Нечеловеческое как (слишком) человеческое

[53]

Непредставимый (неосознаваемый) «характер» смерти (того, что служит невыявляемым за-знаком «смерти»: присутствует здесь и сейчас либо сознание, либо смерть; в сознании смерть всегда уже смерть другого) представляется в аффектах (искусстве — как произведении) симптом — на границе сознательного и бессознательного. Катушка из анализа З. Фрейда («По ту сторону принципа удовольствия»), как и произведение искусства, может служить «проводником» между присутствием — «жизнью» и отсутствием — [54] «смертью». Смерть устанавливается по отношению к сознательному не как утрата в прошлом, но как утрата из будущем. Утраченная, т.е. бывшая (жившая, от-жившая) Вещь (ее «заместитель» — катушка или произведение искусства) конституирует по границе сознания состояние меланхолии, «беспричинной» тоски, тоски, причина которой не осознается. Меланхолия сопровождается обессмысливанием (смысла) жизни и ощущением предельной близости смерти.

Одним из постулатов эстетики некрореализма является демонстрация немотивированных действий, которые в своей регрессии от сознательного нацелены на приближение к Утраченному, Вещи, Телу. Неудовлетворенность человеком сознательным (Homo sapiens sapiens) в некрореализме приводит к сознательным поискам, к сознательному изображению не(до)человеческого: производится замена антропоморфных форм зооморфными, осуществляется визуализация посмертных трансформаций тела. Таким образом, некрореализм обращается от человека к нечеловеку, к иному самого человека — (его) животному, (его) трупу, (его) телу.

Искусство некрореализма (само по себе это понятие указывает нам на сведение мертвого и живого) представляется искусством par excellence, поскольку оно устанавливает двойную связь с утраченным: во-первых, как искусств, всегда уже символизирующее и удваивающее реальность окружающей его средой; во-вторых, как искусство, избравшее объектом повествования мертвое тело (которые собственно и представляет тождественность единичной субъективности). Такого рода удвоение двойника (смерти/искусства) может рассматриваться как попытка преодоления меланхолии на основании утраты утраченного субъекта.

Добавить комментарий