XXI век: альтернативные варианты развития человечества на основе новейших методологий

[142]

По мнению ряда исследователей, XXI век должен принципиально отличаться как от всех предшествующих столетий, так и от наиболее близкого ему хронологически ХХ века. Главной причиной этого является то, что в течение ХХ века человечество создало мощную техносферу, ряд элементов которой во второй половине ХХ века все более стал выходить из под контроля человечества. Техносфера, с одной стороны, является частью ноосферы, сложнейшей ее частью, но только частью, и включает в себя как вещественные, так и ментальные элементы бытия человека. Но, с другой стороны, техносфера, особенно в современном ее варианте, все более становится мощной самоорганизующейся областью ноосферы, имеющей свои собственные законы функционирования и развития, и активно влияющей на всю ноосферу в целом.

Большинство людей, обладающих властью принимать решения, понимают это, так как экологи постоянно бьют тревогу по поводу самых различных экологических опасностей. Сейчас уже ясно, что поиски решения экологической проблематики и вообще дальнейшего развития человечества должны вестись в каком-то принципиально новом варианте.
[143]

Все большее количество мыслителей начинает понимать, что надо менять не столько условия жизни и деятельности человека и человечества, сколько что-то, какие-то структуры в самом человеке. В силу чего теоретическая мысль уже в середине ХХ века стала приходить к выводу о необходимости революции нового типа (антропологической революции, экзистенциальной, мировоззренческой и т. д.), то есть революции, меняющей не внешние условия жизни и деятельности человека, а его самого, структуру его сущностных качеств и отношений.

Мы выдвигаем ряд идей, с позиций которых может быть рассмотрено понятие «антропологической революции». Идея №1: понятие «модуса человеческого существования». Теоретическая мысль все более приходит к идее о том, что в человеке, в его взаимоотношениях с миром, другими людьми и самим собой имеются какие-то стороны, аспекты, грани, с изменения которых может начаться трансформация человека. Ряд исследователей (В.В. Налимов, В.А. Зубаков, А.Н. Павленко и многие другие) приходят к выводу о том, что социально-экономические проблемы, стоявшие в центре внимания в начале и середине ХХ века, в конце ХХ — начале XXI вв. начинают уступать место экзистенциальным проблемам, среди которых одной из важнейших является проблема поиска иных модусов человеческого существования.

Что означает понятие «модус» в данном контексте? В классической трактовке понятие модус означает свойство предмета, присущее ему не постоянно, а только в некоторых его состояниях или в некоторых случаях. Рассматривая вышеприведенные высказывания, иллюстрирующие содержание идеи №1, в свою очередь, можно на наш взгляд предложить ряд идей, мыслей, соображений, которые выявляют содержание понятия модус человеческого существования.

Во-первых, на понятие «модус существования» теоретическая мысль выходит тогда, когда исчерпываются какие-то возможности имеющегося на данный момент способа человеческого существования. К понятию «модус» близко понятие «вариант», но понятие «вариант человеческого существования» предполагает некую рядоположенность, в свою очередь понятие «модус существования» предполагает некий фундаментальный тип человеческого бытия, на базе которого могут существовать и развиваться различные производные варианты человеческого бытия. В первом приближении понятие модус можно определить [144] как некий фундаментальный тип человеческого существования, на основе которого строятся производные от него способы развития и функционирования человека.

Во-вторых, могут существовать различные модусы человеческого существования. Мы привыкли к «своему» модусу. Но это не значит, что не имеется других модусов существования, в основе которых лежат варианты функционирования и развития человека, основанные на иных человеческих возможностях и иных типах взаимосвязи человека с миром, другим человеком и самим собой.

В-третьих, модусы существования могут быть радикально иными по отношению друг к другу. Содержание одного модуса существования может выступать как утопия с точки зрения содержания другого модуса. И в этом смысле можно говорить об известной несоизмеримости модусов.

В-четвертых, отдельный человек в ряде случаев может сравнительно легко переходить от одного типа модуса к другому, но человечество как большая совокупность людей, не может сделать этого легко и стремительно.

В-пятых, в настоящий момент имеется настоятельная потребность в переходе всего человечества или большей его части к качественно иному модусу существования.

В-шестых, человек может вступать в отношения различного типа, всю совокупность которых можно свести к отношениям трех типов: отношение человека к другому человеку или коллективу, отношение человека к природе и отношение человека к самому себе. На наш взгляд, именно тип таких взаимосвязей, рассматриваемый на наиболее фундаментальном уровне, и лежит в основе типа модуса. Это уже не просто взаимосвязь человека с миром и т. д., а глубинный тип взаимосвязи человека и бытия, имеющий экзистенциальный характер. Таких типов экзистенциальной взаимосвязи и взаимодействия может быть два: на основе единства и на основе относительной или полной самостоятельности.

Мы считаем, что можно выделить несколько различных типов модусов человеческого существования.

Модус №1: взаимодействие между человеком и человеком, и человеком и природой построено на единстве, однако, это единство является [145] синкретическим неразвитым типом единства. Этот тип модуса свойствен первобытнообщинному обществу, формирующемуся человеку, где взаимоотношения между людьми и природой имеют слитный характер, так как человек слабо выделяет себя из природы.

Модус №2: взаимоотношения между человеком и природой строятся на основе относительного единства, а взаимоотношения между человеком и человеком — на основе относительной самостоятельности. Такие отношения также свойственны примитивным типам общества.

Модус №3: взаимоотношения между человеком и природой строятся на отрыве друг от друга, а взаимоотношения между человеком и человеком — на основе единства. Такой тип модуса человеческого существования возможен во времена стихийных бедствий, когда люди объединяются для спасения, понимая, что могут выжить только в коллективе.

Модус №4: построен на разрыве между человеком и природой, с одной стороны, и человеком и человеком, с другой стороны. Это наш современный модус существования. Человек оторван от природы, его отношения с природой поддерживаются с помощью техники, принявшей в современное время форму техносферы. Техносфера, с одной стороны, помогает человеку выжить во взаимоотношениях его с природой, а с другой стороны, все больше и больше отдаляет, отчуждает человека от природы. Отношения между человеком и человеком также имеют отчужденный характер, так как во многом опосредуются специальной организацией — государством. Это самый «тяжелый» для человечества тип модуса и вполне естественно, что человечество всегда мечтало об ином модусе существования — более гармоничных отношениях между человеком и природой и гуманных взаимоотношениях между человеком и человеком. Таким модусом человеческого существования является модус №5, при котором взаимоотношения между человеком и природой и человеком и человеком строятся, с одной стороны, при учете специфики каждой из сторон, а с другой стороны, на основе осознанного единства и гармонии.

Какие же потребности толкают человека на поиски иного модуса существования? Прежде всего, поиск иного типа нравственного отношения человека к человеку, человека к обществу и человека к природе, нежели те, которые существуют в настоящий момент. [146] Уже ХХ век показал, что несоответствие уровня технического развития нравственному уровню человечества рано или поздно может привести его к катастрофе. Новый модус существования человечества должен на наш взгляд включать в себя, прежде всего, новый, более высокий тип нравственности в качестве одного из своих основных элементов.

Далее, мы выдвигаем идею №2. Понятие «экзистенциального статуса человечества». Данное понятие формируется на стыке двух проблем: возникновение человека в мире и принадлежность человека к миру. На наш взгляд, это можно развернуть следующим образом.

С точки зрения первой проблемы, человек возник или случайно, или необходимо. С точки зрения второй проблемы, человек является частью или только Земного, или частью Земного и Космического. Комбинация этих положений дает нам четыре варианта бытийного статуса человечества. С точки зрения бытийного статуса №1 человек возник случайно, он является частью только Земного. Отсюда и задачи, стоящие перед человеком, сугубо локальные — просто жить и существовать до тех пор, пока имеются полезные ископаемые, а далее — уйти в небытие. С этой точки зрения, человек не нужен Космосу, и Космос не нужен человеку.

Бытийный статус №2 утверждает, что человек возник необходимо, но он — часть только Земного. То есть его потенции ограничены его чисто земной природой. Бытийный статус №3 утверждает, что человек возник случайно, но он является частью не только Земного, но и Космического. Но случайный человек находится и в чисто случайном отношении к миру. Мироздание в своем развитии не может «делать ставку» на случайное, в силу того, что оно случайно, а значит, ненадежно и не может служить магистральной линией развития мира. В таком случае человечество также обречено на биолого-подобное существование.

Бытийный статус №4 утверждает, что человек возник не случайно, а необходимо и он является частью не только Земного, но и Космического. И то, что человечество сейчас разобщено, неразвито и т. д., говорит только о начальной стадии развития человечества. В дальнейшем человечество должно «собраться» в некую единую систему и уже с этих позиций осваивать и Земное, и Космическое.

В зависимости от типа статуса, которого мы придерживаемся явно или неявно, мы и строим стратегии нашего развития.
[147]

Третья предлагаемая нами идея связана с необходимостью перехода человечества на новый тип мировоззрения, основанного на бытийном статусе №4, с точки зрения которого человек возник необходимо и является частью не только Земного, но и Космического, в силу чего человек «нужен» миру, является важнейшей его частью, а поэтому он должен обладать мощнейшими потенциями, связанными с воздействием на мир и изменением его на основе принципов оптимальности и гармонии. Среди широкого спектра этих потенций можно выделить и возможности человека, основанные на воздействии на мир через систему прямых и обратных связей. Рассмотрим это подробнее.

Земное как целое включает в себя ряд относительно самостоятельных уровней, сфер: литосферу, биосферу, ноосферу и т. д. Все эти сферы, с одной стороны, относительно самостоятельны, но с другой стороны, образуют некое системное целое. Имеются различные точки зрения на природу этого системного целого, в частности, существует ряд учений, называемых антропокосмическими, которые считают, что Земное как целое, помимо названных уровней, имеет еще один, организационный уровень.

Данный уровень является материальным уровнем, в функции которого входят фундаментальная организация и координация различных уровней и сфер Земного. В последнюю четверть ХХ века ряд исследователей одновременно выдвинули сходные идеи относительно возможности существования данного уровня и специфики его функционирования. Впервые эту идею высказал Д. Уиллер, полагая, что «под физикой» должен существовать какой-то более фундаментальный уровень. К числу исследователей, разделяющих эту точку зрения, можно отнести физиков К. Прибрама и Д. Бома, биолога Л. Шелдрейка, синергетиков И. Пригожина, Д.С. Белла, А. Вульфа и др. На основании изложенного можно сделать предположение о том, что между Земным, рассматриваемым как целое и человеческим, как его частью, существуют особые типы взаимосвязи — организационные, в чем-то напоминающие широко известные связи по типу прямая-обратная связь.

Применительно к человеку, рассматриваемому с точки зрения бытийного статуса №4, идея организационного уровня может быть сформулирована, по нашему мнению, так: с одной стороны, Земное как целое может влиять на человека как на часть, но с другой стороны, [148] человек как часть Земного может влиять через систему организационных взаимосвязей как на отдельные части Земного (биосферу, экономическую сферу и т. д.), так и на все Земное как целое. И влиять не только через различные материальные средства производства, преобразования, управления, а также через задействование механизма организационных взаимосвязей, используя механизм возможностей, которые даются ему его бытийным статусом. На первый взгляд эта идея кажется в лучшем случае фантастической. Но в человеческой жизни существуют феномены, называемые синхроничностью, сущность которых в том, что ряд событий образуют некоторую целостность, ключевыми звеньями которой являются определенные события, факты или даже символы. Синхроничность является настолько любопытным феноменом, что изучением ее природы занимались не только психологи и психиатры, в частности, К. Юнг и др., но и некоторые великие физики (В. Паули, Н. Бор и др.).

Синхронизм с точки зрения синергетически-организационного подхода можно рассматривать как «резонанс», возникший на стыке двух элементов Земного: физически-природного и информационно-духовного миров, как проявление функционирования фундаментального организационного уровня мироздания. Синхронизм как явление указывает на наличие единых закономерностей, лежащих в основе всех частных уровней мироздания: от физического до духовного. С точки зрения механистического видения мира, мы говорим о качественной специфике физической и социальной форм движения материи и это правильно, однако с точки зрения организационного уровня можно говорить о наличии каких-то предельно общих закономерностей, имеющих организационный характер.

Синхронистические взаимосвязи существовали всегда. Многие выдающиеся достижения человеческой мысли и практики: открытия, победы, освоение новых областей мира и т. д., были явно или неявно основаны на использовании различного типа синхронистических закономерностей. Может быть, по этой причине многие из них имеют оттенок какого-то мистического везения для одних и такого же невезения для других. Естественно, что человечество пока не умеет в полной мере использовать данный тип взаимосвязи. Если это и делается, то делается спонтанно, неосознанно, случайно.
[149]

Таким образом, сложившаяся ситуация XXI века ставит человечество перед проблемой поиска принципиально новых типов взаимосвязи между человеком и человеком и человеком и природой, то есть формированием нового типа модуса существования. С этой точки зрения, как нам представляется, уже сейчас явно просматривается один из возможных вариантов сценария развития человечества в ХХI веке. Промышленно развитые страны (США, Европа, Япония и др.) скорее всего, пойдут по пути развития новейших технологий, таких, например, как тотальная компьютеризация жизни общества, нанотехнологии и т. д. Технологии данного типа выступают как наиболее яркое проявление возможностей современного модуса существования, но они основаны, в конечном итоге, на экзистенциальном отрыве человека от человека и человека от природы.

В современных условиях, чем выше уровень развития техники, тем больше степень разрыва между человеком, с одной стороны, и природой, с другой стороны. Страны, идущие по пути развития новейших технологий, рано или поздно, но скорее всего, рано, должны будут достигнуть в своем развитии некоей критической точки отчуждения человека от человека и человека от природы, после которой может начаться мощный процесс деградации. Как и в каких формах это будет проявляться, нам трудно сейчас судить. Но в любом случае, стремление развивать технику при стремительно падающем уровне нравственности, не может хорошо кончиться для стран, идущих по пути развития новейших технологий. И весь демократический «шум», борьба за права человека и т. п. ситуацию не спасут.

Однако, по нашему мнению, имеется и иной вариант развития на базе не новейших технологий, а новейших методологий, и в первую очередь, мировоззренческих, развитие которых должно привести к новому типу видения взаимосвязи человека и человека и человека и природы. Эти новейшие методологии должны положить начало формированию нового модуса человеческого существования, который мы обозначили как модус №5. Новые методологии должны будут задействовать, прежде всего, различные варианты обратной, в том числе и синхронистической, связи в системе человек–ноосфера. По этому типу могут быть построены системы регуляции и управления в таких сферах, как биосфера, экономическая сфера и т. д. Таким образом, [150] речь идет о принципиально новом типе регулирования как отношений внутри человеческого общества, так и отношений между человеком и природой. Если данные процессы получат место в развитии человечества, то оно, как можно предположить по нашему мнению, с течением времени может разделиться на две большие группы: на «старое», традиционное человечество, которое будет доживать свой век в рамках старого, отжившего модуса, существование которого связано с новейшими технологиями и которое приведет эту ветвь человечества, в конечном счете, к деградации; и «новое» человечество, развитие которого будет осуществляться в процессе формирования нового модуса существования на основе принципиально новых типов преобразования природы и общества. Как будут складываться взаимоотношения между «старым» и «новым» типами человечества, сейчас сказать трудно, поскольку граница между «старым» и «новым» человечеством будет проходить не по линии государственных границ, а через сердце и разум каждого человека.

Новейшие методологии не отвергают напрочь новейших технологий. Диалектика соотношения их в том, что новейшие методологии принципиально не стыкуются с новейшими технологиями, если это происходит в рамках современного типа модуса. В свою очередь, в условиях нового модуса новейшие методологии и новейшие технологии вполне могут и даже должны дополнять друг друга.

Идеи, высказанные нами в данной статье, безусловно, дискуссионны и парадоксальны: новейшие технологии ведут человечество в тупик, а новейшие методологии, связанные со сферой, прежде всего, философии, открывают перед человеком новые горизонты развития. Да, это так. Философию часто считали чем-то вторичным, умствованием, оторванным от реального мира. Но нередко именно философия предлагала принципиально новые варианты решения проблем, хотя многие решения такого типа были более чем преждевременны. Вспомним, что в античности существовала модель мира, включающая в себя два элемента: атомы и пустоту. Сама идея использовать атомы для получения энергии, например, для освещения улиц или ведения военных действий, вызвала бы заслуженный смех среди античных мыслителей. И только в ХХ веке эвристические потенции этой идеи смогли быть реализованы.

Добавить комментарий