Специфика региональной образованности

[408]

Понятием «образование» принято обозначать качественные изменения, происходящие в человеке под воздействием, направленным на приобретение тех свойств и признаков, которые посредством приобретенных знаний и опыта делают человека полноценным членом цивилизованного общества. В современном значении «образование» — это изменение человека под воздействием, направленным к расширению объема знаний, их систематизации и подготовке к использованию 1. Образованность в этом случае воспринимается как продукт воздействия современных образовательных систем, прежде всего — освоения школьных и вузовских программ. Не вступая в спор относительно того, как следует оценивать состояние современных образовательных систем в нашей стране и за рубежом, отметим лишь, что критерием в оценке той или иной образовательной системы может быть только качество образованности. В то же время качество образованности выявляется в условиях реализации образовательного потенциала в жизни и деятельности человека, в проявлении его подготовленности к той жизни и такой деятельности, когда необходимым условием становится определенный уровень знаний и навыков, формируемых исключительно системой образования. Именно в области деятельности (жизнедеятельности) становится ясно, каким именно термином мы обозначим состояние его ума и особенности его поведения [409] и действий — «необразованный», «малообразованный» или «образованный», «хорошо образованный», «высокообразованный».

Таким образом, становится ясно, что основы оценки системы образования следует искать в характере и качестве образованности, а качество образованности может быть определено в том случае, когда образование человека в той или иной форме проявит себя в деятельности, поведении, поступке, в любой форме жизнедеятельности, предполагающей тот ли иной уровень образованности.

Вряд ли можно сегодня оспаривать тот факт, что хорошее образование нельзя приобрести где угодно, поскольку возможность получить хорошее образование напрямую связана с наличием хорошо образованных людей, способных передать эту свою образованность кому-либо другому. Но хорошо образованные люди встречаются в наше время всё реже и реже, а прекрасно образованные — и вообще почти исчезли. Поэтому получить прекрасное образование стало практически совсем невозможно, а хорошее образование — трудно. Наибольшая концентрация хорошо образованных людей в России характерна для самых крупных городов. Здесь сохраняются вузы с традиционно сложившимися высокими требованиями как к преподавателю, так и студенту, здесь есть научно-исследовательские институты, конструкторские бюро и крупные производственные объединения, которые не могут существовать, не имея хотя бы в небольшом количестве хорошо образованных людей, задающих критерий оценки работы предприятия, подтягивающих, удерживающих на должном уровне людей образованных и не допускающих к рабочим местам необразованных или малообразованных (плохо образованных) «специалистов». Поэтому если возникает острая потребность именно в хорошо образованных людях (специалистах), то совершенно естественным будет организация их подготовки в крупных научно-промышленных и культурных центрах России.

Но в этом случае возникает другая проблема: а знают ли хорошо образованные специалисты крупных городских центров, какие задачи — помимо общероссийских — придется решать подготовленным образованным (или, еще лучше, хорошо образованным) специалистам на весьма отдаленных от образовательных центров территориях страны? Конечно, могут знать, в ряде случаев и на самом деле знают, но знать не обязаны, а преподавать, соответственно образовывать специалиста — тем более: ведь не могут же они заниматься индивидуальной подготовкой отдельно взятых студентов, тем более что раз на раз не приходится. Может ли одолеть эту задачу даже хорошо образованный преподаватель, если один его студент приедет с Чукотки, другой — с Алтая, третий — с Северного Кавказа; возможно ли с каждым изучать его местные особенности? А результатом общей подготовки без учета региональных [410] аспектов является не только заметный изъян в образовании, но и активное желание студента работать на тех территориях, проблемы которых ему как образованному человеку преподаны в крупном образовательном центре и понятны, т. е. часто вдалеке от тех мест, откуда он родом. Так возникают «невозвращенцы», иногда покидающие не только свой родной край, но и Россию, оголяя огромные территории страны, оставляя их с дефицитом не только хорошо образованных, но и просто образованных специалистов.

Казалось бы, выход один: надо переносить образовательные учреждения на территории, нуждающиеся в специалистах. Но как понимать, что хорошо образованные специалисты останутся в научно-промышленных и культурных центрах, а образовательные учреждения… переедут в отдаленные места? Какой смысл переводить на новые места образовательные учреждения без хорошо образованных специалистов? Не является ли это профанацией и обманом общественного мнения? Кем наполнят в этом случае свободные вакансии преподавателей, особенно в наш рыночно-прагматический период? Только теми, кто не занят в данной деятельности из-за недостаточной квалификации, малообразованности или даже необразованности вовсе. Тогда какой смысл в этом перемещении? А регионы действительно нуждаются в специалистах и в хорошо образованных людях. Где выход? Он не так уж и сложен. Если не на словах, а на деле мы хотим поднять нашу страну, активизировать все её ресурсы, все силы, то, конечно, речь должна идти не о двух-трех её столичных городах, и даже не о двух-трех десятках крупных научно-индустриальных и образовательных центрах, а обо всей России, от Балтики до Тихого океана, от побережья Северного Ледовитого океана до южных границ с Украиной, Грузией, Казахстаном, Монголией, Китаем и Северной Кореей.

Здесь нет другого решения, кроме как совместить регион с научно-промышленным и культурным центром 2. Такой подход не следует понимать прямолинейно, как, например, рекомендацию ликвидировать регион и все население переселить на территорию научно-образовательного центра или, наоборот, как в годы сталинских репрессий, взять и весь научно-промышленный и культурный центр эшелонами перевезти в регион и там заново обустроить. Может быть, кому-либо [411] и в наше время захотелось бы таким способом решать современные проблемы, но не будет говорить о такой утопии всерьез; времена такого рода решений прошли и прошли безвозвратно. А проблемы остались, они остро актуальны и требуют незамедлительного решения: шутка ли — две трети страны «записаны» сегодня в «периферию» и не обеспечены в достатке хорошо образованными специалистами, способными грамотно, быстро, эффективно решать весь комплекс существующих проблем 3. Какая находка для мафиозных структур! Кто может в этом случае сегодня им помешать хозяйничать на этих территориях, продолжая и дальше разорять нашу страну?!

Решение может быть очень простым, но требующим несомненных усилий и, главное, серьезного, зрелого понимания важности регионально ориентированной образовательной политики в современной России. Сегодня всё более очевидно, что образование в образовательном и научно-промышленном центре должно включать в себя не только вузы общей направленности, но и вузы региональной ориентации. В систему региональной ориентации должны входить дополнительные возможности регионально ориентированных вузов:

  1. набор студентов в подавляющем преимуществе из тех регионов, которые особо остро нуждаются в хорошо образованных и высококультурных специалистах;
  2. создание максимально благоприятных условий для учебы как в материально-техническом, так и в социально-бытовом отношении, чтобы годы учебы запомнились как образец организации жизни и учебного процесса;
  3. комплектование преподавательского состава примущественно из людей высокой культуры, высоко- и хорошо образованных специалистов;
  4. создание силами преподавателей вуза специальных методик проведения занятий с различными категориями студентов, учитывая специфику их региональной и этно-национальной культуры, особенности усвоенных традиций и сложившихся представлений о жизни, сознании и мышлении 4;
  5. предоставление вузу дополнительных возможностей самостоятельного и гибкого определения учебно-образовательных программ с ориентацией не только на общеобразовательные установки, но прежде всего на решение главных поставленных задач: формирование классного, [412]
    высококультурного 5 и высокообразованного специалиста, ориентированного в своей подготовке не только на общие, но и на специфические проблемы своего региона, хорошо подготовленного к эффективной и творческой работе в местах основного проживания;
  6. организация основательной культурологической подготовки с ориентацией на регион, что даст понимание важности профессиональной работы именно там, где требуются в наибольшей мере полученные знания и навыки;
  7. организация практики на территории своего региона с тем, чтобы специализация формировалась без отрыва от освоения специфики региональных проблем;
  8. курсовые и дипломные проекты должны быть ориентированы на решение региональных проблем в русле получаемой специальности;
  9. с каждым выпускником вуз должен расширять и углублять связи с регионом, чтобы повышать эффективность своей работы и наблюдать те коренные изменения, которые происходят в регионах России благодаря деятельности специалистов новой формации;
  10. преподаватели, аспиранты должны также постоянно держать связь с регионами, чтобы изучать региональные проблемы на местах и способствовать их решению в собственных научных проектах при участии в них как аспирантов, так и студентов-старшекурсников;
  11. такой вуз должен постоянно поддерживать связи с зарубежными специалистами по региональным формам образования с тем, чтобы обладать возможностью всегда находиться на уровне мировых достижений в образовательной практике региональной ориентации, получающей всё большее понимание и признание в Европе и в мире.

Именно в приближении к такому решению давно назревших проблем видят свою цель и создатели первого в России и в мире, но в настоящее время уже не единственного (в ряде стран появились последователи данной инициативы), вуза региональной ориентации. Таким вузом, созданном в культурной столице России и северной столице Европы и явилась заботливо опекаемая Российским и Французским правительством, Центром ЮНЕСКО в Париже и общественной Академией истории культуры в Санкт-Петербурге Государственная Полярная академия.

Примечания
  • [1] Невозможно согласиться с определением понятия «образование», предложенном в недавно изданном «Философском энциклопедическом словаре», где говорится, что образование — это «духовный облик человека… процесс формирования облика человека. При этом главным является не объем знаний, а соединение последних с личными качествами, умение самостоятельно распорядиться своими знаниями» (Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост. Е.Ф. Губский и др. М., 2003, С. 311). Не следует противопоставлять объем знания и умение распорядиться этими знаниями, поскольку незначительность знаний, при всем умении этими знаниями распорядиться, не сможет стать признаком образованности; также как и духовный облик человека, всегда полноценный со всех точек зрения у поморов или других жителей Крайнего Севера, Дальнего Востока, у эскимосов Гренландии, прекрасно проявляющий себя в суровых условиях ледяного острова, не может служить гарантом их образования и образованности; авторы словаря смешивают здесь понятия образования, образованности и культуры.
  • [2] Можно считать поиском таких решений опыт шведских образовательных структур, прежде всего — университетов и школ; см.: Альмен Э. От государственного управления образованием к децентрализации оценки и отчетности // Диалоги об образовании: Российский и шведский опыт. СПб, 1999.; Йохансон С. Обоснования критериев выбора и решения, принятые на факультете искусств и наук // Там же; Альмен Э., Валицкая А. Комментарии // Там же.
  • [3] См, напр.: Бабаков В.Г. Кризисные этносы. М., 1993; Ким А.С., Кныш А.В., Лях П.Л. и др. Малочисленные этносы Приамурья. Хабаровск, 1993 и др.
  • [4] См., напр.: Абрамов А.В. Дезадаптивное поведение как культурологический аспект (На примере народов Севера) // Духовная культура в жизни этноса. Якутск, 1991; Семенков В.Е. Самоопределение человека в этно-культурном типе. Автореф. дисс… канд. филос. наук. СПб, 1992; Молдобаев К.К. Этносоциальная память. Автореф. дисс… канд. филос. наук. СПб, 1995 и др.
  • [5] См.: Тхакахов В.Х. Социальные аспекты развития национальной культуры. Автореф. дисс… канд. филос. наук. Л., 1987; Сикевич З.В. Расколотое сознание: этносоциологические очерки. СПб, 1996; Цибикжапов В.Б. Формирование и развитие политической культуры этносов Сибири. Автореф. дисс… докт. филос. наук. М., 1996; Тимофеева Р.Е. Национальная культура в последипломном образовании педагогов (на примере Республики Саха). Автореф. дисс… докт. пед. наук. СПб, 1998 и др.

Добавить комментарий