Синергетический аспект проблемы взаимодействия культур и цивилизаций

[184]

В настоящее время долгосрочные философские прогнозы относительно будущего человечества представляются невозможными без понимания особенностей взаимодействия культур и цивилизаций, а также без уяснения движущих сил и векторов, определяющих судьбы человечества. Современная наука позволяет, не впадая в грубый физикализм, рассматривать основные тенденции в развитии процессов, носящих исторический, культурологический, социальный и проч. характер, с точки зрения природных (космических) законов, и, в частности, с точки зрения законов самоорганизации сложных нелинейных систем. Проявление законов самоорганизации в том или ином виде может быть предсказано, если известны основные свойства сложной системы, такие как степень нелинейности системы, определяющая наличие у нее большего или меньшего числа степеней свободы; степень открытости (закрытости) системы относительно внешних воздействий; предыстория эволюционного развития системы и др. Метод аналогий позволяет рассматривать тенденции развития систем различной природы сквозь призму законов термодинамики, дает возможность в самом общем виде предвидеть, каким образом может расходоваться и перераспределяться энергия, поступающая в систему.

Первый закон термодинамики, являющийся, по сути, законом [185] сохранения энергии для закрытых систем, говорит о том, что тепловая энергия, подведенная к замкнутой системе, расходуется на повышение ее внутренней энергии и работу, производимую системой против внешних сил:

dQ = dU + ΔA,

где dQ — подведенная к системе тепловая энергия; dU — изменение внутренней энергии системы; ΔA — совершенная системой работа.

Применительно к сложной целостной системе, независимо от ее природы, можно сказать, что изменение внутренней энергии может идти по двум направлениям: 1) по пути увеличения кинетической энергии элементов и подсистем, составляющих систему; 2) по пути накопления потенциальной энергии системы за счет образования в ней новых структурных уровней. Нарастание кинетической энергии в системе может происходить до определенных пределов; затем, если система не способна перераспределить энергию на образование новых структур, повышение кинетической энергии может привести к раскачиванию и разрыву структурных связей системы, то есть к ее частичному или полному разрушению. В случае если система открытая, она может освободиться от излишков энергии, выделив их во внешнюю среду. Энергия может быть также направлена на совершение системой работы. Если система не способна к трансформации энергии, к накоплению своего энергетического потенциала, то эта работа будет проявляться в самых примитивных формах, сводящихся к самовоспроизведению и, соответственно, к расширению территории своего обитания.

Первый закон термодинамики, выражающий всеобщий закон сохранения и превращения энергии, хотя и позволяет предсказать, каким образом может быть трансформирована энергия, тем не менее, не позволяет определить направление протекания термодинамических процессов. Введение второго закона термодинамики приводит к существованию «стрелы времени», то есть необратимости процессов во времени. Согласно этому закону, все процессы, протекающие в закрытой системе, сопровождаются увеличением энтропии в системе. [186] Если в процессе превращения энергии энтропия системы тел увеличилась, это значит, что хотя полная энергия системы при этом и не изменилась, то часть ее, которая может быть полезно использована при дальнейших превращениях, уменьшилась. Наоборот, уменьшение энтропии какой-либо системы показывает, что возможности полезного использования энергии этой системы увеличились. В синергетике увеличение энтропии связывается с разрушением структур в системе, с нарушением ее целостности, а уменьшение, наоборот, с увеличением упорядоченности системы на структурном уровне, с усилением согласованности процессов, протекающих в системе.

Если изучаемая система связана с другой системой, представляющей собой большой резервуар, то, в случае их изолированности от окружающего мира, обобщенная энтропия обеих систем будет монотонно возрастать, и, в конце концов, объединенная система перейдет в состояние тепловой смерти. Для открытой сложной нелинейной системы энтропия является количественным показателем способности системы к саморегуляции: чем выше уровень саморегуляции, тем меньше прирост энтропии, тем дольше удерживается неравновесное стационарное состояние и относительное постоянство внутренней среды. Отсюда следует, что для продления жизни системы в некоторой определенной форме необходимым условием является ее открытость внешним энергетическим потокам, а также способность противостоять воздействиям, нарушающим ее гомеостазис. Однако для того, чтобы система могла развиваться, совершенствоваться, она должна постоянно развивать в себе способность к восприятию новых видов энергий, то есть должна строить внутри себя качественно новые структуры.

Теперь перейдем к проблеме взаимодействия культур и цивилизаций. В начале XX века научный мир, еще не знакомый с теорией самоорганизации, был потрясен картиной грядущего конца западной цивилизации, образно нарисованной выдающимся немецким философом О. Шпенглером в его знаменитом труде «Закат Европы»: «Как только цель достигнута и идея, вся полнота внутренних возможностей, завершена и осуществлена вовне, культура внезапно коченеет, отмирает, ее кровь свертывается, силы надламываются — она становится цивилизацией…. В таком виде может она, иссохшее гигантское дерево в девственном лесу, еще столетиями и тысячелетиями топорщить [187] свои гнилые сучья» 1. Каждая культура, писал О. Шпенглер, проходит возрастные ступени отдельного человека. У каждой есть свое детство, своя юность, своя возмужалость и старость. И каждая, в конце концов, «усталая, раздосадованная и холодная,…теряет радость жизни и…из тысячелетнего света вожделеет обратно к мраку прадушевной мистики, к материнскому лону, к могиле» 2.

Казалось бы, привлекательное понятие — цивилизация. За ним сразу же различаются научные и технические достижения человечества, определенный уровень культуры и образования, благоустроенные города, прогрессивные способы передвижения и коммуникации. Но О. Шпенглер говорит, что наравне со всеми эти достижениями цивилизации следуют и те ее порождения, которые неотвратимо ведут к уничтожению культуры, а, следовательно, и самой цивилизации. Это отрыв от природы, замыкание цивилизации на себя, возрастание роли денег, причем денег в чистом виде, отвлеченных от товаров, их обеспечивающих: «Деньги становятся теперь силой, причем чисто духовной, лишь представленной металлом силой в бодрствовании верхнего слоя экономически активного населения, и сила эта делает поглощенных деньгами людей столь же зависимыми от нее, как прежде земля — крестьян. Существует «денежное» мышление, подобно тому как существует математическое или юридическое мышление» 3. «Лишенная корней, умершая для космического и безвозвратно отданная на откуп камню и духу, развивает она (цивилизация) язык форм, передающих все особенности ее сущности: они характерны не для становления, но для ставшего, готового, которое хоть и меняется, но развития не допускает» 4. Цивилизованный человек, погруженный в клубок проблем, порожденных им самим и подобным ему окружением, начинает жить во все более и более ускоряющемся темпе. Нескончаемые проблемы, возникающие ежечасно, ежеминутно, встают непреодолимой громадой и не дают человеческому интеллекту выбраться из этих пут, чтобы остановиться, оглянуться, увидеть то, что называется Судьбой и Предназначением. Движение вширь, но все-таки по кругу. [188] О. Шпенглер пишет по этому поводу: «Здесь есть лишь каузальность и никакой судьбы, лишь протяжение и никакого живого направления» 5.

В настоящее время все больше внимания со стороны общественности уделяется такой проблеме как конфликт цивилизаций. Чтобы понять, есть ли какое-либо естественнонаучное обоснование такой постановки вопроса, обратимся к синергетике. Культура как живой организм, как открытая сложная система, в силу своих природных особенностей способна к принятию энергий извне и их перераспределению. С одной стороны, это выражается в ее взаимодействии (диалоге) с другими, подобными ей культурами (взаимодействие по горизонтали), с другой стороны, эта же система, одновременно осознающая себя и частью Вселенной, Космоса, способна открываться навстречу энергиям, поступающим с более высоких иерархических уровней (взаимодействие по вертикали). Цивилизация, в том определении, какое дает О. Шпенглер, замкнувшаяся на себя, утратившая связь с высшими духовными уровнями, превращается в закрытую систему.

«Человек мирового города, — пишет О. Шпенглер, — не способен жить на какой бы то ни было почве, кроме искусственной, ибо космический такт ушел из его существования, а напряжения бодрствования становятся между тем все более опасными…. Напряжение без одушевляющего его космического такта есть переход в ничто. Однако цивилизация — одно напряжение, и ничего больше. В лицах всех цивилизованных людей, достигших видного положения, преобладает исключительно выражение сильнейшего напряжения. Во всякой культуре такие лица — это тип ее «последнего человека»…. Интеллигенция — это замена бессознательного жизненного опыта навыком мастерского владения мышлением, нечто бесплотное, скудное. Интеллигентные лица всех рас схожи меж собой…. Интеллигентному напряжению известна лишь одна специфически присущая мировой столице форма отдыха: разрядка, «развлечение». Подлинная игра, радость жизни, удовольствие, упоение, которые возникают из космического такта, в сути своей теперь непонятны. Вновь и вновь во всех мировых столицах всех цивилизаций повторяется переход от напряженнейшей практической мыслительной работы к ее противоположности, сознательно вызываемому расслаблению, [189] духовное напряжение заменяется телесным, спортивным напряжением, телесное — чувственным «наслаждением» и духовным «возбуждением» посредством игры и пари, чистая логика повседневной работы замещается сознательно употребляемой музыкой» 6.

Цивилизация, по О. Шпенглеру, живет до тех пор, пока еще возможна ее экспансия вширь, на действие по вертикали она уже не способна. Современные цивилизации, претендующие в этой экспансии на все мировое пространство, пересекаясь друг с другом в борьбе за осуществление своих интересов? неизбежно создают точки высоких напряжений, разрядка которых все чаще и чаще происходит в форме взрыва — остановившиеся в развитии структуры не способны на взаимодействие, их удел — отталкивание и агрессия.

Если допустить, что на каком-то этапе развития человечества сформируется общечеловеческая цивилизация с едиными для всех народов этическими нормами, едиными правами, если представить, что на всей планете будет ликвидирована пропасть между богатством и бедностью (что трудно представить в условиях самоускоряющейся интенсивности воздействия человека на природу), то даже в такой утопической идиллии закрытость системы от высших энергетических уровней, в конце концов, неизбежно приведет к росту энтропии, к возникновению хаоса, разъединения, к всеобщему самоуничтожению или к возрождению борьбы за выживание по принципу «Выживает сильнейший».

Отсюда следует вывод, что конфликт цивилизаций неизбежен, и он будет продолжаться до тех пор, пока в процессе преодоления глобальных проблем и всемирных катастроф на почве этого конгломерата переплетенных цивилизаций не начнет вырастать новая, общемировая Культура. Но для этого требуется, чтобы вместо конфликтов и войн мировое напряжение духа вызвало к жизни вектор действия, направленный вверх, к коллективному взаимодействию с Высшим Началом. И тогда из всемирной цивилизации, оплодотворенной Новыми Энергиями, родится новая, общечеловеческая Культура.

Проводниками высоких энергий для всех культур являются мыслители, поэты, художники, музыканты, ученые. Они насыщают сознание людей новыми образами, новыми идеями, они проникают своим [190] взором и мыслью в инобытие, открывая человечеству его эволюционные перспективы. Творческие личности — это строители новых миров. Вот как описывал процесс своего творчества недавно ушедший из жизни С.Б. Дараган, художник по призванию и физик по образованию: «Мое спонтанное рисование — это стремление попасть в резонанс, настроиться на тот спектр излучений, энергетических протуберанцев, которые исходят от любого природного объекта. Это стремление к материализации тех связей, которые устанавливаются между художником и моделью, художником и объектом, объектом и средой…. При таком методе работы все, что происходило и происходит в жизни и в душе художника, находит свое сконцентрированное, спрессованное — и на уровне смысла, и на уровне эмоций, и на уровне метафизики — выражение через те или иные изобразительные, а, может быть, и не-изобразительные средства. А само изображение становится единым силовым полем, втягивающим в себя пространства внешние и внутренние, материальные и духовные, субъективные и объективные, системные и хаотические, реальные и ирреальные. Рождение каждого нового произведения — это как рождение новой космической системы. Это мощнейший источник переживаний, это сильнейшее эмоциональное потрясение, своеобразный энергетический коллапс. Это осуществление неистребимого, как сама жизнь, желания абсолютной реализации, абсолютного слияния, абсолютного перевоплощения. Это попытка выразить невыразимое» 7.

Человеку дана свобода выбора своего пути, но только человек, наделенный достаточной широтой сознания, способен видеть, что в точке бифуркации, которую переживает современное человечество, есть только два пути: один из них ведет к жизни, а второй — к самоуничтожению. Дорога, ведущая к жизни, неразрывно связана с Красотой и Культурой, с осознанием Высшего начала, присутствующего в сущности каждого человека. Отсюда видно, какая огромная ответственность возлагается на всех нас за состояние науки, культуры, образования — тех сфер жизни, развитие которых направлено на раскрытие творческого потенциала личности и осознание высших смыслов существования человека на планете Земля.

Примечания
  • [1] Шпенглер О. Закат Европы. Т.1. — М., 1998. С.264-265.
  • [2] Там же. С.266.
  • [3] Шпенглер О. Закат Европы. Т.2. — М., 1998. С.101.
  • [4] Там же. С.111.
  • [5] Там же.
  • [6] Там же. С.105-106.
  • [7] Дараган С.Б. Калининградская Государственная Художественная галерея. Персональная выставка. — Калининград, 1999.

Добавить комментарий