Формы трансляции культуры и личностное начало в образовании

[327]

Прежде всего, необходимо отметить важность и актуальность выбранной темы и подчеркнуть ее принципиальное значение для такой дисциплины, как философия образования. Основная задача образования — введение человека в культуру. Вне пространства культуры человек невозможен: индивид, никогда не подвергавшийся воспитательному воздействию, очень мало отличается от животного. Именно с помощью средств социальной коммуникации различные системы и институты образования помогают индивиду войти в пространство культуры, превращая его в члена общества.

Необходимо также сказать несколько слов о понятии и структуре социальной коммуникации (или формах трансляции культуры). Латинский глагол communico означает «делать общим», «связывать», «соединять». Существительное communicatio переводят как сообщение, передачу информации. Это значение сближает понятие коммуникации с трансляцией: от translatio — «перенос», [328] «перемещение», «передача» 1. Структура коммуникации предполагает наличие коммуникатора и реципиента. Передача информации становится возможной только при наличии определенного кода, установленного между адресантом и «адресатом». «Адресат» получает информацию, передаваемую с определенных позиций. Канал коммуникации предполагает одностороннюю связь. Важно отметить принципиальное отличие коммуникации от общения, предполагающего диалог.

Изучение средств коммуникации — очень важный момент современной философии образования, так как они помогают понять общественные и культурные изменения. В то же время, личностное начало является очень важным в процессе коммуникации, который во многом зависит от настроя его участников.

Согласно теории Х.М. Маклюэна, средства коммуникации того или иного периода истории человечества придают новую форму и перестраивает схемы социальной взаимозависимости, а также каждый аспект жизни каждого человека. Эволюция принципов индивида происходит параллельно с культурными и общественными изменениями. Средство коммуникации определяет и воплощает доминирующий в настоящий момент принцип социальной организации, выступает как генератор принципов личностного и общественного восприятия. Рассматривая историю европейского человечества как историю смены типов социокультурной коммуникации, можно выделить четыре периода:

  • Устный.
  • Письменный.
  • Печатный.
  • Электронный 2.

Важно отметить, что одна форма социальной коммуникации полностью не сменяет другую. «Галактики» Х.М. Маклюэна не разрушаются, а проходят одна сквозь другую, изменяя свои конфигурации. Одна коммуникационная структура надстраивается над другой, делая последнюю своим фундаментом. В результате «коммуникационного взрыва» нарушается сенсорный баланс, меняется тип восприятия, но структура коммуникации остается прежней:
[329]

Адресант — Сообщение — Адресат.

Очевидно, что у каждой культуры существуют свои понятия о структуре образовательных институтов, о целях и задачах образования, об эталоне образованного человека. Особенности типа культуры определяют особенности системы образования. Примером может служить школа грамматика в древнем Риме. Современные исследователи античной культуры выявили основные «недостатки» данной структуры образования: школа грамматика «не развивала привычки к синтезу, не умела ставить общих вопросов и рассматривала художественное произведение не в его целом, а в отдельных мелких частях» 3. Точно так же древних комментаторов того или иного произведения занимала не основная идея, а непонятные выражения, устарелые слова и т. д. По свидетельству св. Августина, одним из главных достижений школьного образования того времени являлось умение «одеть свои мысли в подходящие выражения» 4.

Несмотря на то, что определенная система образования соответствует определенному типу культуры, структура образовательной коммуникации остается одинаковой во все времена:

Учитель — Учебный материал — Ученик.

И в академии Платона, и в средневековом университете, и в современной школе знания передаются по этой схеме.

В последнее время широко обсуждается вопрос о введении дистантного образования в Российской Федерации и полной замене им существующего академического образования. Эти проекты являются заведомо утопическими, поскольку в традиционной схеме «учитель–ученик» важнейшую роль играет личностное начало, тесно связанное с эффектом присутствия, причем не виртуального, а чувственно осязаемого.

Очевидно, что важнейшим условием ситуации образования является некий текст (или сообщение), передаваемый от учителя к ученику (или от коммуникатора к реципиенту). Необходимо добавить, что в ситуации образования чрезвычайно важен положительный результат восприятия данного сообщения реципиентом, т. е. понимание учителя его учениками. Т. о. насущной проблемой становится озвучивание данного текста. Очень часто эффективность преподавания той или иной дисциплины зависит от того, насколько [330] тот или иной преподаватель владеет искусством красноречия. В эпоху античности ораторскому таланту учителя и его манере держать себя с учениками придавали решающее значение. В настоящее время ораторские способности преподавателя считаются желательной, но отнюдь не обязательной компонентой образования. Однако, несмотря на то, что искусство красноречия утратило в образовании свой официальный статус, несомненен тот факт, что преподаватель обладающий умением последовательно, ясно и увлеченно излагать материал, усиливает эффективность усвоения своего курса.

В то же время, многое зависит не только от умения или неумения излагать материал, но и от личности самого преподавателя. Известно, что очарованный, восхищенный, иногда влюбленный в преподавателя ученик показывает высокие результаты. Только при условии личного контакта учителя с учениками становится возможным функционирование одного из двух механизмов, стимулирующих работу учащихся. Назовем данные механизмы «механизм страха» и «механизм уважения»: в первом случае учащийся вынужден работать, движимый страхом возможного наказания, во втором — он работает добровольно, исходя из уважения к учителю и желания ему понравиться. «Механизм страха» срабатывает быстрее, но «механизм уважения» более надежен и эффективен. Дистантное образование значительно снижает уровень эмоций, столь необходимых для эффективного усвоения материала.

Чувства уважения, любви, восхищения вызывает не манера преподавания, а сама личность учителя, т. е. те выдающиеся ее качества, совокупность которых обычно называют харизмой, а Л.Н. Гумилев обозначил словом «пассионарность». Классическим примером здесь служит знаменитая речь Ф.М. Достоевского, произнесенная на торжествах, посвященных открытию памятника А.С. Пушкина в Москве: речь, которая произвела на слушателей неизгладимое впечатление, не производит подобного впечатления на читателя. Л.Н. Гумилев выдвигает предположение, что именно личность Достоевского впечатлила аудиторию, а не юбилейная речь. То же самое происходит в ситуации обучения: несомненно, Платон был прежде всего покорен личностью и образом жизни Сократа, и лишь затем самой его философией.

Игровой элемент образования также усиливается в условиях личного контакта учителя с учениками. Возрастает роль вдохновения, импровизации и других факторов, усиливающих эффект [331] восприятия информации. Очень важным для лектора является мгновенный отклик аудитории, причем возникающий не на вербальном, а на энергетическом уровне.

Дистантное образование, безусловно, может быть очень эффективным в том случае, когда человек достиг такого уровня самосознания, что может самостоятельно формулировать цели своего обучения. Примером подобного «дистантного» образования являются знаменитые «Письма к Луциллию» Сенеки, адресат которых готов добровольно следовать за мыслью своего адресанта. В данной системе очевидно задействован «механизм уважения», который и обеспечивает поучениям Сенеки эффективность. Но люди не рождаются с сознанием собственных целей, поэтому для дальнейшего эффективного обучения человека необходимо увлечь, а сделать это чаще всего можно лишь в условиях личного контакта с учениками. Т. о. дистантное образование может успешно функционировать лишь как дополнение к академическому.

Современное общество находится в непростой ситуации: возникает момент очередной переоценки культурных ценностей. Самое трудное заключается в том, чтобы преодолеть панический страх перед техникой и электроникой, парализующий интеллектуальную элиту общества. Необходимо понять и смириться с тем, что на место «человека читающего» приходит совершенно новый тип человека информационного мира. Этот переход создает совершенно новые возможности для функционирования текстовой культуры и требует введения новых понятий и метафор для его описания. Очень важно выработать новый подход, позволяющий использовать новейшие достижения науки и техники для обогащения культурной жизни современного человека и сократить разрыв между техническими возможностями информационного общества и культурными потребностями индивида. Важнейшая роль в разработке этого метода отводится философии образования.

Важно отметить, что вышеназванные проблемы не означают безусловного краха образования. Очевидно, на смену новоевропейской системе образования придет другая система, и в этом нет ничего ужасного. С изменениями формы коммуникации меняются типы культуры и парадигмы образования, но общий смысл обучения останется прежним, пока его фундаментом является личностное начало, и существуют ключевые фигуры: учитель и ученик.

Примечания
  • [1] Советский энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия», 1981.
  • [2] Маклюэн Х.М. Средство само есть содержание /
    http://uchcom. botik.ru/educ/PYSTYH/lib/welcome.ru.html
  • [3] Сергеенко М.Е. Жизнь древнего Рима. СПб. 2000. С. 168.
  • [4] Там же. С. 167.

Добавить комментарий