Республика ученых

[5]

В XVI–XVII веках существовало понятие “La Republique des Literatures” — «Республика ученых», которое было призвано описать ситуацию объединения интеллектуальных усилий отдельных ученых в деле познания истины. Об этих процессах интеграции гуманистов в культуре Возрождения, которые в значительной степени спровоцировали взрывное развитие науки Нового времени, достаточно много написали историки. Однако найденная гуманистами форма интеллектуального содружества имеет не только историческое значение, но и общеметодологический смысл.

Конечно, любое научное исследование базируется на индивидуальном энтузиазме ученого, но так же очевидно, что только взаимодействие отдельных мыслителей, их диалог может придать обособленному гносеологическому импульсу общезначимое содержание и форму. И речь здесь идет не только о суммировании векторов познания, но и о принципах верифицирования, которые не позволяют ученому пасть жертвой своих личных пристрастий и субъективной ограниченности интеллектуального кругозора.

В дальнейшем, во время становления национальных государств на смену «Республике ученых» пришли академии наук, но сама институция коллегиальной научной работы сохранилась и в новых условиях. Более того, именно личные отношения, возникающие на основе совместных поисков истины, лежат в основе «невидимых колледжей», которые даже в эпоху создания государственных научных академий и институтов остаются наиболее эффективными творческими объединениями.

Процессы деструктурирования Советского Союза и затем центробежные импульсы, охватившие «постсоветское пространство» серьезно затронули и интеллектуальную сферу. И если технические [6] специалисты с разной степенью успешности пытаются конвертировать свои знания на западном интеллектуальном рынке, то национальная интеллигенция осталась в гордом одиночестве со своими думами о судьбах Родины. Парадоксально, но многие историки, философы и писатели попали в созданную ими же ловушку. Их работа по оформлению национального самосознания, национальной идеи была использована в политических целях и вскоре привела к постановке извечного вопроса: с кем вы, господа интеллигенты? Мрачные тени «ждановщины» можно было бы оставить в качестве личных проблем исторических неудачников, если бы это непосредственно не касалось судеб обществ и народов. В вопросе о праве наций на самоопределении не следует смешивать культурную и государственную автономию. В этом отношении опыт Канады является весьма поучительным. Именно перед гуманитарной интеллигенцией стоит задача выработки интеллектуального и мировоззренческого инструментария, базовых парадигм для достижения единства национального и всемирно-гражданского состояния, моделирования таких ценностно-ориентационных систем, в которых бы достигался баланс между всеобщими правами человека и национальной этикой.

Последнее десятилетие недвусмысленно доказало, что научная жизнь обособившихся национально-политических образований существенно обеднилась. Практически исчезли совместные конференции, на которых традиционно устанавливались связи, налаживались контакты, сверялись векторы научных разработок. Исследовательская литература остается в местах своего появления, не получая широкого распространения в научном сообществе.

Ученые бывшего Советского Союза практические не знают о существовании друг друга, сохраняя только в рассказах старшего поколения угасающие воспоминания о «грузинской» традиции философии и психологии, «киевской» школе и т.п. И конечно, гегелевская идея о том, что явление — существенно, поскольку, сущность — является, приобретает особое значение для рассматриваемой ситуации. Как ни горько сознавать, «неявляющиеся» результаты интеллектуальной деятельности ученых “an–sich” ставят под сомнение их существование вообще.

Предлагаемый вниманию сборник, вне всякого сомнения, является событием знаковым. Неоспоримо значение экономических вопросов, стоящих перед суверенными государствами, тревожны обстоятельства национально–культурного самоопределения, важна экологическая перспектива «одной шестой части суши», но все эти проблемы в зна- [7] чительно степени связаны с философско–антропологической проблематикой: «кто мы, зачем мы существуем, каковы цели нашего бытия, векторы и механизмы нашего существования?»

С надеждой можно предположить, что это собрание текстов, за которым стоит попытка возродить сообщество ученых, является первым, но отнюдь не случайным актом, свидетельствующим о том, что не за горами — «время собирать камни». И если за первым сборником, последует второй, третий…, то можно будет признать, что серьезная работа организаторов проекта увенчалась успехом. Тема, вынесенная в заголовок обладает несомненной актуальностью. От того или иного выбора направлений развития в значительной степени зависит будущее огромной части нашей планеты.

Первый, после длительно перерыва, российско-грузинский сборник является симптомом того, что гуманитарная интеллигенция вспоминает о своей ответственности и готова прилагать совместные усилия для решения глобальных проблем современности.

Добавить комментарий