Философия в контексте современного университета

Философия в контексте современного университета. Тезисы сообщения на круглом столе "Кризис университетского образования в России: причины и последствия", 20 ноября 2010 г.

В сообщении 1 речь пойдет о том, насколько философия может сохранить свою актуальность как университетская дисциплина. В качестве факта можно констатировать стремление нефилософских факультетов отказаться от преподавания философии. Компромиссный вариант видится иногда в замене преподавания философии преподаванием дисциплин, которые по не вполне понятным основаниям представляются общественно-научному сознанию правопреемниками ушедшей теперь в прошлое философии. (Например, визуальными, гендерными, европейскими исследованиями, культурологией, политологией и пр.)

Обычно способом сохранить философию как университетскую дисциплину считают приспособление ее в таком качестве к нуждам той или иной позитивной науки (в зависимости о того, на каком факультете предполагается философию преподавать). При этом она представляется чем-то наподобие запасного средства для некоторой позитивной науки, которое названная наука могла бы использовать тогда, когда имеющиеся на данный момент в их распоряжении средства либо еще слишком несоверешенны, либо уже непригодны для того, чтобы выполнять свою функцию. В итоге при этом в качестве идеала философии и отношения таковой с позитивными науками выставляется эклектичное и философски необоснованное понятие междисциплинарности, когда философия ставится на службу не одной только позитивной науке, а всем им сразу.

На деле именно это и приводит к недоверчивому, а чаще всего, презрительному отношению представителей позитивных наук к философии как всецело дилетантской деятельности. При этом они полагают, что философы намереваются высказать что-то о предмете их науки такого, что не было высказано в языке самой науки. Надо признать, что скептическое отношение к так понятой философии со стороны ученых-специалистов всецело оправдано.

В противоположность этому следовало бы не малодушничать, превращая философию в набор технических учений, а удерживать ее собственный смысл. Согласно этому смыслу, философию можно было бы охарактеризовать в качестве учения о существующем как существующем в целом и наиболее общих его областях, поскольку они составляют предельный горизонт применения любых познавательных способностей человека. И, стало быть, философия должна быть осмыслена именно как исследование предельных целей применения нашего конечного разума в кантовском смысле.

В данном случае основное затруднение заключается в том, чтобы компетентно прояснить для нефилософской аудитории подобное понимание философии, поскольку оно может идти вразрез с уже стихийно сформировавшимися представлениями о ней у студентов, погруженных с среду своего специально-научного языка. (А стало быть, мотивировать представление о философии как о своего рода ненаучной или даже антинаучной мистике.)

В силу этого можно заключить, что невозможно преподавать никакие содержательные философские дисциплины, если предварительно не объясниться относительно того, что такое философия, как именно она осуществляется, почему с человеком, в том числе ученым, вообще происходит нечто такое, как событие философствования. Рассмотрение этих вопросов должно быть объединено под рубрикой «философская пропедевтика», составляющей необходимое звено в университетском преподавании этой дисциплины.

Подобная пропедевтика в идеальном случае должна быть дополнена общефилософской догматикой, а также философией научной деятельности и философскими дисциплинами, связанными с той или иной областью научного знания. В случае же таких специальных философских дисциплин речь должна идти не о подмене научного рассмотрения предмета философским, что уже было подвергнуто критике выше, а о выяснении таких вопросов в отношении предмета некоторой науки, которые принципиально не могут быть артикулированы в ней самой и все же определенный ответы на которые ею заранее предполагаются. Такое исследование можно было назвать, следуя феноменологическому словоупотреблению, региональными онтологиями или продуктивными логиками наук.

Как ни странно, складывающаяся сейчас трехуровневая модель высшего образования могла бы способствовать подобной дифференциации философских курсов, так, чтобы избавить обучающегося от принудительного изучения философии.

В целом подобную дифференциацию можно было бы представить наглядно, благодаря следующей таблице:

Уровень обучения Курс по философии
Бакалавриат Философская пропедевтика
Магистратура Философская догматика
Аспирантура Философия науки и соответствующая региональная онтология
Примечания
  • [1] Данное сообщение представляет собой тезисы выступления на круглом столе Кризис университетского образования в России: причины и последствия, состоявшегося 20 ноября 2010 г. в рамках Дней Петербургской философии - 2010. Впервые текст был размещен на сайте Института философии СПбГУ. На данном сайте текст публикуется без изменений.

Добавить комментарий