодолимых барьеров на пути активного диалога культур. В глобальном мире многочисленные культуры, взаимопересекаясь и взаимопроникая, существуют нераздельно и неслиянно, поэтому общая культура человечества, складывающаяся из пестрого многообразия отдельных культур, в проявлении своей целостности не сводима ни к одной из отдельных культур, ее составляющих. Единственное средство сохранить органичность многообразия в общечеловеческой культуре заключается во взаимной необходимости различно организованных [221] структур. Ю. Лотман говорил о том, что только различно организованные части нужны друг другу, между тем как насильственно организуемые, унифицированные структуры, которые, распространяясь количественно, подавляют внутреннее разнообразие, лишь ускоряют тем самым момент своего развала.

Однако с точки зрения синергетики излишнее разнообразие делает систему инертной, малоподвижной, не способной к быстрой перестройке. И именно синергетика позволяет понять, что самое высшее состояние, к которому стремится система в процессе эволюции — это состояние когерентности, состояние высшей степени согласованности, в котором все элементы системы выглядят и ведут себя как близнецы-братья: единство цели, высшая степень доверия, взаимопонимания, сходства. И в то же время каждый свободен, и вправе организовывать свою индивидуальную жизнь. Но когда наступает момент согласованного действия, все братья как бы забывают о себе и снова сливаются в единое целое, объединенные общей целью. С этой точки зрения разнообразие воспринимается как качество, сдерживающее перестройку системы на пути ее эволюционного продвижения. И все-таки, пока время Всемирного Братства еще не наступило, разнообразие необходимо для того, чтобы человечество не зашло в тупик, формируя коллективно систему общечеловеческих ценностей. Каждая культура, развиваясь в определенных географических, исторических, духовных и других пространственно-временных полях, приобретает свой собственный опыт, на основе которого строит свою, неповторимую структуру мышления. Это позволяет каждой культуре находить собственные пути к познанию мира, к осмыслению места человека в нем. И, независимо от принадлежности к той или иной культуре, любой человек рано или поздно задается вопросом о смысле своей собственной жизни. Вот только формулировка этого вопроса и характер ответа, получаемого на него, напрямую будут зависеть от качества мышления человека, являющегося порождением конкретной истории и культуры. Человечество, пока еще разделенное внутри себя невидимыми границами культурных пространств, придет, в конце концов, к осознанию необходимости синтеза духовных богатств, накопленных в течение длительного исторического периода существования человека на земле. И каждый народ принесет в общую копилку свои духовные накопления, и каждый будет признателен остальным народам за возможность воспользоваться принесенными дарами.
[222]

Формулировать вопросы о смысле жизни — значит, устремляться в инобытие за ответом. Вопросы и ответы формируют ту или иную структуру сознания. В настоящее время, когда в мире господствуют деньги и прибыль, идет невидимая борьба за души людей — что будет тревожить и волновать их больше всего на свете, какие вопросы будут они задавать? Синергетика подсказывает всем, кто ответствен за воспитание подрастающего поколения: от наших устремлений зависит наше будущее, потому что выбранная цель определяет путь к ее достижению, а путь формирует наше сознание.

И снова обратимся к П. Тейяру де Шардену: «Человек… открывает, что он не что иное, как эволюция, осознавшая саму себя. До тех пор пока наши современные умы (именно потому, что они современные) не утвердятся в этой перспективе, они никогда, мне кажется, не найдут покоя. Ибо на этой и только на этой вершине их ожидает покой и озарение» 11. «Шаг за шагом, начиная с «молодой Земли», мы проследили по восходящей линии последовательный прогресс сознания в формирующейся материи. Достигнув вершины, мы можем теперь обернуться и попытаться одним взглядом охватить по нисходящей линии всеобщий распорядок. Поистине проверка от обратного дает решающее доказательство совершенства гармонии. Со всякой другой точки зрения что-то не вяжется, что-то «хромает», ибо человеческая мысль не находит естественного, генетического места в пейзаже. Здесь же при взгляде сверху вниз, начиная с нашей души включительно, линии тянутся или удаляются, не искривляясь и не разрываясь. Сверху вниз продолжается и развертывается тройное единство — единство структуры, единство механизма, единство развития» 12.

Но выход из кризиса глобальных проблем заключается в осознании не только этого тройного единства, он предполагает также осознание единства с тем Высшим Миром, который пока еще находится за пределами сознания, но уже настойчиво стучится в большое — коллективное, сердце человечества.

Примечания
  • [1] Тейяр де Шарден П. Феномен человека. — М., 1987. С.203.
  • [2] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений. — М., 1958. С.309-332.
  • [3] Там же.
  • [4] Соловьев В.С. Краткая повесть об Антихристе. Собрание сочинений. — М., 1990. С.155-156.
  • [5] Там же. С.156-157.
  • [6] Там же. С.177-178.
  • [7] Тейяр де Шарден П. Указ. соч. С.200.
  • [8] Грани Агни Йоги. Т. XII. П.400.
  • [9] Там же. П.460.
  • [10] Василенко И.А. Политическая глобалистика. — М., 2000. С.53.
  • [11] Тейяр де Шарден П. Указ. соч. С.176.
  • [12] Там же. С.177.

Добавить комментарий